А ведь судьи тоже плачут...

фото с сайта юкщит.рф
фото с сайта юкщит.рф

Я никогда не видела вторую семью отца. Он покинул маму, влюбившись в другую женщину, и изредка приезжал в наш город, чтобы навестить меня, этот вопрос всегда оставался для меня табу. Тогда я была еще довольно малой, не было и пяти лет, но какой-то внутренний голос подсказывал мне, что не стоит спрашивать о вещах, которые я не смогу понять и, тем более, простить.

Я чувствовала, знала, как трудно матери смириться с его изменой. Хотя она никогда не говорила об отце плохо, я видела, как часто после его приезда она закрывается в своей комнате, давая волю слезам. Мама пыталась оберегать меня от разочарования и обиды на отца, но именно в такие моменты я чувствовала ее союзницей и все больше отдалялась от него.

Поэтому лишь однажды отец попытался познакомить меня с моей сестрой. Ей было тогда около четырех лет. Я улыбалась и всячески пыталась казаться любезной, и когда папа оставил нас на несколько минут, чтобы приобрести сладкую вату, я со всей силы толкнула Олесю и побежала прочь, не оглядываясь, слыша за своей спиной ее отчаянный плач. С тех пор я ненавидела сладкую вату (она всегда казалась мне горькой) и ничего не хотела слышать о своей сестре. Мне действительно не было никакого дела до нее, особенно учитывая то, что отец появлялся все реже, а потом вообще не напоминал о себе.

Я увидела Олесю через много лет - на похоронах нашего отца и ее матери. Несчастный случай в один день забрал у сестры семью, она стояла поодаль отчужденная и молчаливая, за все время не проронила ни одной слезы. Я тоже не плакала: с тех пор не виделась с отцом, он стал для меня совсем чужим. А возможно, я просто не смогла ему простить, в отличие от матери. Помню, уже, когда я садилась в автобус вместе с родственниками, Олеся догнала меня и попросила:

- Мы можем поговорить?

Я окинула ее презрительным взглядом:

- Нам не о чем говорить ... Прощай ...

Автобус тронулся с места, и я невольно бросила взгляд в окно: сестра стояла в сером пальто, совсем одна, и снег прятал от меня ее фигуру. Мне было холодно и пусто, на мгновение захотелось остановить автобус и подбежать к Олесе, но я поборола свои чувства. «Она мне никто, никто», - пыталась убедить себя, отводя взгляд в безлюдные зимние пейзажи, проходящие за окном ...

Прошел год. Я была студенткой одного из самых престижных университетов страны, училась на юридическом факультете и жила в другом городе. Однажды, возвращаясь с занятий, услышала какой-то шум и крик.

- Воришка! Ловите воришку! - кричали вдогонку девушке, которая держала в руках небольшой пакет и вскоре исчезла за углом. Одного взгляда было достаточно, чтобы узнать в ней Олесю.

- Бывает же такое ... Еще ребенок, а уже стала на такую скользкую тропинку ... - бросила вскользь моя однокурсница, с которой мы возвращались домой.

А я почувствовала, как в моей груди стал колючий клубок. После того события ночью я долго не могла заснуть - думала о том, что побудило сестру к такому поступку. «Видимо, дела совсем плохи ...» - пришла к выводу узнать, кто занимается Олесей и почему она решилась на преступление.

- Олеся сейчас находится в интернате, - сообщила соседка, когда я позвонила в дверь ее дома. - Поскольку близких родственников у девочки не было, до своего совершеннолетия она будет оставаться там ...

Интернат был в городе, где я училась, поэтому несколько дней я наведалась туда, чтобы увидеть сестру. Уже тогда все мои сожаления, вся обида куда-то исчезли, я хотела помочь Олеси, которая оказалась в трудной ситуации. Но меня ждало очередное разочарование: девушка исчезла, как часто бывает с проблемными подростками, которые не хотят мириться с законами и правилами интерната. В конце концов, я знала обо всех темных сторонах этого заведения: постоянный голод, издевательства, борьба, ведь выживает лишь тот, кто сильнее, - и никаких сантиментов. Казалось, в тот момент я осознала, как сильно провинилась перед сестрой ... «Если я не найду Олесю, никогда не смогу себе этого простить ...»

Однако судьба позволила мне увидеть сестру, только когда прошло много времени после этого случая и моих тщетных поисков Олеси. Я работала тогда судьей одного из областных судов города и должна была выносить приговор по делу ограбления. Речь шла об аферистке и грабительнице, на которую правосудия охотились уже не один год. И которой удивительным образом удавалось избегать наказания: среди воров эта довольно молодая особа занимала ранг марвихеры - воровки экстракласса, которая с виртуозностью фокусника лишала состоятельных людей их портмоне. Увидев фамилию обвиняемой, а затем, столкнувшись с ней взглядом, хотя прошло столько лет, я окончательно убедилась, что буду выносить вердикт своей сестре. Это стало для меня настоящим шоком, я еле сдерживалась, чтобы не заплакать.

- Почему ты так погубила свою жизнь? - спросила я Олесю, когда мы остались с ней наедине. - Ты могла иметь абсолютно все ...

- Я имею все, в отличие от тебя, сестренка, которая живет по правилам и законам общества ... - криво улыбнулась женщина и демонстративно направилась в камеру.

Кажется, она нисколько не жалела о своих поступках и даже гордилась этим.

А я подумала о том, что, если бы много лет назад не оттолкнула сестру и поговорила с ней, когда она меня об этом просила, все могло бы сложиться по-другому. Впрочем, видит Господь, я никогда не желала ей зла, никогда не представляла, что все сложится именно так. Вспомнила отца и его попытки помирить нас. Теперь я совсем иначе относилась к его поступку и понимала, что не все в жизни делится на белое и черное. Как судья я вынесу справедливый вердикт, которого заслуживает Олеся, но как сестра сделаю все для того, чтобы она вернулась к нормальной жизни.