1586 subscribers

Попрошайки "на жалости"

<100 full reads
123 story viewsUnique page visitors
<100 read the story to the endThat's 69% of the total page views
4 minutes — average reading time
Попрошайки "на жалости"

Нищих на Руси испокон веку и уважали, и привечали. Говорят, что сам Иван Грозный повернул войска от Пскова, когда на пути дружин встал убогий юродивый, строго приказавший грозному царю не трогать города. А просто развернуться — и уйти. И Иоанн Васильевич покорился бродяге.

А еще говорят, что в нищие ушел великий русский царь Александр Первый — победитель Наполеона и «владыка Европы». И стал жить, как сибирский старец Фёдор Кузьмич, позволявший людям любые мысли и слова, кроме одного — он строго запрещал называть себя «Ваше Величество».

Многие богатые и известные люди на Руси прославились тем, что раздавали свое имущество бедным, потому что добровольно принимали решение испытать тяжелую долю нищенства. Дабы воспитать в себе добродетели смирения и великотерпения.

Нищие на Руси были и первыми «блогерами» — это те самые «калики перехожие», которые странствовали от края к краю, и которых всегда радостно принимали и в богатых, и в бедных домах. А они в благодарность за стол и кров рассказывали хозяевам о дальних городах и странах, о великих людях и событиях, которые им довелось увидеть. К таким людям всегда относились с уважением, и никогда, никогда не называли «попрошайками».

Но была среди благородных российских нищих и позорная, презренная, самая низшая категория — «нищие на жалости». Вот их называли «попрошайками». Только их.

К этой категории относились люди, лишенные даже зачатков какого-либо достоинства и чести. Поскольку позволяли себе все, понятий «низость», «подлость» и «обман» для них не существовало.

Они выпрашивали деньги, демонстрируя фальшивые увечья, потрясая замотанными в тряпье деревяшками, выдавая их за грудных детей. Они прикидывались «ветеранами» и «пострадавшими» от войн и катастроф? зачастую не имея к этим войнам и катастрофам никакого отношения.

Очень по-разному вызывали к себе жалось эти представители самой презренной категории попрошаек. Но всех их объединяло одно — непреодолимое, врожденное отвращение к честному труду.

Вот именно за то, что они не брезговали никакими, даже самыми низкими и подлыми способами, чтобы вызвать к себе сочувствие окружающих, и на этом, — на нашей жалости, на нашей человечности, — разжиться, — их и называли «подонками» (от слова «дно») и «попрошайками». Как-то прожить, как-то прокормиться подонки могли всегда. Но рассчитывать на уважение окружающих, на отношение к себе, как к достойным членам общества, эти обманщики не могли. Никогда и нигде.

До наших дней, во всяком случае.

К чему это я? Да к тому, что сегодня на Украине празднуют «День Голодомора». Выставленное напоказ увечье, призванное вызвать жалость у окружающих и побудить их к милостыне.

Тоже форма существования. Презренная, правда, но что до того украинцам? Они провозгласили майдан «революцией достоинства», и теперь им о «Достоинстве» можно не заботиться. Никогда. Ибо — бесполезно. Утрачено. Навеки и безвозвратно.

Самыми страстными и активными «празднователями Голодомора» на Украине всегда были жители ее западных областей. Те, кто в начале 30-х годов вообще находился на территории Польши, и ни к Сталину, не к Голодомору ни малейшего отношения не имеют.

«Низшая категория». «Дно»…

Сегодня на всех телеканалах, во всех ток-шоу нам рефреном вбивают в голову убогую мысль о том, что «до 2014 года Россия и Украина жили в дружбе, а только после Майдана 2014-го что-то пошло не так». Полная чепуха.

Книга «Украина наша Радяньска», в которой цифрами и фактами обосновывалась целесообразность самостоятельного существования Украины и провозглашалась идея о том, что «трудолюбивая и культурная Украина кормит ленивую, пьяную, варварскую Россию», была написана в 1972 году Членом Политбюро ЦК КПСС, Первым Секретарем ЦК КПУ Петром Шелестом.

«Закон Украинской ССР о единственном государственном языке в республике — украинском» был принят в 1989 году. Марши неонацистов на Крещатике проходили еще во времена СССР.

Бандеровскую государственную символику, — жовто-блакитный прапор та тризуб, — Украина приняла в 1991-м, а утвердила в самом начале 1992-го. В январе. Тогда же, в 1992-м, было принято решение увековечить память «великого сына Украины и борца за национальную независимость гетмана Мазепы» нанесением его портрета на денежные купюры. То, что россияне воспримут это, как оскорбление, «украинцев» только радовало.

Книга «Украина — не Россия!» была написана «лучшим другом Российской Федерации», якобы «промосковским» (как его называют) президентом Украины Леонидом Кучмой в 2006-м. И тогда же она была презентована на Московской (!) Международной книжной ярмарке. Которую посетил и Юрий Лужков. Я в те годы еще с микрофоном бегал, подскочил к Лужкову, спросил — «Юрий Михайлович, а Вы презентацию книги Кучмы «Украина — не Россия!» посетить планируете?» (я уже тогда сволочью был) — «Нет! — резко ответил Лужков, — Вот когда он напишет книгу «Коста-Рика — не Зимбабве», тогда и я приду…» Прямой был человек Юрий Михалыч. И с юмором. Сейчас таких уже нет…

Бандере звание «Героя Украины» присвоил президент Ющенко после «оранжевого майдана» 2004-го года. И тогда же в аппарате Ющенко была придумана подлая байка про «Голодомор, как геноцид украинского народа Московией». До «Оранжевого майдана» Голодомор украинцев как-то не волновал вообще. Президент Ющенко решил раскрутить эту тему. И началось — конкурсы детского рисунка о Голодоморе, памятники, музеи с фотографиями голодающего Поволжья и Великой Депрессии в США… И так же, как сегодня «украинские журналисты и политологи» дурниной орут с наших телеэкранов о «российской агрессии» и «аннексии», точно так же, закатывая глаза и срываясь на фальцет, 15 лет назад они орали «Признайте Голодомор! Признайте Голодомор!!!».

Все попытки как-то объяснить им то, что факт голода начала 30-х годов никто и не отрицает, и даже не думает отрицать, — только понимать его следует шире, как голод в сельскохозяйственных областях, находящихся на территориях России, Украины и Казахстана, — результата не имели. «Шаманы Великого Духа «украинства» все так же закатывали глаза к потолкам студий и орали: «Признайте Голодомор!».

Теперь они так же орут про «российскую агрессию» и «аннексию Крыма». И мы уже начинаем к этому привыкать, и наши телеведущие все чаще начинают сбиваться на эти термины и говорить «в Украине»… Может, для этого все это и делается? Чтобы мы привыкли и перестали отрицать и «геноцид украинского народа», и «агрессию», и «аннексию», которых никогда не было и быть не могло? Странные задачи выполняет наше телевидение, вам не кажется?

А я так скажу: пока Россия не будет официально признана самой пострадавшей от большевизма территорией, — расчлененной, лишенной истории и элиты, истощенной ради окормления искусственно созданных из ее тела «союзных республик», — мы будем обречены слышать эти бесконечные стенания фальшивых «пострадавших» и самопровозглашенных «жертв». Потому что действительно самые большие жертвы понес русский народ. Мы, на всякий случай, страну свою потеряли. А они свои — приобрели. И не они нас все 70 советских лет одевали, обували, учили и кормили. А мы — их. Но пока мы не скажем этого вслух и громко, пока это не станет нашей общей точкой зрения — нам придется терпеть все эти «изображающие жертву» осколки некогда единого государства — России.

А уж сколько это будет продолжаться, сколько мы будем терпеть это издевательство над нашей страной и нашей историей — решать только нам. Вот сколько захотим — столько терпеть и будем.

Нам решать.

Sic.