Спасти демократию от Запада

19 October 2019
Спасти демократию от Запада
Спасти демократию от Запада

Ёлки зеленые, вчера в Барселоне в митингах протеста приняли участие свыше полумиллиона человек. Это по официальным источникам. А неофициальные говорят о миллионе. Если добавить к этому людей, которые пострадали от действий полиции, да тех, кто задержан и находится в тюрьме, а таких уже — тысячи, и вспомнить, что всего в Барселоне проживает немногим более полутора миллионов человек, то что получится? Получится, что население Барселоны сплошь состоит из «экстремистов». Как упорно называют участников каталонских митингов наши европолюбивые федеральные СМИ.

«Барселона — город экстремистов»? А не перебор, ребята? Может, лучше вспомнить о том, чего хотят эти люди?

А хотят они, в общем, не так уж и много — всего лишь ответов на свои вопросы. К примеру, «Почему за организацию вполне себе демократического явления, коим является референдум, людям дали по 12 и 13 лет тюрьмы». Как серийным убийцам. А они всего лишь выполнили свою главную служебную обязанность — работая в женералитете Каталонии, организовали референдум. Как того требовали их избиратели. Разве выполнять требования избирателей не является главной обязанностью выбранного людьми чиновника? Разве организация плебисцита не входит в обязанности руководителей региона? Разве референдум не есть главный инструмент демократии? Или Испания — уже не демократическая страна?

Вопросы каталонцев просты до наивности. «Почему Шотландии референдум можно, а нам — нет?», «Почему Британии Брексит можно, а нам даже думать о нем запрещается? Чем мы хуже?», «Почему демократический народный референдум считается преступлением, которое пострашнее убийства?» и «Как в обществе, которое называет себя «демократическим», может игнорироваться мнение миллионов человек»?

Законные вопросы, между прочим. Я бы тоже с удовольствием на них ответы услышал. Только словами, а не резиновыми пулями, слезоточивым газом, дубинками и тюремными сроками.

Более того — я бы к этим вопросам еще и свои добавил. У меня они тоже накопились.

Мне вот, к примеру, интересно, как Европа смогла проглотить и пережить невообразимые по своей сути слова «непризнанный референдум». Как можно «не признать референдум», то есть — волеизъявление, мнение людей, и одновременно называть себя «демократическими странами»? Тут либо одно, либо другое. Я бы не удивился, если бы такие слова сказал Гитлер. С ним все ясно, он себя «демократом» и не называл никогда. Но вы же себя «демократами» называете! И в то же время референдумы в Абхазии и Ю.Осетии — «не признаем». Референдум в Приднестровье — «не признаем». Референдум в Донбассе — «не признаем». Референдум в Крыму — «Не признаем». Референдум в Каталонии — «не признаем». ВОТ КАК ЭТО?!

…Власовскому отморозку на ЗАПРЕЩЕННОМ митинге в Москве пальчик поцарапали — стоит рев о «кровавом режиме» и «полицейском терроре». Во Франции на митингах людям руки отрывают и глаза выбивают — да пофигу, все нормально.

Задержан террорист Сенцов, за плечами которого — поджог здания, создание террористической организации и подготовка к будущим терактам — он «политзаключенный», «узник совести», за него режиссеры просят. Пусть взрывает, «он няша и нечаянно». В Мадриде только за ОРГАНИЗАЦИЮ референдума, абсолютно бюрократическую процедуру, — людям дают по 12 и 13 лет тюрьмы, и — ОК, ребята, сажайте. Там — можно.

Толстомордую Надию Савченко в «путинских застенках» кормят куриным бульончиком, рецептуру которого для этой кровавой маньячки профессиональные диетологи разрабатывали, — «в России применяются пытки».

ООН (ООН, блин! Не «Клуб любителей креветок»!) официально обращается к странам мира с просьбой расследовать факт пыток, которые применяются к заключенному в Британии Джулиану Ассанжу — тишина. Никто не слышит, никому не интересно. «Где пытки? В Лондоне? А, тогда все нормально. Там пытки правильные, демократичные. Пусть пытают. Ничего страшного».

Украина создает в своем парламенте группу по присвоению территории российской Кубани — части Ростовской области и Ставропольского края, Адыгеи и всего Краснодарского края, Карачаево-Черкессии и Кабардино-Балкарии… В мире — тишина.

Представьте на секунду, что бы началось, если бы в Госдуме организовали Комитет по возвращению Германии её законного побережья Балтики, находящегося сейчас во владении Польши. И назвали бы этот комитет «Не Гданьск, а Данциг!». Только представьте! Представили? Жуть, да? А Украина заявила о планах захвата чужой территории, и будто вообще ничего не случилось.

О том, что на Донбассе — настоящая гуманитарная катастрофа, ООН заявляла неоднократно. И что? Украина не только продолжает блокаду народных республик, лишая людей электричества, воды, продуктов питания и лекарств, но и не прекращает дичайшую, людоедскую этническую чистку. Россия отправила страдающим в блокаде людям очередной караван КамАЗов с наборами детского питания. И что? В ответ — «нота протеста» бандеровской конторы, которую в Киеве самонадеянно именуют «министерством иностранных дел Украины». Нельзя людям помогать! Нельзя детей кормить! Когда дети умирают — это хорошо, это — по-украински, это правильно. А если этих детей кормить — то получите «протест». Вы им умирать мешаете, это не по-европейски.

Про разгул цензуры я уже вообще не говорю. В Германии чуть ли не открыто работает система мониторинга «лайков» в соцсетях. Игрока немецкой сборной турецкого происхождения затравили за «лайк», который он поставил под фотографией в Инстаграме своего приятеля, игрока сборной Турции. Этот «лайк» демократическая общественность Германии расценила, как «поддержку военной операции Турции против курдов». Теперь этот случай будут рассматривать в УЕФА.

Еще раз: УЕФА будет рассматривать «инцидент» с тем, что игроки сборной Турции отпраздновали победу приложением рук к головам, а игрок сборной Германии поставил в Инстаграме «лайк» под этим фото. Больше УЕФА заняться нечем.

Вдумайтесь. Ужаснитесь. Постарайтесь понять, что это — правда. И ужаснитесь еще раз.

…Не удивлюсь, если меня за этот пост в очередной раз забанят в ФБ. Просто обязаны забанить! Поскольку я открыто пишу о том, что Запад погрузился в мрачную средневековую диктатуру, и в европейских столицах уже пылают костры инквизиции, неведомые русской истории. Просто они, эти костры, пока еще дымят в чиновничьих кабинетах, в судах и залах заседаний парламентов европейских стран. Но жертв от этого — не меньше.

Кстати, о ФБ и цензуре: недавно Фейсбук удалил страничку телеканала «Раша тудей» с рецептами русской кухни. Объяснений, как это и принято на Западе, не последовало — с позиций цивилизованного человека их действия объяснить невозможно. Маргарита Симоньян предполагает, что страничка была удалена за то, что кухня была «русской». За это и удалили. За борщи, пельмени и расстегаи с блинами.

А фигли вы хотели — «демократия». Только особая. Западная. От которой реальную демократию, человеческую, уже надо спасать всеми средствами.

(Источник)