1585 subscribers

Время собирать камни

<100 full reads
133 story viewsUnique page visitors
<100 read the story to the endThat's 73% of the total page views
4,5 minutes — average reading time
Время собирать камни

Сегодня можно было бы отметить некруглую, незаметную и пропущенную всеми нашими СМИ дату — 37 лет со дня первого полета сверхтяжелого транспортного самолета Ан-124 «Руслан». 

Заказанный Минобороны и Минтрансом СССР, этот самолет был разработан коллективом под руководством гениального русского авиаконструктора Олега Антонова. Которого сейчас «небратья» упорно именуют «украинским». И я удивляюсь, почему только на Украине до этого додумались, ведь в 1941 году Олегу Антонову, — уроженцу Московской губернии, который жил и учился в Саратове, — было поручено развернуть производство планеров на базе трамвайного завода в Каунасе. Чем не повод для мордобоя между литовскими и украинскими «приватизаторами российского наследия» за право считать потомственного русского дворянина Антонова гордостью своей «дэржавы»?

А само «КБ Антонова» первоначально возникло у нас, в Новосибирске, где и был разработан величайший самолет всех времен и народов, легендарный Ан-2 — «Кукурузник». Который, кстати, летает и по сей день. 

И уже зрелым человеком, состоявшимся конструктором, в возрасте сорока четырех или сорока пяти лет, кажется, Олега Константиновича Антонова по решению партии перевели на Украину. Для «создания там украинского авиастроения». Забрали все КБ из Новосибирска — и полностью, целиком, с бумажками в урнах и ластиками на столах, с чертежами, разработками и идеями, отправили на Украину. Вот так там и возникло «авиастроение».

А потом Украина стала «самостоятельным государством». Которое до сих пор хвастается переведенными из России производствами. Но авиастроением — уже меньше, потому что авиаконцерн «Антонов» на Украине официально ликвидирован еще в 2016-м году, на волне «майданизма». Все, нет больше «Антонова». Только ликвидационная комиссия работает. Высматривает, что еще от России осталось такого, что продать можно.

Зато о возрождении производства «Руслана», но уже как российского самолета, заговорили у нас. С одной стороны, это логично: и марка наша, российская, из Новосибирска переехавшая, и две трети «Русланов» в России было произведено, но это — лишь с одной стороны. 

А с другой… Производство тяжелых авиационных двигателей было полностью локализовано на Украине («Слава КПСС!»). А в России этой отрасли практически не было. Именно по тяжелым движкам. Да и Ан-124 — самолет дорогой, не ширпотреб, его окупить непросто… О чем сейчас, кстати, наши враги на все голоса и вещают, от британской ВВС до украинских листовок. Дескать, ладно — начнете вы выпуск своих, российских «Русланов», а куда денете? Под него же рынков нет! Бывает, что и имеющиеся самолеты простаивают, куда вам в производство вкладываться, да новые машины клепать?

А я вам так скажу: возвращение «Руслана» домой — вопрос элементарной человеческой справедливости. И двигатель сделаем, уже сейчас разработки есть. И не одна. Прекрасные движки будут, их не только на «Руслан», их и на новые модификации Ту-160, и даже на «ПАК ДА» рассматривают. Не сразу, конечно, все получится, не все идет гладко, тяжело на голом месте начинать, вот и Су-57 на Дальнем Востоке упал, с утра писали…

И не надо орать, коли у ребят неудачи будут, это — дело делать, а не на площади прыгать и халявного сала требовать… Это всегда тяжело, непросто, и без временных неудач и поражений — никак. Но помните же, что Путин на Большой пресс-конференции сказал? Недавно у нас в стране и вертолетные двигатели не выпускались. Вообще. Ни одного. Все на Украине заказывали («Слава КПСС!»). А теперь создана полноценная и полностью локализованная отрасль. С тяжелыми авиационными двигателями потяжелее, конечно, будет, чем с вертолетными, но ведь и Крымский мост, как вы помните, построить было «совершенно невозможно». А вчера по нему уже поезда пошли. Вытянем. И не такое вытягивали.

А что касается «рынков сбыта, применения и окупаемости»… Вот тонкий вопрос, не знаю, как бы помягче… Короче — «Ан-124» придумывали ведь не для того, чтобы турбины ГЭС и фюзеляжи от «Боингов» возить. А для крупномасштабных десантирований ударных сил ВДВ в указанные районы. И для переброски пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет. Вот, в чем главное предназначение этого самолета. И если кому не лень, то пусть возьмет калькулятор, да посчитает «коммерческую привлекательность пуска МБР по врагу». Или переброску крупных сил ВДВ в необходимый Родине район. А я и считать этого не буду. Потому что такие вопросы сроду с точки зрения «прямой коммерческой выгоды» не рассматривались. Тут другие резоны работают.

Но главное здесь, конечно, справедливость. «Ан» — наша марка. Сибирская. И пусть название теперь возродить не удастся (пока!) — так пусть хотя бы наш самолет дома и живет, и летает, и на свет рождается. И паспорт своей Родины имеет. Настоящий. Честный. И правильный флаг на фюзеляже. Чтобы больше никто не путал нашу машину с… С «не нашей», так скажем, мягко, я и так в «бане» сижу!

СВОЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ДОМА. Вот — главный резон. А уж как его использовать — без сопливых разберемся.

Собственно, история тяжелого транспортного самолета Ан-124 «Руслан» говорит сама за себя. От первого полета, которому сегодня исполнилось 37 лет, до перспектив превращения «Руслана» в полностью российский самолет. «Черномор» какой-нибудь, если логике пушкинских сказок следовать. Непростая история. Но светлая. И добавить к ней — совершенно нечего.

Кроме, разве что… Вот никак не связано. Никак! Хотя…

В эти декабрьские дни, но в конце 18-го века, а именно — в 1790 году, русские войска под командованием генерал-аншефа А. В. Суворова в ходе русско-турецкой войны 1787—1791 г.г. осадили и штурмовали неприступную турецкую крепость Измаил.

Много русской кровушки за эту крепость было пролито. И князь Репнин ее брал, и граф Гудович, и граф Потемкин (Павел!) ее брали — да не взяли. Пока не поручил Светлейший князь Григорий Александрович Потемкин эту задачу генералу-аншефу Суворову. Тот приехал на место, да и отписал начальнику крепости Айдозле-Мехмет-паше сабж: «Я с войсками сюда прибыл. Двадцать четыре часа на размышление — и воля. Первый мой выстрел — уже неволя. Штурм — смерть».

Не послушались турки генерала Суворова. И стала крепость, а впоследствии и город вокруг крепости, российскими. 

Теперь там располагается районный центр Одесской области Украины. Вот сказали бы графу Суворову, что он на территории какой-то неведомой «Украины» воюет, да для этой «Украины» города и крепости у турка берет — он бы и не поверил никогда. А то и пристрелил бы на месте за такие слова. А оно вона, как повернулось.

Так, с другой стороны, и «Руслан» еще вчера был, вроде бы, «украинским самолетом». А теперь уже всерьез говорят о том, что будет он российским, и больше никаким. И выпускаться будет в Ульяновске, на "Авиастаре".

История может долго петлять. Но на столбовую дорогу всегда вырулит. Всегда так было. И всегда так будет.

Вот увидите.

«Время разбрасывать камни» прошло. Надеюсь, что безвозвратно. Пришло время их собирать.

(Источник)