Отрывок из романа Дженнифер Арментраут "Оникс"

Мою грудь сдавило.

— У тебя все еще остается выбор. Ты не обязан этого делать. Пожалуйста, Блейк, не делай этого.

Сжав зубы, он отвел глаза в сторону.

— Ты не понимаешь. Я должен. Когда-нибудь ты окажешься в той же ситуации, что и я. Тогда ты поймешь.

— Нет. — Я затрясла головой. — Я никогда не стала бы делать нечто подобное с другими. Мне бы удалось найти способ, как этого избежать.

Его глаза встретились с моими, и они казались абсолютно пустыми.

— Посмотрим.

— Блейк…

Раздавшийся стук в дверь не позволил мне договорить. Мое сердце на мгновение замерло, в то время как Блейк, тяжело выдохнув, застыл поверх меня, и его рука плотно сжала мой рот.

— Кэти? — позвала меня Ди. — Время пришло! Поторопись!.. Адам уже ждет нас в машине.

— Что она здесь делает? — приглушенно бросил Блейк.

Я задрожала, наблюдая за ним расширившимися от ужаса глазами. Но как я могла ответить, когда его рука зажимала мой рот?

Ди снова заколотила в дверь.

— Кэти, я знаю, что ты здесь. Открывай.

— Скажи, что ты передумала. — Его рука прижалась к моему рту сильнее. — Скажи ей это или, видит бог, я расплавлю ее в «Милки Вэй». Мне не хочется этого делать, но ты не оставляешь мне иного выбора.

Я кивнула, после чего Блейк очень медленно убрал пальцы с моего рта и потянул меня вверх, чтобы я поднялась на ноги.

— Давай, Кэти, — заскулила Ди. — Ты даже на звонки не отвечаешь. Скажи Блейку, что тебе нужно идти. Я знаю, что он здесь. Во дворе стоит его грузовик. — Она захихикала. — Так что, да, привет, Блейк!

Я закрыла глаза, стараясь сдержать слезы.

— Я передумала.

— Что?

— Я передумала, — повторила я. — Я не хочу никуда выходить. Я предпочитаю остаться дома.

«Пожалуйста, — мысленно молила я. — Пожалуйста, просто уходи. Я не хочу втягивать тебя во все это. Пожалуйста».

Последовала длительная пауза, и Ди снова забарабанила в дверь с еще большей настойчивостью.

— Не будь заносчивой эгоисткой, Кэти! Ты идешь сегодня с нами, поэтому открывай эту проклятую дверь!

Блейк бросил на меня злой взгляд, и я понимала, что еще чуть-чуть и Ди начнет взламывать дверь.

Глубоко вздохнув, я чуть не задохнулась от сдавленных рыданий:

— Я не хочу идти с тобой, Ди! Я не хочу отмечать с вами Новый год. Иди и оставь меня в покое.

— Проклятье, — пробормотал Блейк.

— Кэти? — севшим голосом позвала Ди. — Что происходит? Это… это на тебя не похоже.

Я прижалась лбом к двери. По моим щекам катились слезы.

— Нет, это очень на меня похоже. Я не хочу с тобой общаться. Понимаешь? Мне больше не нужна наша дружба. Поэтому оставь меня в покое. Иди, доставай кого-нибудь другого. У меня нет на тебя времени.

Единственный звук, который услышала я в ответ, — это стук шпилек по моему крыльцу. Переместившись к окну, Блейк наблюдал, как они сели в джип Адама. Как только до нас донесся визг колес, он подошел ко мне и, схватив за руку, потащил меня назад в гостиную, заставив сесть на диван.

— Она переживет это, — произнес он, вытаскивая сотовый из кармана.

— Нет, — прошептала я, наблюдая, как Блейк начал набирать сообщение на телефоне. — Вряд ли.

Нервно кусая губу, я понимала, что пока он отвлекся, у меня появился шанс, единственный. Сконцентрировавшись на энергии Источника, я ни секунды не сомневалась в том, что собиралась сделать. Ярость заслонила моральные принципы. Все в моей жизни перевернулось. В ней больше не было ни белого, ни черного.

Порыв сильного ветра с воем пронесся по дому, картины срывались со стен и падали на пол. Полки шкафа задребезжали, двери зашатались на петлях, а книги начали вихрем кружить по комнате.

Развернувшись, Блейк опустил телефон, и его глаза светились благоговением.

— Ты и в правду потрясающая.

Пряди моих волос парили вокруг головы, и мои пальцы ныли от переполнявшей энергии. И я почувствовала, что мои ноги начали отрываться от земли.

Блейк захлопнул телефон и выбросил вперед руку. В ту же секунду порыв созданного мною ветра зашвырнул меня прямо в стену. Пораженная, я пыталась противостоять удерживаемой меня силе, но, так же как и в случае с Бетани, я не могла сопротивляться его давлению.

— Ты еще не натренирована. — Блейк подошел ко мне, сухо улыбаясь. — Не пойми меня неправильно: у тебя, разумеется, большой потенциал, но ты еще не можешь со мной тягаться.

— Иди к дьяволу, — выплюнула я.

— Я бы не стал на твоем месте продолжать в этом духе. — Он опустил руку, и мне показалось, будто меня дернули за невидимую нить, подтянув прямо к Блейку. Я зависла в воздухе возле него, болтаясь и тщетно борясь с воздухом. — Ты только выбьешься из сил, но это ничего не изменит.

— Я убью тебя, — сквозь зубы процедила я, приветствуя поднимавшуюся в груди волну ярости.

— Ты не такая. — Он сделал паузу, склонив голову набок. — По крайней мере, еще не такая.

Его сотовый коротко звякнул, и когда Блейк открыл его, на его губах заиграла улыбка.

— Скоро здесь будет дядя Брайан. Еще чуть-чуть, и все будет кончено.

Из моего горла вырвался вскрик, и я почувствовала, как меня с головой накрыл поток энергии. Мои глаза снова застлала пелена, и я почувствовала, будто каждая моя клетка вспыхнула. Гнев, многократно усиленный инопланетной частью меня, сформировался в новый сгусток энергии, который я метнула прямиком в Блейка.

Он отшатнулся назад, вскинув брови.

— Ну же, вложи в следующий удар всю свою энергию, и я зашвырну ее обратно в тебя.

Неожиданно по всему дому задрожали стекла, создавая душераздирающий скрип. Я подняла голову, и Блейк в ту же секунду развернулся. Вниз по лестнице метнулись два световых потока, направлявшихся прямо в Блейка.

Ослепляющие лучи замерцали, и через несколько секунд один из них принял облик Ди, смотревшей прямо на меня.

Ее рот открылся от недоумения.

— Ты… ты светишься.

Другой луч обрушился прямо на Блейка, отбросив его на несколько шагов назад. Обернувшись, я почувствовала, как мои ноги снова коснулись пола. Заорав, Блейк отшвырнул от себя световой поток, и в этот самый момент его тело окружило интенсивное голубое сияние, точно так же я видела у Бетани.

Сделав пару шагов назад, Блейк с разворота запустил энергетический разряд.

Переливавшаяся ослепительным светом Ди метнулась к Адаму, и именно в этот момент в них двоих врезался энергетический поток, заставив их обоих замереть на месте. На мгновение они приняли человеческую форму, и я видела, как из носа и рта Ди лился люминесцентный свет.

Я бросилась вперед, выкрикивая ее имя, но Блейк в тот же момент схватил меня сзади и швырнул на пол.

Ди рухнула на пол первая. Все еще мерцая, она пыталась подняться, но ее глаза были закрыты. Яростно отбиваясь от навалившегося на меня Блейка, я кое-как смогла опереться на локти. Я кричала, как сумасшедшая, так сильно, что мой голос осип.

С Адамом все было намного хуже. Из его рта, глаз и ушей лился непрекращаемый поток света. Его тело в человеческом облике сотрясалось от конвульсивной дрожи, и поток жидкого огня стекался с его тела прямо на пол. Он был полностью охвачен светом, который переливался нестабильным угасающим мерцанием.

Сделав неуверенный шаг вперед, Адам поднял руку вверх.

— Нет! — завопила я.

Блейк поднялся надо мной и запустил в него еще один энергетический разряд.

Адам сначала рухнул на колени, а потом упал навзничь.

Толкая меня в затылок, Блейк уткнул меня лицом в пол, вжимаясь коленом в мою спину.

— Проклятье, — хрипло выдохнул он. — Проклятье!

Я больше не могла дышать.

— Я не хотел… не хотел, чтобы это случилось, — пробормотал Блейк, склонившись надо мной. Его голова вжалась в мое плечо, а тело сотрясалось. — О боже, я не хотел причинять никому вреда.

Он все еще продолжал дрожать, когда его голова поднялась, и из его горла вырвался надломленный смех:

— Что ж… по крайней мере, мы выяснили, что ни один из них тебя не исцелял. Потому что я более чем уверен, что они оба мертвы.

В последний раз я так иступленно рыдала, когда персонал хосписа оттаскивал меня от кровати, на которой лежал мой отец в последние моменты его мучений. Наблюдать за тем, как он боролся за каждую возможность вдохнуть, было невыносимо.

— Она не мертва, — выдохнул Блейк, и в его голосе слышалось облегчение. — Она все еще жива.

Мое лицо было в крови и слезах, рыдания сдавили мое горло, не давая произнести ни слова в ответ. Ди была жива. Едва. Ее свет продолжал мягко тлеть. Но Адам… Боже. Свет Адама погас, став таким же тусклым и слабым, как отблеск старинной елочной игрушки. Я могла различить форму его рук и ног. Его лицо и тело не потеряли очертаний, являя собой нечто похожее на прозрачную безжизненную оболочку человеческого тела.

Адам был мертв.

Меня душили спазматические всхлипы до тех пор, пока в горло не пересохло настолько, что мне стало трудно дышать. Это была моя вина. Я доверяла Блейку, хотя Дэймон все время умолял меня не делать этого. Я подружилась с Ди, и она чувствовала, что со мной было что-то не так, потому что хорошо меня знала. Это не я убила Адама, но именно я завела его в эту западню. Он умер, пытаясь защитить меня.

— Ш-ш-ш, — успокаивал меня Блейк, поднимая с пола и поворачивая к себе лицом. — Тебе нужно успокоиться. — Он провел ладонью по моей щеке, поджав губы. — Ты можешь заболеть.

— Не прикасайся ко мне, — прохрипела я, отползая от него в сторону. — Не смей. Ко мне. Подходить. Никогда.

Блейк присел на корточки, наблюдая, как я подползала к лежавшей в нескольких шагах от меня Ди. Мне хотелось помочь ей, но я не знала чем. Мой взгляд метнулся к Адаму, и я задохнулась от горя. Не зная, что делать, я закрыла собой тело Адама, чтобы Ди не могла его видеть. Больше я ничем не могла ей помочь.

Через несколько минут до меня донесся звук хлопавших автомобильных дверей. Моментально поднявшись на ноги, Блейк двинулся в моем направлении, и как только его рука опустилась на мое плечо, его телефон зазвенел. По моему телу пронеслась спазматическая дрожь, потому что я знала, что ожидало меня по ту сторону двери.

Но то, чего я действительно не ожидала, так это… жара, с которым раскалившийся обсидиан обжег мою кожу.

Моя голова дернулась вверх.

— Аэрум!..

Пальцы Блейка с силой впились в мое плечо:

— Просто сиди тихо.

— О боже… — Мой взгляд упал на Ди. Она была сейчас уязвимой легкой добычей. Дверь в дом распахнулась, и когда со стороны холла послышались тяжелые шаги, обсидиан уже буквально клеймил мою кожу. Подняв дрожащие пальцы к груди, я конвульсивно сжала раскаленный камень.

Первым в комнату вошел Воган. Его брови взметнулись вверх, и его холодный взгляд остановился на мне.

— Блейк, что здесь происходит?

Я почувствовала, как Блейк сжался, но мой взгляд тут же метнулся в сторону вошедших вслед за Воганом двух Аэрумов. Один был Резидоном, а другой — его абсолютно идентичной копией. Их жадные взгляды, не скрываемые на этот раз очками, впились в лежавшую на полу почти бездыханную Ди.

Я развернулась к Блейку, чувствуя, как по шее пробежал холодок.

— Они застали меня врасплох. Мне пришлось защищаться, в противном случае… они бы меня убили. У меня не было выбора. — Блейк откашлялся, и когда заговорил снова, его голос звучал недоуменно: — А где… Нэнси?

— А при чем тут Нэнси? — Воган потер указательным пальцем бровь. — Знаешь, ты тут много наговорил, Блейк. Но выбор есть всегда. Ты всегда делаешь неудачный. — Он обернулся к Аэрумам: — Заберите мертвого. Вытяните из него все, чем он может быть вам полезен.

— Мертвого? — оскалился Резидон. — Мы хотим ту, что еще жива.

— Нет! — Мой возглас даже для моих ушей казался почти нечеловеческим. — Нет! Пусть держат свои грязные щупальца при себе!

Резидон расхохотался.

Воган склонился надо мной, и теперь я могла легко разглядеть сходство между ним и Блейком.

— Послушай, девочка. Есть два пути. Ты можешь пойти с нами добровольно или я передам обоих Лаксенов вот этим парням. Ты понимаешь меня?

Мои глаза метнулись к Аэрумам.

— Я хочу, чтобы сначала они отсюда убрались.

— Ты ставишь условия? — Воган расхохотался, и его взгляд поднялся к племяннику. — Видишь, что нужно делать, когда происходит нечто незапланированное.

Блейк отвел глаза в сторону.

— Ты сказал, что Нэнси это не касается. Что это значит?

— А как ты думаешь?

Блейк вздрогнул:

— Если мы ее не сдадим, они убьют…

— Неужели я похож на того, кому есть до этого дело? Серьезно? — Воган расхохотался и, выпрямившись, снова переключил свое внимание на меня. Его куртка отодвинулась, обнажив блеснувший на поясе револьвер. — Резидон, можешь забрать умершего. Избавься от останков.

Он хотел избавиться от тела Адама, чтобы Эш и Эндрю никогда не могли проститься со своим братом точно так же, как это когда-то случилось с Ди и Дэймоном. Если они не увидят тело, они никогда не смогут его отпустить. Мой мозг щелкнул, как часовой механизм. То, что вспыхнуло во мне, не было больше похоже ни на горечь, ни на беспомощность. Это было чем-то примитивным и древним, как само мироздание — смесью инопланетного и земного в какой-то самой невероятной комбинации.

Я втянула в легкие воздух, но здесь было что-то еще. Мельчайшие частицы вокруг нас — микроскопические атомы — сильные, но при этом слишком мелкие, чтобы их можно было увидеть невооруженным взглядом — сначала зажглись и заплясали, а потом резко застыли. Они висели, как тысячи ярких звезд, переливаясь ослепительным светом.

Я резко вдохнула, и элементарные частицы сразу же метнулись ко мне, осыпаясь ярким звездопадом. Они кружились и танцевали, окружая мое тело созвездиями и проникая в меня… впитываясь в мою кожу до тех пор, пока не воссоединились с клетками моего тела. По моим венам тут же растеклось тепло, накрывая меня с головой бушующими эмоциями.

Я больше не была просто Кэти. Что-то… или кто-то внедрился в мою плоть, и та часть меня, которая была разбита несколько месяцев назад, в Хэллоуин… снова воссоединилась.

Аэрумы почувствовали это первыми. Они моментально трансформировались в свою естественную форму, растянувшись по комнате высокими вязкими тенями, перетекавшими, как черная нефть.

Они умрут.

— Не убивайте ее! — завопил Воган, выхватывая из-за пояса револьвер и направляя его на меня. — Послушай, девочка, ты вряд ли хочешь сейчас сделать что-нибудь опрометчивое. Подумай хорошенько.

Он тоже умрет.

Отступая назад, Блейк переводил взгляд от меня к дяде.

— Господи…

Подспудно я чувствовала, что мою силу что-то подпитывало, кто-то извне. Словно пасмурной ночью вдруг показалось ясное небо. Словно я воссоединилась со своей второй половиной. Я воспарила в воздухе и более не видела ничего в цвете, воспринимая все только в ослепительно белых, подернутых красным тонах.

— Дьявол, — пробормотал Воган. Его палец дернулся. — Не заставляй меня это делать, Кэти. Ты стоишь больших денег.

Денег? Какое отношение ко всему этому имели деньги? Но сейчас меня это больше не заботило. Я приветствовала то чувство, которое переполняло меня. Мое зрение размывалось и меняло ракурс. Моя голова склонилась набок. Воздух потрескивал от статического электричества, стремительно поглощавшего кислород. Блейк рухнул на колени, давясь от удушья.

Аэрумы взметнулись вверх и, резко развернувшись, ринулись к двери. Их маслянисто-плотные тени растекались, сбивая с пути мебель и срывая со стен картины. Они быстро соображали.

— Покидаете нас так скоро? — раздался со стороны дверного проема глубокий яростный голос. — Меня это оскорбляет.

Дэймон перешел в свою естественную форму и, с размаху запустив в Аэрума один смертельный разряд за другим, испепелил его до тла. Ослепительные искры от световых потоков разлетелись по сторонам и угасали, не успев достигнуть потолка.

Сконцентрировавшись, я как магнит притянула к себе Резидона — того самого, кто хотел забрать Ди. Он оказался зажат между мной и Дэймоном, как шарик для пинг-понга. Мой свет ритмично пульсировал, сочетаясь с пылающим огнем Дэймона, и Резидон, не выдержав, взревел.

«Расскажи мне, что произошло», — шептал голос Дэймона, шелестя ветром среди моих мыслей.

Я рассказала ему все, что успела узнать о Блейке и о Вогане, пока Дэймон методично уничтожал Резидона, разрывая его на части. Мое внимание отвлекло движение со стороны. Обернувшись, я увидела, как Воган пытался открыть окно. Когда у него ничего не вышло, он схватил торшер, замахнувшись им в направлении стекла, но я моментально заморозила лампу, вырвав ее из его рук. Воган развернулся и оказался у Дэймона за спиной.

Воспользовавшись хаосом, Блейк сумел вырваться наружу; точно так же как Дэймон и Резидон. Резко развернувшись, Воган рванулся вслед за ними. В этот момент трое ворвались в мой дом. Погруженная в транс, я стояла, вслушиваясь сквозь туман мыслей в доносившиеся из гостиной рыдания, которые пронзали меня словно нож, погружая мое сознание во мрак. Послышался треск, и одно из больших деревьев с грохотом повалилось на придомовую дорогу.

Я видела, как Эш в своем человеческом облике цеплялась за безжизненное тело своего брата, пытаясь поднять его в своих объятиях. Ее голова была запрокинута, и ее рот открыт в безудержном рыдании. Рядом с ней начинала приходить в себя Ди, становясь с каждой минутой все более восприимчивой к происходящему. Я знала, что еще немного, и она присоединится к рыданиям Эш.

Воган? Блейк? Им не удастся избежать страшной мучительной расплаты. Я рванулась из гостиной. Мои ноги касались пола, но при этом я совершенно не чувствовала твердой поверхности. В дверях я налетела на Мэтью, который, вбежав в гостиную, издал такой надломленный вскрик, что мое сердце перестало на какое-то мгновение биться.

Я видела, как Дэймон направлялся в гущу теней, пылая ослепительно белым огнем, в котором вспыхивали красные искры, сильнее, чем мне доводилось видеть. Я даже прикрыла рукой глаза; в моей памяти всплыл эпизод с офицерами МО, которых он сжег до тла, и я снова вспомнила об атомной бомбе. Свет взрыва был столь же невыносимо ярким.

Дэймон метнул интенсивный световой поток в Резидона, метнув его на несколько метров в воздух. Подвешенный высоко над землей, Аэрум перетекал из вязкой тенистой формы в человеческую и обратно, а затем… замер: его верхняя часть оставалась по-прежнему человеческой, а нижняя обратилась в густой дым.

Прошло всего несколько секунд, которые казалось тикали в моих висках, как часовой механизм, после чего он со страшным грохотом взорвался на тысячи зеркальных осколков.

Снег повалил еще сильнее.

Краем глаза я видела, как Воган, спрятавшийся за моей машиной, выпрыгнул на открытое пространство и, сжимая в руке револьвер, метнулся к черному внедорожнику. В этот же самый момент Блейк помчался в направлении леса.

Я не успела двинуться с места, как Дэймон выбросил вперед поглощенную светом руку, и черный внедорожник взлетел на воздух, перевернувшись над головой Вогана. Крыша джипа с треском надломилась, и во все стороны полетели мельчайшие осколки стекла и металла.

Я замерла на месте, потрясенная демонстрацией такой невероятной силы. А Дэймон уже настиг Блейка и держал его за горло. Всего один удар сердца, и он опрокинул парня на капот моей машины.

— Ты даже представить себе не можешь, насколько мучительной будет твоя смерть, — произнес Дэймон, полыхая ослепительно белыми зрачками. В человеческом облике он выглядел столь же устрашающе. — Каждую ссадину, которую ты нанес Кэти, я верну тебе с процентами. — Он поднял Блейка с капота так, что ноги того беспомощно повисли в воздухе. — Поверь, это доставит мне невероятное удовольствие.

Воспользовавшись моментом, Воган сделал рывок вперед, подняв вверх револьвер.

— Дэймон! — Из моего горла вырвался вопль, и я кинулась к ним в тот самый момент, когда Воган нажал на курок. Один раз. Второй. Третий.

Дэймон оглянулся, и его губы дрогнули в улыбке — настоящей улыбке. И пули застыли в миллиметре от его лица, как будто кто-то нажал на паузу.

— Тебе не стоило этого делать! — рявкнул Дэймон, и лицо Вогана дернулось от понимания того, что должно было случиться.

— Нет! Не-ет!

Пули синхронно развернулись и с молниеносной скоростью вернулись к тому, кто их отправил, продырявливая Вогану грудь. Это был конец. У него не осталось возможности что-то сделать. Ноги агента подкосились, и его безжизненное тело рухнуло рядом с исковерканными обломками тонированного внедорожника. Белоснежный покров окрасился кровью.

Воспользовавшись моментом, Блейк, дернувшись в сторону, споткнулся о бампер моей машины, но вскочил на ноги и снова помчался в сторону леса. Он умел бегать быстро.

Но не так быстро, как Дэймон. И не так быстро, как я. Ветер и снег разлетались из-под моих ног, словно микроскопические осколки, когда я мчалась за ним вслед. В моих венах уже пульсировала не кровь. Во мне пульсировал свет.

Я настигла Блейка у самой кромки сосновых насаждений. Резко развернувшись, он швырнул в меня энергетический разряд, пронзивший мою грудь с такой силой, что меня откинуло на несколько шагов назад. Боль молниеносным потоком пронеслась по всему моему телу, но я выпрямилась и снова двинулась к нему.

Блейк метнул еще один световой поток, который отрикошетил прямо от моего плеча. По руке сразу же растеклось жидкое пламя, но я продолжала угрожающе подступать к Блейку, не прекращая преследовать его. Следующий заряд смог выбить почву у меня из-под ног, но я снова поднялась, игнорируя разрывающую тело боль.

Руки Блейка дрожали.

— Мне жаль… — хрипло шептал он. — Кэти, мне так жаль. У меня не было выбора.

Нет… Выбор был всегда. Я сама приняла столько неправильных решений. Но по крайней мере, я смогла это признать. Часть меня испытывала сочувствие по отношению к нему. Он был порождением своей семьи, но у него был выбор. Просто он сделал неверный.

Как я.

Как я?..

Сзади ко мне присоединился красивый платиновый свет, остановившийся возле меня с правой стороны. Он снова вернулся в свою настоящую форму.

— Что ты хочешь с ним делать? — Голос Дэймона был холоден.

Он… он убил Адама. Моя энергия конвульсивно полыхнула, и когда мой взгляд опустился, я увидела свои ладони. Они были покрыты кровью. Внутри меня словно оборвалась невидимая струна. Силы покинули меня, и я опустилась на землю, рухнув в глубокий сугроб.

— Он убил его. И… причинил боль Ди.

Очертания Дэймона полыхнули ярче солнца, и на какой-то момент мне показалось, что Блейку пришел конец, но свет потускнел, и Дэймон перешел в человеческий облик. Не важно, что Блейк был мутировавшим человеком — Дэймон не мог забирать человеческую жизнь. Он уже забрал жизнь Вогана. Я очень хорошо это понимала. Рана, оставшаяся после того, как он сжег двух офицеров, все еще не затянулась, и в этот список попадет Блейк, возможно, Дэймон уже никогда не сможет исцелиться, и рана будет кровоточить всегда.

Сделав глубокий вдох, я тихо произнесла:

— Сегодня было слишком много смертей.

Глаза Блейка метнулись ко мне:

— Мне жаль… Жаль. Я никогда не хотел, чтобы это случилось. Я только хотел защитить Криса. — Он резко вздохнул, вытирая ладонью кровь под носом. — Я…

— Заткнись! — рявкнул Дэймон. — Проваливай. Иди, пока я даю тебе шанс.

Лицо Блейка исказилось от шока.

— Ты… отпускаешь меня?

Демон взглянул на меня, и я опустила голову, чувствуя стыд и опустошение. Если бы я только послушалась Дэймона с самого начала, если бы доверилась его инстинктивной неприязни к Блейку… Но я предпочла этого не делать.

— Уходи и никогда больше не возвращайся, — процедил Дэймон, и его слова эхом унес за собой ветер. — Если я увижу тебя снова, я убью тебя.

Помедлив всего мгновение, Блейк развернулся и помчался прочь. Я сомневалась, что ему удастся уйти слишком далеко, потому что, когда Нэнси — кем бы она ни являлась — и МО осознают, что Блейк провалил задание, они убьют Криса. А это будет означать конец самому Блейку. Возможно, именно поэтому Дэймон его и отпустил. Блейк в любом случае был уже не жилец.

К тому же ни один из нас был сейчас не в состоянии убивать. Я не могла этого сделать. Дэймон тоже. Слишком многие сегодня лишились жизни. Мои ноги подогнулись, и я упала на колени прямо в снег. Использование энергии Источника и борьба с Блейком лишили меня сил, и мои мысли неслись, сбиваясь в один поток бесконечных сожалений и замешательства. Я сильно сомневалась, что мне когда-либо удастся снова восстановить свои силы до прежнего уровня.

В почти бессознательном состоянии я чувствовала, что меня кто-то удерживал на руках; по моим венам растекался каскад невероятного тепла, и когда мне удалось открыть глаза, я увидела, что погружена в мягкий свет.

«Дэймон?»

В какой-то момент послышались помехи, просачивавшиеся сквозь нашу связь, а потом…

«Я говорил тебе, что ему нельзя доверять».

Боль, которую я сейчас испытывала, нельзя было исцелить его касанием или растворить в его свете.

Я зажмурилась, но едкие слезы все равно потекли по моим щекам.

«Мне так жаль. Я думала… надеялась, что, если смогу научиться драться, я смогу защитить тебя, смогу защитить вас всех».

Свет полыхнул, и через секунду Дэймон снова был в своем человеческом обличье. Он смотрел на меня сверху вниз, и его глаза переливались бриллиантовыми гранями. Тело Дэймона сотрясалось от гнева, что резко контрастировало с той нежностью, с которой он держал меня в своих объятиях.

— Дэймон, я…

— Не извиняйся. Только не извиняйся. — Дэймон поднял меня со своих колен и опустил на холодную землю. Встав на ноги, он прерывисто выдохнул: — Все это время ты знала, что он работал на МО?

— Нет! — Я тоже вскочила на ноги, пошатнувшись. Он протянул руку, удерживая меня за локоть до тех пор, пока я не смогла стоять устойчиво, после чего отпустил. — Я узнала об этом всего несколько дней назад. И даже тогда я не была уверена.

— Проклятье. — Отшатнувшись, он в недоумении покачал головой. — Ты узнала в ту ночь, когда пробралась в дом Вогана?

— Да, но у меня все еще оставались сомнения. — Я вскинула руки вверх и вздрогнула, увидев, что они покрыты кровью. Моей? Чьей-то еще? — Мне следовало рассказать тебе, но все это было слишком недостоверно, и мне не хотелось доставлять тебе лишнюю головную боль. — Мой голос оборвался. — Я не знала…

Он отвел взгляд в сторону, и его челюсть сжалась.

— Адам мертв. Моя сестра чуть было не лишилась жизни.

Каждый вздох причинял мне боль.

— Мне так…

— Не смей! Не смей извиняться! — зарычал он, и его глаза полыхнули в темноте. — Смерть Адама разобьет сердце моей сестре. Я говорил тебе, что мы не можем доверять Блейку, что, если ты хочешь научиться драться, я мог сам тебя научить. Но ты не слушала. Ты позволила МО вломиться в твою жизнь, Кэт! Кто знает, что им теперь известно…

— Я ничего ему не рассказывала. — Моя грудь вздымалась и опускалась в нервном прерывистом дыхании. — Он не знает, что это ты меня исцелил.

Глаза Дэймона сузились:

— Ты полагаешь, он не догадывается?

Я помрачнела, не зная, что на это ответить.

— Мне жаль, — снова прошептала я, закрыв глаза.

Дэймон отпрянул.

— Все это время ты была покрыта ссадинами? Это была его вина, так ведь? Он причинял тебе боль во время тренировок, верно? И ты ни разу не подумала о том, что с ним может быть что-то не так? Катись все к дьяволу, Кэт! Ты лгала мне. Ты не доверяла мне!

— Я доверяла…

— Чушь собачья! — Дэймон наклонился ко мне. — Не говори, что ты доверяла мне, когда в действительности это было не так.

Мне было нечего на это сказать.

Энергетический разряд, отлетев от Дэймона, вписался в ствол древнего дуба, который с треском повалился на соседние деревья. Я отпрыгнула, хватая ртом воздух.

— Я мог предотвратить все это. Почему ты просто не могла мне верить? — Его голос надломился, и этот звук оглушил меня, словно удар плетки.

Как я жалела, что не прислушалась к нему. Мое доверие с самого начала должно было оставаться с тем, на кого я всегда могла положиться. Меня обвели вокруг пальца. Даже хуже, я сама позволила себя обвести вокруг пальца. Слезы бесконечным потоком катились по моим щекам в удушающем едком раскаянии.

Дэймон тяжело вдохнул, продолжая пронизывать меня взглядом.

— Я мог… — его голос был сиплым и отчужденным, — я мог тебя защитить.

Полыхнув огненно-белой вспышкой, Дэймон ушел, оставив меня в ледяной ночи один на один со моими ошибками, отчаянием… и виной.