Отрывок из романа Энн Максвелл" Алмазный тигр"

— А почему, собственно, ты уверен, что я сумею найти эту россыпь, если могущественное семейство Чен так и не нашло ее? — поинтересовался Коул.

— Ты убежден, что мы ничего не сумели найти?

На самоуверенном лице Коула отразилось некоторое изумление.

— Если бы ты мог сам найти рудник, какого черта стал бы прибегать к моей помощи?! Да, прежде мы были с тобой партнерами, но никогда не швырялись вот так миллионами долларов. Мы друг друга знаем. Так что давай-ка прекратим валять дурака. Выкладывай все как на духу!

— Наследник мистера Уиндзора — женщина. Чуть не сказал «девушка».

— Между девушкой и женщиной большая разница, — сухо заметил Коул.

— С точки зрения американца, может быть, и большая. — Уинг пожал плечами. — По мне, она просто особа manque. He то баба, не то мужик.

— И что ей нужно?

— Ей нужен мужик.

— А тебе доводилось слышать пословицу: современной бабе мужик — как рыбке зонтик?

Уинг рассмеялся.

— Она не из тех современных вешалок, которым ничего не нужно, кроме авторитета и влияния. Однажды она уже была обручена. Говорят, что она вполне нормальная баба, разве что в данное время живет одна.

— А что случилось?

— Считается, что ее жених в последний момент решил, будто еще не созрел для семейной жизни.

— А на самом деле?

— На самом деле он был советским агентом, который пытался через эту бабу получить доступ к секретной информации. Ее отец и брат работают в американской разведке. Но все это было лет семь тому назад. С тех пор она сторонится мужиков.

— Вот умница!

— Из прошлого нужно уметь извлекать соответствующие уроки. — Уинг с некоторым колебанием добавил: — Эта молодая особа очень осторожна. То же самое, впрочем, я мог бы сказать и о тебе.

Коул поджал губы. Он и Уинг понимали, что последнее замечание касается отношений Коула с Чен Лай, сестрой Уинга, женщиной необыкновенной красоты и с чудовищно грязной душой.

— Много лет назад я понял, что алмазы более постоянны, чем женщины.

— И более… соблазнительны, — подсказал Уинг.

На это Коул ничего не ответил.

— А если бы какая-нибудь женщина стояла между тобой и этакой ювелирной лавкой Господа Бога, что тогда?

Несколько секунд Коул представлял себе темно-зеленый алмаз, необъяснимую красоту которого нельзя было выразить в денежном исчислении.

Не дождавшись ответа, Уинг извлек из нагрудного кармана снимок размером с ладонь. Он протянул глянцевую цветную фотографию Коулу, взглянувшему на нее, словно игрок в покер, которому удалось подсмотреть последнюю идущую карту. Взгляд Коула был совершенно бесстрастным, острым, ухватистым.

У женщины на снимке были длинные, ниспадавшие на плечи волосы цвета красного дерева. Там, где волосы выгорели, они стали каштановыми. Кожа была смуглой, вероятно, от длительного пребывания на свежем воздухе, причем такого оттенка, который позволял внимательному наблюдателю заключить, что женщина на воздухе работала, а не просто лежала под солнцем, намазавшись кремом для загара. Губы у нее были четко очерченные, полные, улыбающиеся. Глаза женщины отливали радужной зеленью, так что Коул тут же подумал о зеленом алмазе.

Затем Коул припомнил то, что Уинг сказал про эту девушку, или женщину, или, как он выразился, особу manque.

— Не баба, говоришь, не мужик… Сомневаюсь, — сказал Коул. — Это женщина что надо. Ты только погляди на ее лицо. Она держится немного напряженно. В глазах какой-то подсознательный страх. Но остались и чистота, и невинность, свойственные детям… Она определенно честный человек, прямой и правдивый.

Уинг удивленно приподнял брови.

— Портрет, конечно же, хорош, но ты преувеличиваешь!

— Я ее знаю, — внезапно заявил Коул.

— Откуда?!

— Нет, я никогда прежде не встречался с нею, но отлично знаю ее работы. Я узнал эту женщину. Видел однажды ее фотографию на суперобложке книги «Арктическая одиссея». Кажется, ее фамилия Шейн или Уиндзор.

— Эрин Шейн Уиндзор, — поправил его Уинг. — Она внучатая племянница Абеляра Уиндзора.

Несколько секунд Коул молчал, припоминая фотографии, сделанные этой самой женщиной, и в то же время, казалось, слышал оставшийся в его памяти волчий вой в тундре. Волки пели песню, понятную лишь зверям и скитальцам. Ну и разве что некоторым женщинам. Очень немногим. Эрин Шейн Уиндзор была из их числа. Он почувствовал это по ее фотографиям. Это привлекло его внимание, произвело впечатление, заставило запомнить ее имя.

В последнее время «Арктическая одиссея» доставила ему большое удовольствие. Коул запомнил тайную чувственность снимков Эрин Уиндзор, которая заставляла работать воображение. Фактура льда, солнечные лучи, бархатные тени разных оттенков словно просили зрителя: потрогай меня. Но было еще что-то в ее снимках, что произвело очень сильное впечатление на Коула. Фотограф четко ощущал грань между жизнью и смертью, светом и тьмой, льдом и палящими солнечными лучами. Снимки были отнюдь не сентиментальны, а били по нервам, говорили об интеллектуальном видении фотографа и не были рассчитаны на то, чтобы потрафить зрителю. Они как бы уводили его туда, где не существовало ни цивилизации, ни языка слов, ни лжи.

— Ты рискуешь, ставя на кон десять миллионов баксов, я вряд ли способен соблазнить Эрин Шейн Уиндзор, — сказал Коул. — Судя по ее работам, она не дура и совсем не наивна. А женщина такой красоты вряд ли может пожаловаться на отсутствие мужского внимания.

— Соблазнишь ты ее или нет, это твое дело. Ты же должен проследить, чтобы ее не укокошили, пока она выясняет секреты Сумасшедшего Эйба. А еще лучше — найди сам его наследство. После этого нам будет решительно все равно, что станется с мисс Уиндзор. Алмазное месторождение — вот что действительно важно. Его необходимо найти и завладеть им во что бы то ни стало.

— Даже ценой жизни Эрин Уиндзор, так надо понимать?

— Ее жизнь. Твоя. Моя. По сравнению с алмазами все это ничего не значит. Ничего!

Коул внимательно посмотрел на Уинга. Прозвучавшие слова более подошли бы не высоколобому выпускнику Гарварда, а Чен Ли-Цзяо, дядюшке Уинга. Чен-старший был расположен сильно принижать ценность человеческой жизни. Но Уинг совсем не такой. Он всегда казался более добрым и мягким — в значительной мере эти качества были следствием полученного на Западе образования. Именно в мягкотелости, как не раз слышал Коул, дядюшка Ли и обвинял своего племянника.

Да, что ни говори, а Уинг за пять последних лет сильно изменился.

— Насколько я понимаю, семейство Чен давно уже разрабатывает этот проект? — раздельно произнося слова, поинтересовался Коул.

— С тех пор как мы убедились, что англичане и вправду собираются уйти из Гонконга и вернуть его Китаю. Один из моих дядюшек жил у Абеляра Уиндзора дольше, чем ты знал Эйба.

Коул порылся в памяти…

— Повар! Тот самый повар, которого Эйб прозвал «чертова уродина-китаеза». А ведь он был в доме тогда, когда мы с Эйбом перепились. Так вот, значит, откуда тебе известно про карточный должок?!

Уинг никак не отреагировал на слова Коула.

Призадумавшись, Коул принялся связывать в одно ранее казавшиеся ему разрозненными факты, и получавшийся ответ был таков, что дух захватило.

— Черт побери! — тихо воскликнул он, глядя новыми глазами на Уинга. — Да ты, парень, обведешь вокруг пальца даже сам картель, вот что я тебе скажу. Мне и раньше было известно, что семейству Чен амбиций не занимать, но и предположить не мог, что они могут достичь подобных высот. Это же мировой уровень!

— Ну уж, скажешь тоже, мировой… Это просто-напросто уровень Конмина.

— А это одно и то же, Уинг. Тому, кто сможет взять за яйца и дядю Сэма, и русских, — тому по силам пошерстить и гонконговский клан.

— А причины такой влиятельности картеля следует искать в алмазах, — холодно заметил Уинг. — Их влияние на соотношение международных сил так велико, что можно сказать: оно соизмеримо с эффектом от взрыва атомной игрушки в Аламогордо полвека назад. Однако в отличие от атомной бомбы алмазы куда как более деликатная штука. Их цель не разрушение в буквальном смысле, хотя, обладая ими, можно легче добиться желаемого.

Коул сухо улыбнулся.

— Не в том, дескать, дело, чем ты владеешь, — важно другое: что ты контролируешь.

Несколько удивленный столь точным сравнением, Уинг сказал:

— Совершенно верно. Дипломатия вместо войны. Обходной путь вместо прямой атаки. Алмазы позволяют установить контроль, не вызывая враждебности со стороны государства. Нельзя же серьезно ненавидеть императора, которого никто не слышал, не видел, у которого и имени-то нет.

— А я мог бы дать ему имя. К примеру. Алмазный тигр. Осторожнее, Уинг. Ты можешь упасть с его спины, и тогда он сожрет тебя.

— Или же я удержусь и приду к власти, — сказал Уинг.

— Всегда существует определенный соблазн, не так ли?

— Ты и сам отлично это понимаешь. Ты ведь катался раньше на Алмазном тигре?

— Ну, едва ли это можно так назвать. — Коул пожал плечами. — Во всяком случае, не в том смысле, который ты имеешь в виду. Международные силовые игры никогда не прельщали меня.

— Но ведь в прошлом ты играл в подобные игры, и играл, насколько я знаю, очень неплохо?

— Только затем, чтобы меня оставили наконец в покое, — заметил Коул.

Уинг слегка улыбнулся.

— Американцы, пожалуй, единственная нация в мире, верящая, что они свободны. Это придает им некоторую пикантность.

Не глядя на собеседника, Коул уставился на снимок Эрин Шейн Уиндзор. До сего дня Коул и сам готов был утверждать, что алмазные копи Сумасшедшего Эйба стоят любых усилий, чтобы завладеть ими.

Но сейчас Коула поставили перед выбором, и ответ его был столь же необычен, как и цвет зеленого алмаза: жизнь женщины, способной создать «Арктическую одиссею», стоит много больше, чем думает Уинг. А за этой мыслью пришла и другая: чтобы выжить, Эрин Шейн Уиндзор, несмотря на то что она приходится наследницей Сумасшедшему Эйбу, понадобится любая помощь.

Коул отлично знал семейство Чен. Если он не примет предложения дядюшки Ли, клан постарается заманить в свои сети следующего изыскателя из их списка. И нет никакой уверенности, что на него произведут впечатление фотографии дикой природы Севера, которые могут немало рассказать мужчине о его собственной душе.

Не говоря ни слова, Коул взял со стола расписку и снимок Эрин. И положил в карман, стараясь при этом не смотреть на фото. Он не хотел сейчас видеть тайную чувственность в лице Эрин и ее скрытую усталость. Знала она о том или не знала, на спине Алмазного тигра ей уже уготовано место. А на спине у тигра — одно правило: не падать. Потому что упавших тигр пожирает с потрохами.

А чистые душой люди обычно падают первыми.

— Ладно, Уинг, можешь сказать дядюшке Ли, что ты нашел нужного человека.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Эрин Уиндзор томилась, сидя в обитом парчой кресле в углу переполненного людьми вестибюля. Со своего места она наблюдала, как с улицы в роскошный отель заходила разнообразная публика. Эрин бы предпочла выбрать более тихое место, чем «Беверли Уилшир» и подальше от Беверли-Хиллз. Но адвокатская контора забронировала ей номер именно в этом отеле — наверняка не без желания поразить Эрин роскошью обстановки. Эта мысль показалась девушке забавной. Хотя она и решила расстаться с Арктикой, однако, приехав в мир цивилизации, тотчас же поняла, что город скучнее и утомительнее, чем даже в прежние годы.

Чтобы как-то убить время, она попыталась представить себя владелицей отдаленного заброшенного ранчо в Австралии. Хотя ей очень нравились те края, собственно в Австралии она так никогда и не была. И вот теперь Джеймс Розен, адвокат их семьи с весьма прибыльной практикой, уведомил ее о том, что она сделалась владелицей ранчо и нескольких земельных участков, богатых полезными ископаемыми. Все это Эрин получила в наследство от человека по имени Абеляр Уиндзор, ее дядюшки, которого она не то что в глаза ни разу не видела, но о существовании которого даже не догадывалась. Розен показал ей на карте местонахождение земель Уиндзо-ра и даже дополнил свой рассказ фотографиями с видами штата Западная Австралия, явно из туристического буклета.

Из фотографий было ясно, что Кимберлийское плато не самое уютное место на планете. Некоторую известность оно приобрело благодаря коровам мясной породы: она называлась «Кимберлийские короткорогие». Известно было Кимберлийское плато и экзотической фауной: там водились кенгуру, длиннохвостые коршуны и чрезвычайно опасные и очень ядовитые змеи «мулгасы». Если что и понравилось Эрин, так это удаленность ранчо от мест более цивилизованных, а то она уже почти смирилась с необходимостью надолго поселиться в Европе.

Правда, информация, полученная от Розена, была весьма обрывочна. Она пыталась задавать ему вопросы, однако он сразу же сказал, что Коул Блэкберн, курьер, который доставит ей завещание Абеляра Уиндзора, наверняка сможет куда полнее удовлетворить ее любопытство.

Девушка уныло следила за мельтешащей толпой, пытаясь представить себе, как может выглядеть этот Коул. Розен ничего о Коуле не знал, за исключением того, что тот был геологом, однако почему-то представлял юридическую фирму, причем очень крупную, с отделениями в Австралии и Гонконге, которая занималась всеми вопросами, связанными с наследством Уиндзора.

Когда Эрин особенно его допекла. Розен был вынужден признать, что хотя сложившаяся ситуация и не совсем обычна, но беспокоиться Эрин решительно не о чем: эта юридическая фирма была весьма солидной и уважаемой.

Но несмотря на уверения Розена, Эрин предпочла занять такой наблюдательный пост, чтобы увидеть Коула раньше, чем он увидит ее. Это было отчасти подсознательным решением: Эрин всякую встречу с мужчиной старалась обставить так, чтобы не быть застигнутой врасплох. Это до какой-то степени объяснялось ее характером. Кроме того, такой осторожности ее научила жизнь.

В вестибюле отеля толпились туристы с огромными чемоданами, бизнесмены с элегантными кожаными кейсами. Многие мужчины, хорошо загоревшие, излучали ауру экономического благосостояния. Однако никто из всех этих людей не стоял, опираясь, и не всматривался в лица окружающих. На секунду Эрин подумала, что небрежно одетый, с огромным рюкзаком, длинноволосый мужчина может оказаться Коулом. Кожа на его лице была того характерного загара, какой Эрин встречала на Аляске и который свидетельствовал о пребывании под палящим солнцем северных широт, — да, впрочем, и весь облик этого мужчины говорил о его принадлежности к геологам. У него было весьма приятное лицо с правильными чертами и мягкая улыбка. Этакий скромный мужественный герой. Когда Эрин оказывалась в Нью-Йорке или где-нибудь в Европе, ее почти всегда окружали такие мужчины. Мужчина стоял у стойки администратора и несколько минут обозревал публику, очевидно, кого-то поджидая. Эрин намеревалась было уже покинуть свой наблюдательный пост, как вдруг приятная женщина средних лет, в вечернем платье, подошла и обняла мужчину. Хотя на Аляске Эрин редко смотрела телевизор, с первого взгляда она узнала в женщине ту самую сучку, которая снимается в еженедельном сериале и пользуется бешеной популярностью. В жизни актриса выглядела лет на десять старше, чем в своем сериале.

Парочка немного поворковала, затем, взявшись за руки, направилась к бару, где уже начиналась какая-то званая вечеринка. Эрин успела еще подумать, что эта актриса всем своим видом демонстрирует: мужчина является ее полной собственностью. И вела она своего спутника, как ведут дорогого пса: слишком уж напоказ. При этом, даже если мужчине подобное обращение и не нравилось, он никак этого не выказывал.

Впрочем, домашней собачонке и не пристало показывать зубы.

На лице Эрин не отразилась ни одна из ее мыслей. Когда странная парочка проходила мимо Эрин, она заметила, что загар на лице мужчины был явно искусственного происхождения, из салона красоты. Да и рюкзак его тоже был больно уж чистенький, без малейшего пятнышка — будто только что из магазина. Мужчина дефилировал откровенно пижонской походочкой — геологи так не ходят.

Парочка скрылась из глаз, и тут Эрин обратила внимание на несколько необычного мужчину, оказавшегося в гуще многоцветной толпы. Мужчина был темноволос, одет в черный пиджак из тонкой чесучи и в расстегнутую на груди белую рубашку. Его обветренная и загорелая кожа не имела ничего общего с косметическим салоном. Мужчина двигался с врожденной грацией. К запястью браслеткой был пристегнут черный кожаный кейс.

Мужчина смотрел на Эрин.

В первое мгновение пульс Эрин участился, впрочем, это была обычная женская реакция на эффектного представителя противоположного пола. Затем волнение перешло в раздражение, которое, в свою очередь, на мгновение превратившись в гнев, сменилось чувством страха. Этот элегантный, направлявшийся к ней мужчина с хорошо тренированным телом проницательно смотрел на нее. Таким типам Эрин старалась никогда не доверять. Этому она научилась у отца и у собственного брата.

И у Ганса.

Эрин попыталась скрыть свои ощущения. Она признавала иррациональную основу собственных эмоций. Мужчина, с которым она должна была встретиться, был не другом и не любовником, а их встреча носила сугубо деловой характер. Предстояло всего-навсего переговорить с курьером, с посыльным. Мужчина подошел к ее креслу, несколько отгороженному зеленой растительностью от глаз разношерстной толпы. Однако ничто не помешало бы Коулу Блэкберну увидеть девушку.

Когда Эрин встала ему навстречу, Коул, давно ее заметивший, уверенно подошел к ней. Рядом с крашеными женскими и мужскими головами волосы девушки пылали, словно костер. На ней была черная хлопчатобумажная блузка и слаксы: все это производило впечатление случайно выбранной и только что вытащенной из чемодана одежды. Странным образом сочетались черная ткань блузки, огненно рыжие волосы и гладкая светлая кожа лица. Коул, впрочем, подумал, что одежда скорее всего была выбрана из соображений элементарного удобства, а вовсе не для того, чтобы подчеркивать цвет лица и волос.

Эрин сделала шаг навстречу Коулу и кивнула, как бы подтверждая, что именно его она и поджидает. Коул мысленно крякнул: у него было такое чувство, словно неожиданно для себя он угодил в засаду.

Фотография Эрин, которую он видел, не передавала общего впечатления от ее облика, очень сексапильного, так что Коул сразу почувствовал некоторое возбуждение. Он не испытывал подобного с тех пор, как расстался с черноглазой, с золотистой кожей и музыкальным смехом Чен Лай. Коул тогда чудом избежал сладостного капкана китаянки, спутав элементарную похоть с любовью и отдавая ей гораздо больше, чем получал. Подобная ошибка больше не повторится. Что бы там ни было.

Они шли навстречу друг другу. Коул не сводил с Эрин глаз, пытаясь по ее лицу отгадать, известно ли ей о собственной сексуальной привлекательности. Но даже если сексапильность и была деланной, женщина вела себя с предельной естественностью. Она не посматривала по сторонам, чтобы удостовериться, какое впечатление производит на мужчин. Не было у нее на лице умело нанесенного макияжа, ее ногти не были тщательно ухожены и наманикюрены, не было и нарочито неряшливых свисающих прядей и как бы невзначай расстегнутой пуговицы. А вот сексапильность Лай была построена именно на намеках и полутонах. У Эрин и в помине не было ничего подобного, что делало ее еще более очаровательной.

Глаза девушки отливали той же невероятной зеленью, что и похожий на изумруд алмаз: за такой блеск отдавали жизнь люди в прошлом и не раз еще погибнут в будущем.

При этой мысли Коул криво усмехнулся. Ему не раз доводилось быть свидетелем гибели людей по всяким поводам. Сколько людей положили свои жизни во имя идеологии, теологии, философии!

— Если не ошибаюсь, вы Эрин Уиндзор? Меня зовут Коул Блэкберн.

Когда он остановился рядом, Эрин была несколько удивлена тем, каким рослым и хорошо сложенным оказался этот Блэкберн.

Подобная реакция была, впрочем, для Коула привычной. Он протянул для приветствия руку. Чуть помедлив, Эрин пожала ее.

— Мистер Блэкберн, — сказала Эрин, отпуская его руку, — я почему-то ожидала, что вы должны выглядеть совершенно… гхм… иначе. Мистер Розен, мой адвокат, назвал вас «курьером»…

— Ну, знаете, меня иногда называли и гораздо худшими словами. Где мы могли бы с вами спокойно побеседовать?

— Непременно нужно беседовать в спокойном месте?

Он пожал плечами.

— Лично мне все равно. Я просто подумал, что, когда я буду передавать вам алмазы на сумму более миллиона долларов, лучше избежать посторонних глаз.

— Смеетесь, да? — спросила Эрин.

— Разве я похож на любителя посмеяться? — С этими словами Коул приподнял кейс, демонстрируя Эрин браслетку на своем запястье. — Я готов хоть сию минуту предъявить вам алмазы, однако полагаю, что лучше сделать это в более укромном месте.