Величайшие сокровища Чака Паланика – его прошлые ошибки.

15.05.2018

Автор: CHUCK PALAHNIUK, Krystie Lee Yandoli, David Bertozzi
Перевод с английского: Sergey Toronto

Автор романа «Бойцовский Клуб» беседовал с  BuzzFeed о своём новом сборнике рассказов «Сочини что-нибудь», о своём писательском опыте и о том, что бы он хотел сказать молодому себе.

Когда в 1996 году Чак Паланик опубликовал свою книгу – возможно, вы слышали о ней ранее, название этой книги«Бойцовский Клуб» - он и представить себе не мог, что в конечно итоге, издание этого романа положит начало его исключительной карьеры как писателя и сформирует всю его оставшуюся жизнь. 

Почти двадцать лет спустя, Паланик написал 19 книг, множество рассказов и даже создал новую серию комиксов, которые являются продолжением его культового дебютного романа.  Хотя автору сопутствовал успех все два последних десятилетия, он не стесняется своего мрачного прошлого; он признаёт, что в прошлом он делал ошибки и с ним случались неудачи, но именно они привели его туда, где он сейчас находится.

26го мая выходит его сборник рассказов «Сочини что-нибудь: истории, которые не могу остаться непрочитанными». Сборник из 23 рассказов, включает в себя новые истории, старых героев его романов, а также там вновь появляется знаменитый  Тайлер Дёрден, в предыстории к «Бойцовскому Клубу», рассказе «Экспедиция».

У BuzzFeed был шанс пообщаться с Палаником и обсудить его новые проекты, важность неудач, стойкости, а также поговорить об ошибках, которые обычно делают начинающие писатели. Вот что он нам сказал:

Об искусстве рассказывания историй:

BuzzFeed: Вы написали почти двадцать романов, множество рассказов и вы, вообще, постоянно что-то делаете. Это когда-нибудь казалось вам тяжёлой работой? Как вы со всем этим справляетесь?

Чак Паланик: Я получил диплом по специальности «Журналистика», поэтому я хорошо знаком с творческим процессомСтадса Теркела. Я стал человеком, к которому приходят люди, тогда, когда они хотят рассказать свои истории, те, что они не могут рассказать больше никому, и меня просто засыпают  экстремальными историями, и я должен их во что-то превратить. Много времени  я занимаюсь тем, что выуживаю истории, рассказывая свои. При этом, у  многих людей, переживания  настолько похожи, что даже один ужасный секрет, который был раскрыт,  резонирует с секретом в другом человеке и это позволяет ему рассказать свою историю.

То есть, для вас это не кажется трудной работой; всё происходит естественно и вам это нравится?

ЧП: Просто невероятно нравится.

О процессе написания книг:

Чем отличается работа над рассказом и  работа над написанием целого романа? Что вам больше нравится писать рассказы или романы?

ЧП: Первоначально, мои романы начинались с рассказов. Когда я писал «Бойцовский Клуб», мне нужно было провести исследования по поводу персонажа, также как художнику необходимо предварительно сделать серию набросков, поэтому я написал рассказ, который в итоге стал Главой Шестой, о том клубе, куда вы могли пойти.  Тот рассказ, был просто историей, где я экспериментировал с использованием разных правил (также, как монтажёр фильма монтирует кадры для того чтобы добиться наибольшего эффекта), чтобы избежать многословных переходов между всеми этими нелинейными сценами. Я писал рассказы используя их как трактовки, для того чтобы увидеть, будет ли то, что в них есть, резонировать с  тем, что я пишу и  стоит ли продолжать развивать заложенные в них идеи. Так как все рассказы получили положительный отклик у моих собратьев по перу, я нашел способ связать их все вместе и создать на их основе роман. И это способ, который я до сих пор использую в своей работе: я нахожу предпосылки и смотрю, как люди устанавливают связь с ними, как правило, мои предпосылки извлекают на свет множество других историй из жизни людей. Они говорят: «О, такое произошло со мной, давайте я расскажу вам свою историю, которая потом станет книгой».

О сборнике рассказов «Сочини что-нибудь»

Есть ли смысл в том, порядке, в котором рассказы представлены в сборнике?

ЧП: Я хотел начать сборник с рождественской истории и завершить его также рождественской историей, но мой редактор сказал, что рассказ «Элеонор» с его малапропизмами, слишком сложен, чтобы ставить его первым. Вместо этого, мы начали с рассказа «Тук-тук», который насыщен расизмом, сексизмом, гомофобией и, по-видимому, с него проще начать читать сборник.

Есть ли в сборнике рассказ, при написании которого, вы получили больше всего удовольствия?

ЧП: Вообще-то, рассказ «Элеонор». Это была настолько сумасшедшая история; пришлось полностью разучиться писать и делать всё неправильно, и это было таким удовольствием, писать именно так.  Но потом, у меня в голове несколько дней была полная каша.

Увидим ли мы, как один из рассказов в сборнике «Сочини что-нибудь» в один прекрасный день  станет романом?

ЧП: Люди уже просят написать роман, основанный на рассказе  «Зомби», в котором идёт речь о подростках и дефибрилляторах, и я уже пытаюсь написать роман на основе рассказа «Элеонор», историю с этим странным, желательным языком, но мне кажется, такой роман вымотает читателя. Там слишком много неправильных слов, которые нужно понять.

О важности ошибок:

Ещё до того как  начинается  история, вы приводите цитату Маркиза де Сада: «Для того чтобы познать добродетель, мы сначала должны познать порок». Что это значит для вас?  Что это означает для истории Тайлера Дёрдена?

ЧП: Это отчасти связано с философской идеей, о том, что я действительно рад тому, что совершил множество ошибок, плохо выбирал себе друзей, на протяжении всей моей юности, у меня не было головокружительного взлёта, который бы сразу наставил меня на правильный путь без совершения ошибок и неудач. Чем старше я становлюсь, тем больше понимаю, что все мои неудачи, все ужасные вещи из моего прошлого и истории, которые они породили – это то, на что я буду опираться всю оставшуюся жизнь. Я действительно рад, что мои годы  от двадцати до тридцати лет, я провёл бездельничая, и меня преследовали неудачи и несчастья одно за другим вместе с людьми, делающими тоже, что и я – и это, на самом деле, теперь, моё величайшее сокровище.   

O предыстории к Бойцовскому Клубу:

Давайте поговорим о рассказе  «Экспедиция». Тайлер Дёрден вернулся, и всё действительно ждут эту историю. Что такого в персонаже Тайлера, его истории и сущности, что заставило вас захотеть написать предысторию о нём?

ЧП: Прошлым летом я был в Испании, там я поставил себе цель написать историю в стиле Г.Ф. Лавкрафта – а Лавкрафт писал в стиле похожем на стиль Эдгара По и Натаниеля  Готорна, на самом деле,  это длинная история  подражания готической литературе. В общем, я прочитал всего Лавкрафта, множество произведений Эдгара По и я действительно попробовал подражать тикам Лавкрафта, его небольшим изобретениям слов и длинным пассажам предшествующим истории, перед изложением самой истории.  Мне нужно было отучить себя от использования минимализма, в котором я практиковался многие годы  и также применить всё это к мифологии Тайлера Дёрдена. Идея книги «Бойцовский Клуб 2», в том, чтобы перенести историю в будущее, но расширить ей и на прошлое, так чтобы первая книга не казалась лишь одной завершённой историей. Нужно было представить всё как часть одного большого паттерна. 

Интересно, что предыстория и продолжение были опубликованы одновременно, так чтобы читатели смогли узнать о прошлом и будущем Тайлера. Думали ли вы, что так произойдёт, когда писали «Экспедицию»? Оказало ли продолжение книги,  влияние на то, как вы написали  этот рассказ?

ЧП: Да оказало, так как я изначально не думал, что «Экспедиция» будет отдельным рассказом, который существует сам по себе. Этот рассказ был нужен, чтобы показать некоторые сцены, я думаю это выпуски 8 и 9 из десяти выпущенных издательством Dark Horse.

Почему вы решили перенести историю в Германию 19го века?

ЧП: Потому что действие происходит в Гамбурге, а там есть эти стены и люди, о которых я бы сказал, что у них двери расположены  напротив друг друга и именно поэтому, женщины не могут зайти внутрь дома и стоят на улице со сцепленными на груди руками и опущенными головами. Это район красных фонарей, и если женщина, не проститутка, проходит мимо, дети проституток забросывают их презервативами заполненными мочой. Всё это существует в действительности и происходит там  прямо сейчас.

О комиксах «Бойцовский Клуб 2»:

Когда вы написали свой первый роман Бойцовский Клуб  в 1996 году, технологии были другими, политика и социальный климат также отличались. Мир был действительно другим. Как всё это повлияло на то, что вы создали «Бойцовский Клуб 2» в виде комикса?

ЧП: В комиксе гораздо больше используются сотовые телефоны и СМС. Конечно, весь комикс  не построен на этом, но эти темы там есть. Вместо того чтобы [Тайлеру] читать газеты и выискивать группы поддержки, он проверяет историю поиска [своей партнёрши], так что он знает в какие группы поддержки она собирается пойти. Изменилось то, как подаётся информация и на этом всё. Все так же несчастны, как и всегда, и он много говорит об успокаивающих и психотропных препаратах, которые все больше и больше принимают мои друзья – особенно друзья мужчины. Кажется, что все кого я знаю, обеспокоены тем, они ли это на самом деле или как только у них закончится рецепт они превратятся в кого-то другого.

Чем отличался процесс совместно работы над комиксом? Как выглядел сам процесс написания книги?

ЧП: Единственная причина, по которой  был создан комикс, заключалась в том, что сборник рассказов («Сочини что-нибудь») по плану, должен был стать моей следующей книгой, а так как по большей части книга была уже завершена, у меня внезапно образовалось полтора свободных года, которые я мог потратить на совершенно новую форму повествования.  Вместе со своим редактором в  Dark Horse, Скотом Алли и иллюстратором Камероном Стюартом, я использовал это время чтобы учиться. Наибольшим препятствием для меня было научиться писать захватывающие фразы, которые идут в конце страницы, перед тем, как читатель её перевернёт и узнает что-то важное: Суть здесь в том, что, например, вы видите пред собой разворот двух страниц, и вы взглядом окидываете их и приблизительно понимаете, о чём пойдёт речь. Единственное место, где вы можете действительно удивить, шокировать читателя  или заставить его засмеяться, находиться в нижнем правом углу страницы – в самом крайнем блоке, а когда вы переворачиваете страницу – развязка находится в верхнем левом блоке.  Подогнать каждую историю так, чтобы завязка и развязка находились там где нужно, было огромным испытанием для меня; эта особенность комиксов и тебе действительно нужно научиться тому, как это нужно делать.

И есть ещё одно -  в комиксах вещи могут быть впечатляющими. Это позволяет вносить в историю некоторые аспекты, которые по-другому не было бы возможным представить, например,  детей с прогерией, которые умирают, но при этом являются постоянными персонажами. Нельзя показывать в фильмах маленьких умирающих детей без того, чтобы всем зрителям от этого не стало плохо, но это возможно в комиксах. Камерон Стюарт может нарисовать всё это карикатурным образом, дав людям достаточно нереальности для того, чтобы они вытерпели такие  сложные вещи, без потрясений.  В этом сила мультфильмов и комиксов.   

Будет ли поставлен мюзикл Бойцовский Клуб?

ЧП: У Дэвида Финчера, есть права на театральную постановку «Бойцовского Клуба» и у него есть договорённость с Трентом Резнером. После того,  как Трент написал музыку к фильмам «Исчезнувшая» и «Социальная Сеть», Дэвид убедил Трента в том, что он может написать музыку и партитуру для рок-оперы, основанной на Бойцовском Клубе. Тренту понадобится год, чтобы написать все основные партии, а потом они начнут производство. Идея Дэвида в том, что у каждого поколения должна быть своя рок опера, будь то  «Томми» или «Стена», а у родившихся в начале второго тысячелетия такой рок оперы нет. Дэвид консультировался с Джули Темор о том, как создать такое гигантское зрелище, которыми она знаменита, как например «Человек-Паук» и «Король Лев». Идея Дэвида в том, чтобы создать такие  шоу и открыть их в нескольких городах одновременно.

О том, что бы он хотел сказать себе молодому:

Если бы вы могли вернуться в прошлое и сказать что-то самому себе, чтобы вы сказали 18 летнему Чаку?

ЧП: Я бы пошёл к моему отцу. Я никогда его не навещал, а потом  - бам – и он погиб. Мой отец и я, у нас никогда не было каких-либо близких отношений; я показывал ему такого себя, каким, как мне казалось, он хочет меня видеть и мы говорили о чём угодно, кроме нас самих. Если бы я мог, я бы пошёл к моему отцу.

О советах  начинающим писателям:

Какой совет вы могли бы дать другому писателю, который хочет рассказать историю, но не знает с чего начать?

ЧП: Так часто начинающие писатели, хотят начать с самой важной истории в своей жизни – написать о домогательствах, ужасной жизни наркомана, о том, что они всегда скрывали – они хотят рассказать свою  самую важную историю, но им не хватает мастерства  для того, чтобы её передать. В конце концов, их история превращается в комедию. Сильная история, рассказанная плохо, становится смехотворной и заставляет людей, прикрывая рот ладонью, прятать свои смешки. Самая важная история в вашей жизни, должна быть написана вами последней. Вам нужно начать с забавной, увлекательной истории, которую вы будете писать с удовольствием, так вы получите опыт, рассказывая о не столь важных вещах, а потом, начнёте применять полученный опыт  к более серьёзным темам.

Источник: www.buzzfeed.com/krystieyandoli/chuck-palahniuks-greatest-treasures-are-his-past-mistakes