Сказки для Сонечки. Сказка вторая. А.Петров.

На следующий день Писатель передал сказку сониной маме, а мама отнесла ее в больницу. Наша больная девочка лежала в хирургическом отделении и со страхом ожидала операции. Мама принесла Соне домашние вещи, фрукты и сказку. В приемном отделении ворчливая старенькая санитарка объяснила, что "в хирургию к больным никого пускать не велено", приняла сумку и обещала передать в Сонину палату. Врач сообщила, что сейчас решается вопрос о том, нужна операция или нет. Возможно в некоторых случаях обойтись и без нее. Мама вышла из больницы растерянная и пошла в ближайший храм помолиться за здоровье дочки.  Мама стояла перед иконой Владимирской Божьей Матери и просила Заступницу простить грехи своей дочки и вернуть ей здоровье. После земного поклона она снова подняла глаза к святому лику Богородицы - и вдруг ей показалось, что легкая добрая материнская улыбка пробежала по лицу Пречистой Матери. Тогда мама поняла, что ее дочка прощена, и уже с облегчением и спокойствием вышла из храма.    ...А в это время Соня сидела на своей больничной кровати и разбирала принесенный санитаркой пакет. От привычных домашних вещей исходил знакомый уютный запах. Она погладила их ладошкой и прижала к себе. Прохладные желто-красные яблоки она разложила по тумбочке, а банан очистила и стала есть. Девочка уже собиралась свернуть пакет и тихонечко всплакнуть, но оттуда выпала ей на коленки книжечка. Соня удивленно разглядела обложку с наклеенной картинкой, затем открыла первую страничку и погрузилась в чтение.
На следующий день Соню перевели в терапевтическое отделение, где уже "никого не резали", зато пускали посетителей. Настроение Сони улучшилось, и она с нетерпением стала ожидать маму. Девочка еще несколько раз открывала книжечку со сказкой и перечитывала места, где ангел передает Соне свой наказ и описывает Царство Небесное.    Ну, вот, наконец, в палату вошла мама. Слезы опять наполнили сонины глазки, но она себя пересилила и часто-часто заморгала, чтобы мама не видела непрошеной слабости.    -Мама, а ты читала сказку?
-Погоди ты, Сонечка, расскажи лучше, как ты себя чувствуешь? Животик болел?
-Чуть-чуть...
Мама погладила больной животик Сонечки и как обычно при этом сказала:
-У собачки боли, у кошки боли, а у Сонечки не боли.
-Лучше - ни у кого не боли... - отозвалась Соня. - А меня скоро отсюда выпи­шут?
-Точно не знаю, но думаю скоро. Тебя здесь не обижают?
-Нет, вроде... - сказала тихо Соня, а сама вспомнила, как девочка из их палаты сегодня дразнила и толкала ее. Но Соня твердо решила, что не будет отвечать девочке грубостью, и маму не станет огорчать такими мелочами.   -Мама, так ты читала сказку-то?
-Прочла по дороге к тебе. А тебе она понравилась?
-Да, очень! Я вот хотела спросить только, а я никогда не смогу увидеть Ангела-Хранителя?
-Если очень захочешь, то обязательно увидишь, - задумчиво ответила мама.
-Дядя Писатель постился и молился для этого. Значит, и мне так нужно делать?
-Вообще-то, до четырнадцати лет ты можешь не поститься. Но раз уж очень хочется начать сейчас, мы попросим благословения у отца Сергия, и если он благословит, то можешь начать поститься.
-Мама, попроси батюшку сегодня!
-Хорошо, милая, попрошу, - пообещала мама и поцеловала Соню в прохладную бледную щечку.
Духовный отец Сони внимательно выслушал маму и задумался, оглаживая густую седую бороду.
-Поститься я благословляю, это дело всегда на пользу. Только вот с видениями ангелов надо бы поосторожнее: не все те, кто выглядят ангелами, ими являются на самом деле. Пусть Писатель и Соня, если это с кем-нибудь повторится, испытают ангела требованием - помолиться Иисусу Христу. Это обязательно! Но если это был действительно ангел, то это чудо... Ты присматривай за Соней, чтобы из-за таких явлений у нее гордыньки не появилось.
-Конечно, отец Сергий, я и сама об этом думала уже.
-А я буду за вас молиться. Передай привет Сонечке. Когда выздоровеет пусть, приходит ко мне, мы с ней поговорим.
Скоро Соню выписали из больницы, и она с радостью вернулась домой. А в день выписки она сумела поговорить с девочкой-задирой. Сначала та посмеивалась, но Соня вела себя миролюбиво и спокойно. Она смогла не обращать внимания на развязный тон собеседницы, и тихо рассказала ей, как они с мамой ходят в храм. Девочка притихла и с интересом слушала. Потом стала задавать вопросы. Странно, но Соня отвечала ей без сомнений и запинок, будто слова сами рождались в голове. Словом, они расстались подругами и решили дружить. Дома Соню посадили за стол и предложили поесть пельменей. Мама специально к ее возвращению слепила их своими руками. Но Соня вспомнила, что сегодня среда, а это постный день, и отказалась от любимого блюда. Мама сначала хотела ее пожурить, но потом подумала и согласилась с дочкой. Так Соня начала поститься.  Теперь уже не мама, а Соня первая просыпалась по воскресеньям и просила поскорей собираться, чтобы успеть исповедаться перед началом литургии. Вечером в субботу она без напоминаний сама садилась за стол и к исповеди записывала на листок бумаги свои прегрешения.  На литургии Соня уже не отвлекалась, как раньше, а внимательно слушала каждое слово батюшки. И иногда ей казалось, что Ангел-Хранитель совсем рядом и с радостью наблюдает за ней. После причастия ее душа наполнялась таким теплом, какого Соня до этого никогда не испытывала. Весь воскресный день она носила в себе это радостное тепло и оберегала его, как огонек свечи от порыва ветра.  На ее личике появилась светлая улыбка. От этого Соня стала просто красавицей. В школе к ней перестали приставать хулиганы и задиры. Они будто остерегались ее нового состояния и уважительно обходили стороной. Зато подружки словно потянулись к ней. Отметки в дневнике тоже улучшились - уроки ей давались легко, память окрепла, прочитанное запоминалось почти буквально.    Мама радовалась переменам, происшедшим с Соней. Да и отец Сергий тоже успокоился, наблюдая в своей маленькой прихожанке искреннюю жажду Божией любви и отсутствие малейших признаков гордыни. Великий пост со всеми его строгостями Соня выдержала без особых усилий. Но зато впервые на Пасху она ощутила себя настоящей христианкой. И много раз произносимые раньше слова "Христос воскрес!" в эту Пасху звучали совсем по-другому. Они несли в себе такую радость, что вся душа пела и светилась!  В пасхальную ночь Соня перед сном прочла по молитвослову пасхальные часы и со счастливой улыбкой зарылась в чистую, благоухающую свежестью постель. И вот, когда сон еще не поглотил ее сознание, а память невольно поднимала из своих глубин воспоминания о Крестном ходе и пасхальной службе... Когда сознание балансировало на тонкой грани между сном и явью... комната осветилась голубыми огоньками, запахло будто цветами и ванилью, и из серебристого облака сначала расплывчато, потом все ярче стал появляться Ангел-Хранитель. Соня сразу узнала его и радостно приветствовала:
-Здравствуй, мой пресветлый ангел! Я так хотела тебя увидеть!
-Здравствуй, Сонечка. Я все знаю. И радуюсь твоим успехам. Ты действительно очень захотела - и вот твое желание исполнилось. Сам Архангел призвал меня к себе и позволил явиться тебе. И даже дал нам с тобой гораздо больше времени, чем тогда с Писателем.
-Правда? Значит, ты мне самой все-все расскажешь?
-Не торопись, Соня. Вспомни, что тебе велел твой духовный наставник отец Сергий! Ты обязана помнить и выполнять все его наказы.
-Но ведь я вижу тебя, и нет у меня никаких сомнений, что ты Божий ангел!
-Все равно требуй молитвы! Так надо.
-Хорошо, Ангел-Хранитель. - Соня немного помедлила и, набрав побольше воздуха для решимости, потребовала: - Помолись Иисусу Христу, если ты ангел Божий!
-Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, слава Тебе вовеки! - произнес ангел и озарился ярким светом.
-Господи, Иисусе Христе, помилуй мя!- сказала Соня, вспомнив как Писатель молился, чтобы не ослепнуть от этого благодатного света. Молитва сразу прошла в сердце и зажгла там огонь. Теперь она могла спокойно переносить яркое ангельское свечение, какое вызвала такая короткая, но сильная молитва.
-Молодец. А сейчас, Соня, я должен научить тебя любить Божье творение на земле. Дай мне руку. Только рука Сони коснулась ангельской руки, как они понеслись сквозь голубое пространство. Вот их стремительный полет приостановился, и они оказались в летнем лесу на берегу реки.  -Тебе нравится?
-Да, конечно, разве здесь может не нравиться! - зачарованно произнесла Соня.
-К сожалению, может. Многие люди не способны видеть красивое. Ты способна, но тоже не все. Я тебе сейчас покажу немного больше, чем обычно видят люди.  Ангел-Хранитель широким жестом провел рукой вдоль линии горизонта, и вот пространство будто увеличилось в несколько раз. Соня только что видела ближние деревья на краю леса, а сейчас она вдруг увидела все деревья в лесу, всех лесных зверей и птиц. Реку она видела до самого дна от истока до устья, всякую рыбешку, малейшую личинку было видно.    Стало заметно легкое голубоватое свечение, исходящее от каждого существа и предмета, множество их объединялось в единое сияние, обнимавшее весь мир.
-Ты сейчас видишь зримый образ Божественной любви. Каждая зверюшка, каждый паучок и муравей, каждый камешек и пылинка, атом и молекула, даже каждая планета и звезда - все, абсолютно все объято любовью Творца. Он присутствует во всем, а все присутствует в Нем. Без любви Бога ничего не может существовать, даже такие виды энергии, как пространство и время. Все создано Богом. Все сначала было красиво и совершенно, только росло, крепло и становилось с каждым мигом более совершенным и прекрасным.    Разрушение и смерть возникли после грехопадения. Появились гниение, ржавчина, болезни, борьба и пожирание зверьми друг друга. Ты, Соня, должна научиться во всем видеть две стороны: созданное Творцом - и греховное, появившееся после. То, что красиво, величественно, полезно - все это от Бога. То, что вызывает в тебе отвращение, боль - от греха.    Нужно научиться видеть в каждом существе его светлую часть и любить ее, как создание Божье. А ко греховной части надо относиться как к болезни, лечить ее жалостью, любовью, теплом своего сердца.  Вот посмотри на этого волчонка, - Ангел-Хранитель показал на пушистого щенка из волчьей стаи, - и тот будто приблизился к ним, как под увеличительным стеклом. - Видишь, какой он добрый, потешный и ласковый. Он все время играет и даже кусается ласково и не больно.  Соня протянула руку к волчонку и вдруг рука ее дотянулась до мягкой шерстки волчьего детеныша. Соня погладила его спинку. Щенок завилял хвостиком и лизнул сонину руку. Его мордашка излучала беззащитную детскую улыбку.  -Видишь, дети - все одинаково хорошие. Пока не выросли - добрые и ласковые. Это потому, что они только недавно сотворены силами Творца, и зло еще не вошло в них. Но вот они растут, и взрослые их учат злому. Они воспринимают жестокие законы грешной земной жизни и сами становятся жестокими и злыми.    Но все равно Богом сотворенный младенец до смерти живет в каждом существе. Вот почему лаской и любовью можно приручить и подружиться с каждым зверем. Вспомни святого Сергия Радонежского. В дремучем лесу, где он жил в своей келье, к нему приходили волки и медведи. Он кормил их из своих рук, и звери не трогали его, а становились друзьями.  Я знаю людей, которые научились любить не только домашних кошек и собак, но и таких с виду страшных существ, как крокодилы, пауки и змеи. Все откликаются на любовь. Всё живое и неживое ищет любви. Жаждет Любви.
-Ангел-Хранитель, а почему камешки светятся так же, как и звери? - спросила Соня и взяла камешек в руку. Со всех сторон его окутывало голубое сияние.
-Это потому, что и в нем живет любовь Творца. Это я условно говорю "живое и неживое". На самом деле, ничего неживого нет. Любовь Бога все оживляет. Вот, например, дом человеческий состоит из вроде бы неживого кирпича. А ты замечала, как быстро дом начинает разрушаться, если из него все уехали и он остается без хозяина. Также быстро разрушается дом, в котором живут злые люди. Любая вещь, которую ты любишь, за которой ухаживаешь, служит дольше и приносит тебе больше пользы. Она будто возвращает накопленную от тебя любовь.
-Да-да, Ангел-Хранитель, вот у меня есть любимая кукла Даша. Мне иногда кажется, что она со мной разговаривает и понимает все, что я ей говорю.
-Совершенно правильно, Сонечка, так и есть. Кукла хоть и не может говорить словами, но говорит с тобой языком твоей любви. Вот такими же светящимися, как у этого камешка, лучиками... А теперь посмотри на деревья. Видишь, какие волны золотистого света исходят от них? Тебе ведь нравится бывать в лесу?
-Конечно! В лесу мне кажется, будто он волшебный. И там под каждым кустиком и рядом с каждым цветочком живет волшебная тайна. Мне очень нравится собирать цветы. А деревья бывают добрыми, как березка. Или суровыми, как старый дуб, что живет рядом с нашей дачей... Посмотри, Ангел-Хранитель, эта река, словно зовет нас к себе! Она улыбается нам!    Над рекой, повторяя ее контуры, переливалось веселое свечение, похожее на северное сияние, только очень подвижное и искристое. В игре лучей можно ощущались и улыбки, и смех, и призыв искупаться в ее прозрачной воде.
-Искупайся, если хочешь, - ангел прочел мысли девочки.
Соня скинула одежду и легла в теплой прибрежной воде на песчаное дно. Плавные струи ласкали ее тело, мелкие рыбешки иногда подплывали к ней и касались то руки, то ступней ног. Соня смеялась от щекотки, и рыбки испуганно рассыпались серебристыми тоненькими молниями. Игривое свечение реки окутало девочку и веселилось вместе с ней. Руки выпрыгивали из воды, и вместе с ними каскады хрустальных брызг летели в синее небо и играли радужными искрами. Затем она села в воде и залюбовалась подводной жизнью. Вот крупный окунь застыл в воде, только шевелит своими красными плавниками. Зеленый рак копается в тине, перебирая тонкими ножками и сильными клешнями. Вот ракушка-беззубка высунула из-под черных створок своей раковины розовую ногу и с трудом тащит свою хитиновую броню по желтому песку отмели. Длинные голубые водоросли плавно колышут гибкими стеблями, пряча в своих зарослях мелких рыбешек. А вот из-под коряги высунула зубастую голову пятнистая щука и маленькими глазками высматривает проплывающих рыбешек. Соня взяла камешек и бросила в щуку. Камешек шлепнулся на поверхность воды и стремительно стал опускаться прямо на щучью хищную морду. Та испугалась и скрылась под черной корягой. "То-то же! Не трогай маленьких рыбок!"
-Ну что ж, полетели назад, - задумчиво сказал ангел, когда Соня вышла из воды и оделась. - Сейчас ты видишь лес, удаленный от человека. А теперь я должен показать не очень-то приятные картины. Это результаты человеческой греховной деятельности.  Ангел снова взял Соню за руку, и они понеслись через пространство, которое прямо на глазах быстро менялось.  Они поднялись высоко над землей, и стало видно, будто из иллюминатора самолета. Под ними проплывали мягкие очертания лесов и прямоугольники полей, нити дорог и крыши селений. А вот показался большой город с шапкой серо-мутного дыма над ним. Золотистые и голубые цвета природного свечения сменились мутными темными излучениями. Над заводами и автодорогами с тысячами автомашин висели рваные темно-багровые всполохи.  -Теперь, Соня, ты видишь плоды человеческой гордыни. Смотри и сравнивай.    Грустно стало смотреть Соне на эту мрачную картину. Ее сердечко тронула печаль.  Но вдруг - сквозь темное грязное марево стали пробиваться к небу светлые яркие лучи! Будто прожектора испускали эти мощные столбы света. Соня присмотрелась и увидела, что источниками этих лучей являются купола церквей. Множество лучиков поменьше и потоньше, но тоже чистого яркого света поднималось от жилых домов.
-Это верующие молятся перед сном, - пояснил ангел. Очень сильный и красивый столб света упирался в самое небо над древним действующим монастырем.   -Этот свет - от монашеской всенощной службы. Видишь - будто мощная колонна, подпирающая небесный свод! Вот на таких столбах и столбиках пока что весь мир и держится! - торжественно произнес ангел - запомни все это, Соня.  Они еще покружили над городом и опять через голубой коридор вернулись в комнату Сони. Снова девочка оказалась в своей кроватке.
-Мне пора возвращаться. Но я всегда рядом, помни это, Сонечка.
-Я тебя увижу еще раз, мой добрый ангел?
-Если очень захочешь, то увидишь. А теперь прощай.
Ангел-Хранитель растаял в серебристом облаке. Слабые всполохи голубоватого света еще какое-то время тлели на стенах и потолке, потом и они растаяли в темноте. Лишь легкий аромат остался в воздухе.
Соня обняла свою любимую куклу Дашу и погрузилась в глубокий спокойный сон.