Эстетика Ницше.

12.03.2018

Наш канал в Telegram CRYPTOPASSIV ( Поближе познакомиться с криптовалютой, изучить способы майнинга и зарабатывать на этом )

«Искусство нам дано, чтобы не умереть от истины».

Ницше

Эстетика Ницше. Исходный пункт: Аполлон и Дионис. Складывание элитарной концепции искусства.

От философского мировоззрения Ницше, его филологических изысканий, его взглядов на мораль, политику, религию, науку неотделимы его эстетические критерии и вкусы. Ницше исключительно оригинален в своих эстетических построениях и, хотя элитарные тенденции в истолковании искусства мы можем зафиксировать на протяжении всей истории развития эстетической мысли, а в эстетике немецких романтиков (Шлегель, Новалис, Шеллинг), и особенно Шопенгауэра, можем отметить процесс складывания этих тенденций в систему элитарных идей, об элитарных концепциях в строгом смысле слова мы должны говорить лишь начиная с Ф. Ницше.

Хочу предложить небольшой, но действенный способ заработать. ЖМИ

Обучающее видео

Немаловажен сам факт выступления элитарных тенденций в чистом виде именно во второй половине XIX века, времени, когда подобные тенденции возникают не только в искусстве, но и в философии истории, и в социологии.

Эстетическое мировоззрение Ницше, неразрывно связанное с его общими философскими взглядами, проделало три этапа.

Первый этап начинается с первой значительной работы философа «Рождение трагедии из духа музыки» *. Следует сразу отметить, что в эстетике Ницше на первом месте не скульптура, не живопись, даже не театр, хотя о нем он говорит чаще всего, а музыка. Это романтическое предпочтение музыки всем другим искусствам остается главенствующей чертой эстетики Ницше на всех ее стадиях. Музыку Ницше считает универсальной, она — «Мать всех искусств», из нее возникли лирика и драма; она не отпечаток бытия, а его заговоривший таинственный голос: она — особого рода метафизика, проникающая за пределы всех недоступных логике жизненных явлений, через нее с нами «внятно беседует сокровеннейшая бездна вещей».

В своем темпераментно написанном трактате Ф. Ницше исследует греческую трагедию V века до Р. X. Он выявил противоположные тенденции греческого искусства, связав их с именами двух богов Аполлона и Диониса. Первый — символ сновидений, иллюзий и в то же время спокойного артистизма, трезвого правила; второй — символ наития, вдохновения, упоительного восторга, ощущения невероятной силы. «Аполлоновское» начало — это пластические образы изобразительных искусств и эпической поэзии. «Дионисовское» — это музыка и лирика.

По Ницше, в человеческом уме тоже существует два отношения к жизни —дионисовское и аполлоновское. Близость к природе, инстинкт, страстность означает дионисовский элемент в человеке, нечто иррациональное, примитивное и трагическое. Аполлоновское начало помогает принимать жизнь через мышление, превращая ее в мечту, светлую, гармоническую и прекрасную.

Эти два начала, считает Ницше, лишь однажды соединились в одно целое в аттической трагедии, где бурные страсти и коллизии обрамлены изящной полной совершенства композицией. Греческие трагики Эсхил и Софокл, которых молодой Ницше считает медиумами дионисизма, оживили мир гомеровких богов и с помощью аполлоновских творений фантазии облегчили себе постижение мирового целого, придав его стихии конкретность форм. В единоборстве уродливого оргазма и чар красоты сильнее первое, никогда не заслоняющее ужасов действительности и доставляющее индивидууму «экстаз самоуничтожения».

Лейтмотивы книги Ницше — оптимизм, разумность и мораль отвечают «предрассудкам демократического вкуса»; за благородным и гармоничным искусством древних греков, о котором молодой Маркс сказал, что «греки разбивали природу гефестовским молотом искусства, создавая статуи», Ницше видит только «дифирамбическое безумие»; жизнь «постоянно должна оставаться неправой»; Сократ с его «химерической верой» в возможность исцелить с помощью познания «вечную рану существования» виновен в повороте к рассудочному теоретизированию: истинное величие на стороне досократовской Греции. С точки зрения Ницше, греческая культура всего благороднее, там, где она трагична: «Грек знал и испытывал страхи и ужасы бытия: чтобы вообще быть в состоянии жить, он должен был заслонить себя от них лучезарными призраками олимпийцев.

Это глубокое недоверие к титаническим силам, природы, это над всеми познаниями без жалостно царящая Мойра, этот коршун, терзающий величайшего друга человечества Прометея... вся эта философия... была непрестанно побеждаема греками при помощи художественного промежуточного мира олимпийцев. По глубочайшей необходимости, чтобы быть в состоянии жить, должны были греки создать этих богов».

Трагедия, говорит Ницше, являясь произведением аполлоновского импульса, достигает величия и истинности потому, что она включает в себя и дионисийское начало: «В совокупном действии трагедии дионисийское слово достигает перевеса... И благодаря этому аполлоновский обман оказывается тем, что он и есть — длящимся в течение трагедии заволакиванием собственного дионисийского действия, которое, однако, столь могущественно, что в конце концов загоняет драму в такую сферу, где она начинает говорить с дионисийской мудростью и где она отрицает и самое себя и свою аполлоновскую видимость... Дионис говорил языком Аполлона, Аполлон же в конце концов — языком Диониса, чем и достигается высшая цель трагедии и искусства вообще».

Ницше игнорирует ту сторону античной драмы, которая хотя и не утешает, но вселяет мужество и стойкость под ударами судьбы; он перестает замечать комедийное начало; для Ницше — это всего лишь скоротечный момент, светлая пауза в трагическом ходе жизни; еще холоднее он к Греции софистов и Еврипида.

Нравственная подоснова эллинской трагедии —для Ницше «плоский и дерзкий принцип поэтической справедливости» с его обычным «deus eh machina». Для Ницше не приемлем аристотелевский катарсис, очищающий душу зрителя эффектами ужаса и сострадания; по его мнению, греческий философ категорически не может объяснить воздействие трагического на «дионисически восприимчивого зрителя».

Общий взгляд Ницше на классическую Грецию бесконечно трезвее и реалистичнее, чем у либеральных историков и философов. Для них в качестве идеала фигурировала только одна сторона античного полиса, состоящего из свободнорожденных. Вся античная культура связывалась только с этой системой отношений, выводилась только из нее.

«Даже в тех случаях, — пишет Ю. Давыдов, — когда (как, например, у Гегеля или Гете) возникло подозрение, что культура эта могла возникнуть только на базе рабовладения... от этой стороны вопроса старались абстрагироваться, забыть о ней... предположить, что эти неистинные отношения между полисом и рабами (и варварами) не влияли на отношения, складывающиеся внутри полиса, не нарушали их истинности.

Ницше покончил с этим «фальшивым оптимизмом» в понимании античного общества, введя в поле зрения и тот факт, что это общество базировалось на рабовладении, которое должно было сделать отношения внутри античного полиса совсем не гуманными, а самих свободорожденных — весьма далекими от гуманистического и просветительского идеала. «Бесспорно, — писал он, — что гуманизм и просвещение привели с собой древность на поле битвы в качестве союзника; и потому естественно, что противники гуманизма нападают на древность. Только гуманизм плохо знал и фальсифицировал древность: если посмотреть тщательнее, она является доказательством против гуманизма, против доброй в своей основе человеческой природы и т. п.) Враги гуманизма ошибаются, когда они вместе с тем борются и с древностью; она сильный союзник для них».

Итак, вырисовываются основные положения эстетической концепции Ницше. Первое: великое искусство возникает тогда, когда художник оказывается под властью дионисийского начала, т. е. всего стихийного демонического, подсознательного. Аполлоновское начало, т. е. просветление, разум, добро, гармония должно молчать в момент творения. Гений — воплощение Диониса.

Второе великое искусство возможно лишь там, где осуществлено разделение общества на касту рабов и касту господ.

Третьим, важнейшим положением эстетического элитизма Ницше является концепция мифа.

«С подлинно исторической точки зрения, — пишет С. Финкелстайн, — одним из достижений греков, обусловленным как наукой, так и решительным преобразованием общества, следует считать то, что они вырвались из состояния невежества и преодолели страх перед примитивным мифом. Они таким образом перераспределили роли в своих легендах, что боги приобрели черты реальных людей, действующих в реальных общественных ситуациях. Другими словами, это рационалистическое достижение сделало их искусство классическим».

Для Ницше же лоном синтетической культуры, лоном вырастающей из нее общественной целостности является миф. «Без мифа, — пишет автор "Рождения трагедии", — всякая культура теряет свой здоровый творческий характер природной силы: лишь обставленный мифами горизонт замыкает культурное движение в некоторое законченное целое... Образы мифа должны незаметными вездесущими демонами стоять на страже; под их защитой подрастает молодая душа, по знамениям их муж истолковывает жизнь свою и битвы свои; и даже государство не ведает более могущественных неписанных законов, чем эта мифическая основа, ручающаяся за его связь с религией, за то, что оно выросло из мифических представлений».

Как видим, понимание мифа у Ницше всеобъемлющее. Он идет дальше своих предшественников в решении проблемы мифа — немецких романтиков, — его способ еще ярче обнажает социальные корни его элитарной концепции культуры и искусства.

По мнению Ницше, буржуазное общество лишило народ всего великого, и прежде всего «его мифа». А на другом полюсе оно развило противоположность того, во что превратился народ— так называемый «образованный класс», смыслящий «в истинной поэзии, мифе ровно столько, сколько глухой в музыке». Глухой к мифологическим основам всякой истинной культуры, «образованный класс» мог создать лишь фальшивое подобие культуры и искусства, как раз то, что Ницше называл абстрактной, «сократической» культурой. От этих язв и пороков, считает Ницше, человечество должен освободить трагический миф...

Д.И. Корнющенко
Эстетика Ницше. Исходный пункт: Аполлон и Дионис. Складывание элитарной концепции искусства.
(ницшеанство как социокультурный феномен XX века)

***

Фридрих Вильгельм Ницше (1844 -1900) — немецкий мыслитель, классический филолог, композитор, поэт, создатель самобытного философского учения, которое носит подчёркнуто неакадемический характер и имеет широкое распространение, выходящее далеко за пределы научно-философского сообщества. Фундаментальная концепция включает в себя особые критерии оценки действительности, поставившие под сомнение базисные принципы действующих форм морали, религии, культуры и общественно-политических отношений и, впоследствии, отразившиеся в философии жизни. Будучи изложенными в афористической манере, сочинения Ницше не поддаются однозначной интерпретации и вызывают много разногласий. Философия Ницше оказала большое влияние на формирование экзистенциализма и постмодернизма, и также стала весьма популярна в литературных и артистических кругах.0:03Авто24:31