Департамент образования Москвы узаконил доносы школ на родителей

Нас спрашивают, как относиться к распоряжению Департамента образования г.Москвы (№ 01-50/02-609/18) об информировании учителями опеки о происшествиях в школах и насколько это законно.

В целом, в этом приказе почти ничего нового, но это так же незаконно, как и многое в рамках современной работы с неблагополучием. Мы считаем это эпизодом разрушительной для семьи и общества современной политики тотального взаимодействия служб.

Разберемся подробнее

1. Почему не ново. Свежее распоряжение предписывает детсадам и школам сообщать обо всех происшествиях с детьми в Департамент. «Не позднее 1 рабочего дня». «В целях координации работы Департамента... с органами профилактики».

В это нет новизны, более того, действующий «Регламент межведомственного взаимодействия по выявлению семейного неблагополучия, организация работы с семьями, находящимися в социально-опасном положении (трудной жизненной ситуации)» предписывает сообщать даже быстрее – в течение 3 часов.

Куда? – в четыре адреса: в опеку по месту жительства, в полицию в районе школы, в Департамент образования и в городскую КДН.

В каком случае? – «При выявлении фактов жестокого обращения с ребенком и иных обстоятельств, свидетельствующих о наличии семейного неблагополучия». То есть вообще просто если неблагополучие. В семье трудности – звони в полицию и опеку. Органы, чья функция вовсе не в том, чтобы помочь.

Свежее распоряжение руководителя московского Департамента образования И.И.Калины формально даже чище Регламента. Оно меняет формулировку: происшествием с детьми, о котором надо доносить, считается: «не исполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетнего своих обязанностей по его воспитанию, обучению и (или) содержанию, отрицательное влияние на его поведение, в том числе совершение действий, наносящих ущерб физическому или психическому здоровью ребенка, либо жестокое обращение с ним».

Эта формулировка – копия определения «семьи, находящейся в социально опасном положении» из ФЗ-120, со вставкой (“в том числе...”). А вставка эта ниоткуда – то есть не из законов, а из методичек о «жестоком обращении», в которых жестоким обращением считается даже «необоснованная критика».

С другой стороны, формально возражать нечему: нанесение ущерба здоровью – это и так уголовное преступление. Но только это не, например, побои – синяки и ссадины как ущерб здоровью не квалифицируются. Представить себе, что ребёнок спокойно пришёл в школу с чем-то серьёзным, трудно. Другое дело, что методички учат наоборот, и на практике даже в случае простых ссадин школы стучат, а опека в Москве забирает. Как не стесняясь заявляла прессе зам. главы ДСЗН Т.М.Барсукова – «до разбирательства».

2. Почему незаконно. Полномочие выявлять такие семьи, у школ по закону есть, но не с целью доноса: «Образовательные организации.... 3) выявляют семьи, находящиеся в социально опасном положении, и оказывают им помощь в обучении и воспитании детей» И сообщать в опеку школа тоже обязана (ст.121-122 СК), но тоже не в таких ситуациях, а «при создании действиями или бездействием родителей условий, представляющих угрозу жизни или здоровью детей либо препятствующих их нормальному воспитанию и развитию, а также в других случаях отсутствия родительского попечения».

Такие или нет условия, школа не знает при «происшествии», значит, строго говоря, полномочий куда-то доносить, у неё нет. А всякая передача персональной информации, не предусмотренная федеральными законами, а предписываемая только ведомственными актами (регламентами) – незаконна.

Сложность в том, что как показывает наш «Анализ практики», в сознании служащих давно нет чёткого разграничения полномочий, различения формулировок, требующих компетенции разных служб. Подобное взаимодействие уничтожило систему как систему. То, что эти разные формулировки требуют разного реагирования – для них понять уже слишком сложно.

Кто об этом говорит, ковыряется в формулировках – в их глазах формалист, который не хочет спасать детей от родителей. Для них нет «строго говоря, разных» понятий и компетенций – есть просто разные названия «неблагополучия», на которое надо всем дружно и одинаково реагировать. И вовсе не своим участием, в рамках своей компетенции, а доносом.

Этот слом спровоцировало изменение в ст.121 СК в 2008 году, когда в неё ввели (по предложению депутатов Лаховой и Крашенинникова) оценочные основания для вмешательства в семью – по основаниям, похожим и на признаки социально-опасное положение, и на основания отобрания детей. (Одновременно вводя стимулы для воспитания чужих детей, упрощали вмешательство в родные семьи.) Один из законопроектов РВС посвящён восстановлению закона в этом месте.

3. Этот слом – и в полномочиях, и в сознании – причина разрушительности этой системы. У ведомств разные функции, а при таком дружном «взаимодействии по выявлению неблагополучия» страдает самая главная – помогающая. Школа, увидев «неправильное» (с точки зрения кого-то) поведение родителей, не хочет считать это своим педагогическим делом, не хочет включать родителей в общую «педагогическую ситуацию».

Она и детей-то уже воспитывать не хочет. перекладывая это на специально обученных психологов и соц.педагогов. А в итоге такого взаимодействия страдают те добросовестные родители, которые сознают своё неблагополучие, рады бы обратиться за помощью. Которых не надо выявлять – нужно объявлять возможности помогать и они сами придут.

Но они уже боятся, они не могут доверить свою беду ни одной службе. Потому что пойдёшь в больницу – в дом придёт полиция, пойдёшь в соцзащиту – в дом придёт опека. Никакая из служб не дорожит доверием к себе, не соблюдает конфиденциальность. Взаимодействие! Вместо сдержек и противовесов...

Возникает целая прослойка, вознёсшаяся над народом, чувствующая себя вправе учить людей жить, и даже не понимающая проблему доверительности. Они не считают зазорным требовать, например, отмены врачебной тайны для органов системы профилактики (то есть: «мы никому не скажем, только опеке, полиции, КДН, педагогам...»).

И в итоге накапливается не просто противоречие между системой и народом – накапливается серьёзный социальный разрыв.

P.S. Сегодня заговорили о том. что контроль правильного развития детей должен проводиться с рождения и ежемесячно, какими-то умнее всех на свете специалистами. Под такие идеи просят деньги ВШЭ и Центр стратегических разработок А.Кудрина....

Александр Коваленин, РВС

№ 01-50/02-609/18

Руководителям образовательных

организаций, подведомственных Департаменту образования города Москвы

В целях координации работы Департамента образования города Москвы с органами профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних прошу обеспечить оперативное информирование Департамента образования города Москвы, не позднее 1 рабочего дня, о происшествиях с участием несовершеннолетних обучающихся...

Министр Правительства Москвы, Руководитель И.И. Калина

Приложение: на 1 л.

...В целях оперативного информирования под происшествием понимаются:

– любое действие несовершеннолетнего, выражающегося в употреблении наркотических средств, психотропных и (или) одурманивающих веществ, алкогольной и спиртосодержащей продукции, занятии проституцией, бродяжничеством или попрошайничеством, а также иные антиобщественные действия, нарушающие права и законные интересы других лиц;

– не исполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетнего своих обязанностей по его воспитанию, обучению и (или) содержанию, отрицательное влияние на его поведение, в том числе совершение действий, наносящих ущерб физическому или психическому здоровью ребенка, либо жестокое обращение с ним.