Минобрнауки могло сделать полезный для образования шаг. Но не сделало

20.03.2018

19 марта не произошло событие, которое ещё может стать очень важным для восстановления отечественного образования – и не только для преподавания литературы. В Министерстве образования и науки РФ не прошло заседание Совета по образовательным стандартам с принятием нового ФГОС (Федерального государственного образовательного стандарта). Как сообщил «Коммерсант», его «отменили и перенесли по просьбе членов совета, которые хотят лучше подготовиться к заседанию».

Хочется верить, что дополнительная подготовка понадобилась только чтобы разобрать по косточкам «Открытое письмо учителей литературы, методистов, вузовских преподавателей», опубликованное в этот же день на сайте «Гильдии словесников», и может быть, подправить какие-нибудь детали, в которых с письмом можно согласиться..

Не хочется верить, что министерство уступит в главном, что оно задумало, под давлением обвинений в том, что «Подготовленные Минобрнауки документы перечеркивают логику развития всей системы школьного образования за последние десятилетия, лишая школу вариативности в построении программ, попирая основы закона об образовании и те академические свободы, которые определены школам».

Это обвинение столь же истерично, сколь неправдиво. Восстановление правильного смысла образовательного стандарта как заданного государством минимума образованности – это не только не лишение свободы и вариативности в построении программ, но наоборот – необходимый шаг, для того, чтобы можно было позволить полную творческую свободу. Шаг, без которого реформа образования вела и не могла не вести к разрушению единого образовательного пространства.

Об этом мне приходилось рассуждать почти месяц назад.

19-20 февраля я принимал участие в дискуссии в «Точке кипения» по вопросам организации школьного образования в регионе. Региональный аспект, если я правильно понял, предполагался в том, чтобы использовать конкурентное преимущество – ряд школ Новосибирска освоили дистанционные технологии и предлагают услуги заочного обучения и аттестации выбравших семейное обучение, которыми пользуются граждане других регионов. Но обсуждение не дошло до такой конкретики, успело пройти на уровне общих пожеланий к системе образования.

Обсуждение шло по группам с последующим пленарным обсуждением итогов работы групп. В первый день я был в группе по ценностям образования, во второй – в группе по пожеланиям родителей к системе.

По итогам организаторы просили участников написать, к чему, по их личному мнению, пришло обсуждение. Я изложил свои представления, как мне казалось, на более общем уровне, чем тот, в котором были разногласия. Организаторами были школы, «продвинутые» в сторону идеологии современной реформы школы, но разногласия оставались в том, что в моём тексте отнесено к области «методической свободы», лозунг о которой был точкой согласия.

Теперь я понимаю, что в его центральном тезисе – о роли ФГОС – мы не сойдёмся. То, что лидер школы-организатора оказался среди подписантов письма словесников – только штрих, который это подчёркивает.

Александр Коваленин, РВС

По дискуссии в «Точке кипения»

1. Содержание и уровень образования

1.1. Частный и общественный интерес. Задача системы образования

Родитель, как член общества, заботящийся о будущем своего ребёнка, не может удовлетвориться тем, что его ребёнок вырастет всесторонне развитым, культурным и нравственным человеком, если остальное общество, в котором ребёнку предстоит жить, будет невежественным и бескультурным. Для полноценной жизни в обществе, для счастья и развития люди нуждаются в содержательном общении и умении взаимодействовать с другими, для чего они должны овладеть общими с другими членами общества символами, приёмами мышления и способами обращения с материалом в разных сторонах научного, культурного, социального и исторического бытия. Это и значит стать «образованным человеком», личностью как существом общественным. (Образование (formatio) – это не только развитие внутреннего мира индивида, но и формирование личности.)

Значит, разговор о системе образования не может сводиться к опросам частных лиц на тему «что я хочу для своего ребёнка» и организации соответствующего рынка. Это разговор о том, каким будет общество, в котором будет жить выросший ребёнок, и каков вклад общественной системы образования в формирование этого будущего.

То есть общее образование – это функция общества, а не совокупность образовательных услуг. Его задача – трансляция культуры, передача новому поколению общепринятых знаний, культуры и личностных качеств.

1.2. Прагматика и условия приспособления к изменяющемуся миру

Общее образование, таким образом, не прагматично – оно не ориентирует обучающегося на конкретную «полезность для жизни». Но оно должно обеспечить выпускнику возможность широкого выбора своего пути, готовность быть полезным в разных областях жизни. Только широта в освоении основ культуры каждого предмета даёт выпускнику свободу выбора направления его дальнейшей профессионализации, углублённого развития, обеспечивает способность к адаптации к непредсказуемым условиям жизни в будущем. В этом же состоит не только частный, но и общественный интерес – общество нуждается в людях, готовых в будущем решать разные, сегодня ещё неизвестные задачи.

Это не исключает дополнительных к общему образованию усилий, отражающих краткосрочные нужды, например профориентацию или поступление в вуз. Опасна лишь подмена целей образования такими краткосрочными нуждами, сегодняшним интересом общества или обучающегося, так как тогда уровень развития выпускников вне этих нужд опускается на недопустимый уровень.

1.3. Однобокость и разносторонность

Позволяя ребёнку отказываться от развития каких-то сторон личности (часто уступая своей педагогической слабости), родитель или школа лишают своего ребёнка каких-то возможностей для приспособления к жизни в самостоятельном будущем.

В последнее время всё громче звучит социал-дарвинистский тезис, оправдывающий однобокое развитие – о том, что нужно уже в детстве определять предрасположенность ребёнка к тому или иному предмету (тестировать, определять соционический тип, отталкиваться от пожеланий ребёнка...) и развивать только его. При этом функция определять, в какую сторону ребёнка НЕ развивать, передаётся даже не родителям, а образовательной организации (например, тьюторам).

(Правильный противоположный подход: если ребёнку труднее даётся какой-то предмет или навык, то он ему должен уделить больше внимания. Так же как если ребёнку не хватает какого-то необходимого качества, то это качество нужно дополнительно тренировать.)

1.4. Издержки рынка учащих – концептуализация работы на понижение

Уже поэтому содержание образования не может определяться стихийно, рынком образовательных услуг. Рыночная конкуренция может быть способом организации каких-то частных cторон системы, но лишь при условии, что общество сумело исключить подмену самих целей системы образования, поскольку рыночному регулированию присущи для этого сущностные причины. Рынок это соревнование за конкретный вид частного результата, не обязательно сонаправленного общественной функции системы.

а) Плоды образования ребёнок будет пожинать не сегодня, а много лет после окончания школы, когда жизнь будет другая. Потребитель образования как услуги не может их увидеть во время его получения, оценить полезность достигаемого сегодня результата для будущей жизни. Он, в среднем, не может компетентно судить даже о том, какая программа лучше. Он вынужден (если допустить, что ему уже открыта полная свобода выбора) выбирать систему обучения по сиюминутным характеристикам образовательного процесса – такие как, например, комфортность, безопасность и пр. (В сравнении с рынком продовольствия – оценивать вкусность, а не полезность.)

б) Поэтому рынок образовательных услуг развивается не спросом учащихся и их родителей, а предложением учащих, которые вынуждены завлекать родителей поверхностными, внешними характеристиками процесса, часто откровенно рекламными, льстящимися к заботе родителя о ребёнке. При этом учащие выпячивают важность того, что они способны предложить, а то, что они (в силу разных причин – неумения увлечь предметом, нехватки кадров для всех предметов...) не способны предложить, они или замалчивают, или преподносят как достоинство своего «подхода».

Так, именно из удобства предложения себя на рынке учащих выросли Болонская система (мобильность кадров внутри ЕС), «компетентностный подход» (учащим легче предлагать мелкие компетенции, чем фундаментальные курсы). Или: неумение заинтересовать учащихся своим предметом преподносится как полезный принцип «что не хочет, пусть не учит» (он же «личностно-ориентированный подход»). При этом говорится: «Неважно, что мы чему-то не научим, зато у детей будут счастливые глаза».

Родители, как бы взыскательно ни относились к школе, которую выбирают, какими бы возможностями влияния на образовательный процесс ни располагали, всегда хотят в итоге доверять школе, куда привели своих детей, и поэтому они «обманываться рады» – склонны соглашаться с предложением в том, что им сегодня кажется не очень принципиальным или даже привлекательным. Так рынок, допущенный определять цели общего образования, объективно понижает цели образования.

1.5. Требования общества к тому, что такое «образованный человек»

Следовательно, общество должно формировать заказ на уровень и качество образования его членов, который шире, чем пожелания отдельных обучающихся и их родителей. Он отражает представление общества о том, что такое «образованный человек» с учётом интересов российского общества в условиях глобальной конкуренции. О нём (заказе или минимальном представлении об «образованном человеке») будем дальше говорить как об Общеобразовательном стандарте, или просто Стандарте. Это требования к образовательному результату, который должна быть обязана обеспечить любая общеобразовательная организация (далее «школа»).

Стандарт, следовательно, должен определяться государством через его представительную систему с учётом мнения авторитетных образованных людей. Как заказ общества, он не может формироваться в недрах исполнительной власти, так как, во-первых, решение об объёме Стандарта – решение политическое, а во-вторых, исполнительная власть не заинтересована обеспечивать высокие требования.

1.6. Подытожим требования к Стандарту:

всеобщность – его освоение не должно зависеть от «профиля» или достатка родителей учащихся.

разносторонность – широкий набор предметов, представляющий все стороны освоения мира,

фундаментальность и системность – освоение системы и культуры каждого предмета, а не разрозненных «компетенций»,

цельность формирующейся личности – важны и ум, и чувства, и поступки. (Последнее требует от школы практики коллективной целенаправленной деятельности.)

Эти требования содержались в Резолюции II Съезда РВС 12 июля 2015 года. (Фото.)

2. Система образования среди образовательной среды

Образовательная среда – это не только то, что происходит в школе. Всё, что окружает человека, его образовывает – обучает и воспитывает. Даёт знания, питает образами, задаёт образцы поведения, сообщает отношение к ним общества. Помимо организаций основного и дополнительного образования – это семья, информационное и культурное пространства, досуговые центры, даже рекламные щиты.

Выполняя, как часть образовательной функции, воспитательную функцию, система образования должна осознанно влиять на образовательную среду, создавать в ней свой «культурный этаж». Всем удобно (и родителям, и самой школе), чтобы он создавался прямо на территории школы – чтобы школа устраивала (или пускала к себе) кружки, секции, мастерские, лектории, интеллектуальные состязания – словом, образовательную среду, более увлекательную для детей, чем «улица», «подворотня», чем сегодня являются коммерческий досуг и социальные сети.

По мнению группы, весь этот «культурный этаж» должен быть доступен детям всех школ, независимо от того, в какой школе (или в семье) они осваивают Стандарт. Например, в одной школе есть бассейн, а в другой секция по самбо – но это части общедоступного «пространства дополнительного образования», обеспечиваемого государством через размещающую их у себя школу (в пределах определённого объёма для каждого ребёнка – бесплатно для детей), что стимулировало бы школы, сумевшие завлечь в свою среду больше детей.

3. Свобода, вариативность, конкуренция

3.1. Контроль за выполнением Стандарта как условие многообразия

Стандарт не только отражает требования общества к уровню образованности учащегося, но и позволяет застраховать общество от описанных выше издержек рынка. Если общество задало контролируемый образовательный результат и организовало контроль за тем, насколько он достигается, то те, кто не умеет его достигать – шарлатаны и прожектёры «эффективных школ» – будут закрыты.

При этом, например, если в одной школе тему «раскрытие скобок» усвоили 75% учащихся, а в другой 35%, значит:

– система образования видит, кого поощрить, а кому и кто может оказать методическую помощь.

– опытные учителя, которые умеют лучше научить (а не блеснуть новаторством формы или пройти курсы на категорию), снова окажутся в почёте.

– родители (если эти оценки обнародовать) получают критерии выбора школы по полезности, а не только приятности.

Таким образом, контролируется не процесс, а результат. Ответственность за «что» (результат) и свобода «как» (способы достижения) – две стороны одной медали. Это позволит убрать почти всю текущую отчётность и разгрузить учителей для методического творчества.

3.2. Полная методическая свобода

Многообразие форм, программ, методик в таком (и только в таком) случае не только возможно и безопасно, но и крайне желательно – ведь оно позволит пробовать новые и распространять лучшие приёмы обучения, сделает их востребованными среди учителей. Без специальной поддержки (хотя лучше с нею) станут создаваться общедоступные площадки, сайты, наполненные полезным методическим содержанием.

Таким образом, после

1) формулирования стандарта образовательного результата и

2) организации текущего контроля за способностью учащих его обеспечивать

– можно дать полную методическую свободу учащим.

4. Что нужно родителям

4.1. Родители могут требовать всего, что выше описано. Но никак не являются их естественными требованиями наставничество, индивидуальные траектории, те или другие модные подходы. Это не их язык, это открывшийся им профессиональный внутренний язык педагогов. Для родителей это не цели, а способы работы школы.

4.2. Родителям, конечно, важно, чтобы дети охотно шли в школу, были увлечены учебным трудом.

4.3. Родители в большинстве своём работают. Они и вынуждены, и хотят доверять школе – как учебной и воспитательной среде, куда ходят дети. Только некоторая часть родителей готова «доверять, но проверять», регулярно участвуя в школьных советах. Вместе с тем, и остальные родители готовы насторожиться, если эта среда даёт сбой.

4.4. Родительский актив и администрация школы должны осознать взаимную пользу от опоры друг на друга. Механизм управляющего сотрудничества – управляющие советы – в законе есть, методически расписан. Надо чтобы он повсеместно заработал, чтобы порядки в школе (дисциплина, санкции, трудовые дежурства и пр.) устанавливались в этом сотрудничестве. В этом заинтересованы и школа (которая страдает от девиантных учеников и «особенных» родителей), и родители, желающие влиять на образовательный процесс и школьный режим.

5. Требуемые базовые изменения

То, что предложено, совсем просто, потому что не затрагивает деталей самого образовательного процесса – они остаются в зоне методической свободы. Это просто организация соревнования. Кто-то будет преподавать классически, классно-урочно, кто-то лёжа на полу с дистанционным погружением и тьюторами. Срезовая контрольная покажет, кому это позволить дальше, а что признать баловством. Соревновательный (в правильном смысле, не рыночный) механизм ставит всё на место. Но важно пояснить, чем это отличается от существующей (пореформенной, а не традиционной) системы.

5.1. Переход от ориентации на программу к ориентации на результат

Современный подход, зафиксированный в законе «Об образовании в РФ», ориентирует школу на программу (ООП), а не на результат (ФГОС). Поскольку сейчас не единая «школьная программа», это не равнозначные ориентиры.

Это создало проблемы. Некоторые из них –

– Вокруг утверждённых программ создались бизнес-корпорации со своими частными интересами. Вариативность, многообразие стали пустым лозунгом – меню для выбора утверждается реформаторами.

– Проблема единого образовательного пространства (уже осознанная министром) – при смене школы отличник становится отстающим, потому что пройденного материала ещё не проходил.

– Кричащий «парадокс семейников» – они уходят от дебильной программы в школе, но аттестоваться должны по ней, вынужденные учиться читать «йожык».

Причина – в конструкции и назначении ФГОС.

1) ФГОС предназначен для контроля составления программы, а не результата обучения.

2) ФГОС формулирует требования на ступень в целом, не обеспечивая возможность контролировать текущий процесс.

Это, разумеется, поправимо, и с этого надо начинать.

5.2. Организация контроля

Независимый (от школы) контроль – старые добрые «министерские контрольные», ничего затратного и сногсшибательного. Придумать задания для них можно и на региональном уровне, не дожидаясь реформы ФГОС. (Это совсем не вопрос о ЕГЭ.)

5.3. Гос.финансирование

По мнению группы, финансироваться должны:

1) часы, необходимые для освоения Стандарта (деньги идут за учеником, но малокомплектные школы не закрывать).

2) установленный объём часов пользования каждым учащимся образовательной средой дополнительного образования, достаточный для нахождения детей в школе весь день. При этом право на пользование этими часами этой системы даётся родителю, а деньги поступают учащему (школе, кружку).

5.4. Другие функции государства (в части общего образования)

На государство (как исполнительную власть) нельзя возлагать содержательные вопросы. Если это не будет простая, легко контролируемая исполнительная машина, она станет работать на частные паразитические интересы.

Содержательные решения должны приниматься на постоянных площадках, открытых для родителей и учащих – школьно-родительские советы, общественные палаты, депутатские комиссии и пр.

Государство должно поддерживать такую среду выработки содержательных решений, содержать основные фонды и учебный инвентарь, обеспечивать учащихся учебно-методическими комплектами, обеспечивать доступ к информации о всей образовательной среде, контролировать и стимулировать образовательный результат, стимулировать методическую помощь, регулировать доступ к детям кого попало...

Государство должно гарантировать доступ к образованию в школе, ближайшей к месту жительства. Как гарант социальной функции, оно должно стремиться к выравниванию образовательного результата в рамках Стандарта, предпринимая меры для поддержки школ в глубинке.

6. Пожелание к разработке

Всё, что здесь написано – поверхностно, это как бы взгляд из народа – заказчика системы. Разработка системы – профессиональная работа, она должна учитывать не только идеальные, но реальные сложившиеся в обществе интересы; каждый вариант фиксирования отношений в системе должен проигрываться для исключения появления в случае его принятия паразитического поведения, которое извратит благие намерения.