Puttin в детсадах Челябинской области или изо всех сил старайся быть как Гарри Купер

30.03.2018

История эта попадает под определение «было бы смешно, коли не было бы так грустно». Это личное мнение отдельно взятого родителя, и её можно было бы начать со слегка изменённых строк Маяковского: «Крошка дочь к отцу пришла и спросила кроха…», но сейчас не 58-й год, и понятия «хорошо — плохо» сильно пострадали с тех пор. Однако пятилетняя дочь, навязчиво напевая странную песню со словами «обнаглец», всё же пришла к отцу и попросила разрешить её дилемму. Дело было в том, что такой же пятилетний мальчуган из её детсадовской группы… пристаёт к ней с объятиями и поцелуями. На что отец, с воспитанием, почерпнутым из вышеупомянутого стихотворения советского поэта, и моралью из вышеозначенного «советского» года, посоветовал как минимум «дать решительный отказ этому малолетнему ухажёру».

Однако почти каждый день дочь вновь и вновь приходила к отцу с жалобами на продолжающиеся «домогательства». А вскоре, в магазине вечером после садика, где половина группы щёлкала пальцами и напевала уже знакомый «обнаглец», родители сами стали свидетелями того, на что и на кого жаловалась их дочь. Вид целующихся и обнимающихся детей посреди торгового зала несколько шокировал взрослых. После обстоятельной беседы с дочерью удалось выяснить: «любвеобильный» мальчуган — это партнёр по танцам в музыкальной группе этого садика. Что же до самих танцев, то они оказались имитацией моментов супружеской жизни, а именно — прогулки под ручку с коляской и общим пластмассовым ребёнком в ней. А оканчивалась эта семейная пантомима объятиями юных актёров. Так настоящие родители узнали: репетиции к 8 марта в садиках города Копейска идут полным ходом.

Это, мягко сказать, озадачило родителей и, сослужив роль последней капли, явилось поводом обратиться к воспитателям этого «озорного» детского дошкольного заведения. Но посовещавшись, воспитатели и музыкальный педагог, та самая «затейница», выдумывающая номера в подобных детсадовских шоу, «отрезали» эту тему. По телефону отцу было заявлено, что никаких поцелуев в их детском саду нет, что ничего предосудительного замечено не было, и — так как инцидент с шалостями произошёл за пределами детского учереждения — это проблемы самих родителей. Родителям было предложено разбираться друг с другом.

«И вообще… нам некогда здесь целоваться. Мы постоянно репетируем!», — было заявлено в телефонную трубку окончательно озадаченному отцу. «Все музыкальные и танцевальные номера соответствуют нормам и проходят во всех садиках города. Всё, что мы можем сделать, это отстранить вашего ребёнка от участия в представлении».

Другими словами, вновь было заявлено, что виноваты сами «ох уж эти ранние дети». Но ещё более «ранние» музыкальные педагоги, воспитывающие этих детей, вновь остались ни при чём.

Так как до этого звонка репетиции шли более полумесяца, а до праздника оставалось три дня, родители решили не травмировать ребёнка «отсидкой на скамье запасных» и не подставлять партнёра по «брачным танцам». Ведь мальчуган был вовсе не виноват в том, чему его обучили. Вера в то, что детские садики ещё не опустились моралью до средств масс-медиа и не занимаются снятием табу и растормаживанием детей, ещё присутствовала. Успокаивало ещё и то, что такие шоу-номера присутствуют во многих садиках области. К тому же и музыкальный педагог заверила, что не всё так плохо, как рассказывает ребёнок, и всё будет как в одной из их праздничных песен — super-duper.

И по большому счёту, праздник действительно получился замечательный. Однако на протяжении всего праздника настойчиво тревожил, навязчиво диссонировал в душе некий алогизм происходящего. В промежутках между добрыми стихами для мам и милыми песнями для бабушек был вставлен тот самый номер с колясками и «брачной жизнью» пятилетних детей. Где всё оказалось именно так «плохо», как и подозревали родители молодой актрисы. Между патриотическими песнями про Россию, которая «для всех нас как мать», шли танцы под вопли современной западной попсы.

А мальчики, которые на 23 февраля исполняли танцы под музыку «здесь не то, что на гражданке, на какой нибудь гражданке…», на сей раз поздравляли мам танцами под песню «Puttin on the ritz». Кстати, только тут раскрылась тайна навязнувшего в детских мозгах «обнаглец», который оказался припевом известного голливудского гимна роскоши, гедонизму и потреблению. Детство тут же смешивалось с супружеским бытом, а любовь к родине мешалась с восхвалением чужой культуры. Резала слух и колола взгляд жуткая эклектика праздничных номеров, выплавлявшая из них диковатый шоу-субстрат.

«У моей России длинные косички,

У моей России светлые реснички,

У моей России голубые очи,

На меня Россия ты похожа очень», – старательно вытягивала детвора красивые слова о родине.

«Вы когда нибудь видели состоятельных джентльменов, прогуливавшихся по Парк-авеню, задравши носы от гордости? Эти господа в цилиндрах, с высокими воротничками и в белых брюках. А в своих кошельках они носят миллионы долларов», – продолжал праздник американец и мальчики, копирующие повадки западной эстрады, в костюмах и при галстуках, пытались изображать из себя лондонских денди.

«Для меня Россия – белые берёзы.

Для меня Россия – утренние росы.

Для меня Россия ты всего дороже,

До чего на маму ты мою похожа», – пел хор и тем самым утверждал свои ещё детские и наивные отношения к маме и своей стране.

«Смешайся с толпой праздно дефилирующих Рокфеллеров. Руки их в белых перчатках и у каждого массивная трость. Ведь каждый цент они тратят на весёлое времяпрепровождение. И если вам грустно и нечего делать - идите туда, где обитают все эти господа!», - призывал автор песни из далёкого, ныне враждебного России государства.

Да, конечно, далеко не все дети в эти годы настолько хорошо владеют английским, чтоб понять и сравнить эти две песни, эти два парадокса. Но у музыкального педагога должен был возникнуть логический запрос на перевод не только этой песни, но и всех тех, под которые танцевали дети. А если перевод был известен, то почему не возник когнитивный диссонанс на такой песенный подбор? И почему всё творящееся полностью устраивало руководство детского садика?

Но не это страшно. Удивляют совсем не танцы под призывы: «И изо всех сил старайся походить на Гарри Купера», ведь Россия — свободная страна, лишённая всякой идеологии, и буржуазные ценности ныне в чести. И даже не дети, которых педагог учит изображать мужа и жену, ибо сейчас педагоги учат изображать даже половой акт.

В конце концов, Россия — капиталистическая страна, и все её сферы жизни, все её государственные структуры являются буржуазными. А как известно «общественное бытие определяет общественное сознание».

Страшно то, что люди, которым родители доверяют воспитание их детей, НЕ ВИДЯТ связи между объятиями на их уроках и объятиями на улице, вне стен воспитательного учреждения. НЕ ВИДЯТ связи между тем, чему они учат и что творят их воспитанники после их уроков. А самое главное, не понимают и не признают свою ответственность за тех, кого обучили. И чему обучили. Ровно так же, как и сами власти буржуазной страны не видят и не понимают связи между западной современной культурой со «школьными расстрелами», явлением АУЕ и синдромом «кидалта» — инфантила.

А надо бы понять всем нам одну истину: если в государстве нет своей идеологии, таковую занесут на «подошвах» зарубежные интересанты.

В конце этой несмешной истории хотелось бы дополнить прекрасное выступление педагога Анны Кульчицкой, председателя Московского отделения Общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС), прошедшее на круглом столе ОП РФ.

Ребёнок с особенностями поведения не берётся из ниоткуда. Его не присылают нам с других планет. Но он воспитывается в окружающей его среде. И ещё до появления в школе в семилетнем возрасте он проходит самые первые этапы своего развития в детском саду.

Идеология в России под запретом, и на страже этого запрета стоит Конституция РФ. Но нельзя допустить запрета идеалов. Гуманистических целей и идеалов. Ведь тот же самый тлетворный «личностно ориентированный подход» формируется в личности уже с самого раннего детства. И важнейшую роль в этом играет детский сад, заведение, где ребёнок проводит большее количество времени — более восьми часов в день. И в связи с этим хотелось бы, чтоб воспитатели, музыкальные и прочие педагоги крепко помнили – они в ответе за тех, кого научили. И самое главное, чему научили.

Артём Шишкин, г. Копейск, Челябинская область