"Увечный кавай": новая мода японских подростков

Yami-kawaii («больной кавай») - так зовут себя подростки, расхаживающие по улицам Токио в одежде с пришитыми шприцами, бинтами и с макияжем в виде кровавых ран.

Принадлежать к субкультуре Yami-kawaii («больной кавай») - значит быть больным, увечным, ненавидящим себя и весь мир человеком. Однако при этом вид иметь не только страшный но и прелестно-забавный.

«Кавай» в переводе с японского означает «славный», «милый», «прелестный». Прелесть и милота стали яркой характеристикой японской масскультуры. Хорошенькие пикачу, славные розовые котики, миленькие большеглазые герои и героини аниме...Теперь этот этот сахарно-приторный волшебный мирок вывернулся наизнанку и явил свою новую, полную ненависти и саморазрушения суть.

Японские Yami-kawaii носят майки, с надписями розового цвета «Я хочу умереть», «Пошли все на...» и тому подобное, разукрашенными сердечками и ангелочками. Девочки с розовыми волосами делают селфи, на которых позируют с автоматами и пистолетами,украшенными плюшевыми зверюшками. Руки у них при этом по локоть в фальшивой крови.

Что означает возникновение подобной субкультуры? Что уровень депрессивности японского общества достиг такой степени, что депрессия стала прорываться сквозь глянцевую розовую пену потребительства и демонстрировать себя в таких парадоксальных формах?

Специалисты утверждают, что самоубийства в Японии стали настоящим национальным бедствием и что эта новая мода является попыткой молодых людей обратить внимание на эту серьезную проблему.

Появление подобной субкультуры – это один из симптомов болезни, имя которой «потребительское общество». Обществу навязаны смысловые суррогаты: купи еще один прикольный гаджет, красивую кофточку, крутую машину  - в этом твое счастье. Варианты «сделай карьеру» или «стань на три секунды знаменитым»за рамки потребительского мира тоже не выходят.

Однако загнанные в этот потребительский рай люди не могут до конца забыться в нем, отделаться от вопроса о том, зачем нужна бесконечная гонка за всевозможным барахлом, если человек смертен? Если все это он обязательно потеряет в минуту своей смерти?

Обладающие еще не испорченным мировосприятием подростки особенно остро чувствуют подмену, они ищут настоящего, подлинного смысла жизни. Не находя его, они бегут в виртуальную реальность, забываются  в наркотическом опьянении или пускаются в другие, более грубые формы саморазрушения. Есть еще один способ отыграть отчаяние – начать разрушать не себя, а других и вообще весь этот «мир лжи и бессмыслицы».

Чем же отвечают  на этот вопль отчаяния взрослые и властьимущие? Они превращают его в шоу. Очень показательной оказалась акция дизайнера Дженни Фанг. На проходившей недавно в Токио Неделе моды она одела своих моделей в сахарно-конфетныее одеяния.

Модели выходили на подиум, держа в руках аксессуары в виде отрубленных конечностей. «Мой дизайн — 50 % кавай, 50 % грубая, мрачная реальность», — заявила модельер.

Есть в акции модельера некоторое лукавство. Если ей больно за собственный народ, за молодых людей, тогда зачем облекать эту боль в конфетную оболочку и обвешивать забавными фантиками?

Субкультура постепенно находит своих поклонников и на Западе.  Особенно шустрые дельцы уже приготовились хорошо подзаработать на новой «моде». Они открывают  онлайн-магазины по продаже украшений и одежды виде бинтов, шприцов и гробов.

А тем временем дети продолжают гибнуть…

Жанна Тачмамедова, РВС