Анализ итогов голосования по памятнику Дзержинскому

28 February
164 full reads
2 min.
196 story viewsUnique page visitors
164 read the story to the endThat's 84% of the total page views
2 minutes — average reading time
Анализ итогов голосования по памятнику Дзержинскому

Позавчера я поучаствовал в обсуждении этого вопроса. Уже к вечеру того же дня Собянин это голосование «прикрыл ». Мэр заявил, что голоса разделились примерно пополам, с небольшим перевесом А.Невского. Выскажу свое мнение о том, почему власть прекратила голосование. Уверен, что дело не только в заявленном мотиве «не надо ссориться». Власть боялась продолжать голосование, потому что ей угрожал проигрыш с разгромным счетом. Подробнее эту мысль растолкую ниже. Сначала о самом главном.

Я писал в прошлый раз и повторю, ибо это важно: Власть боится нашего мнения . Запомним и используем. В этом, без сомнения, главная причина отмены голосования.

Объективность требует признать, что есть альтернативная версия мотивации власти:  Это ж народная власть, избранная. Она не боится, она просто уважает и учитывает мнение людей. Но я такую версию отвергаю. Если бы власть относилась к нам так уважительно, она бы не устраивала этот процесс столь паскудно (о чем было в прошлый раз). Наоборот, такой процесс доказывает, что власть «держит нас за быдло».  Заметим, и отмена голосования тоже показательна. Сотни тысяч людей обсуждали, голосовали, но пришел «лесник» и разогнал всех («Сначала избушку захватили фашисты, потом партизаны, потом опять фашисты, а потом пришел лесник и всех разогнал…»). А мы думали демократия...

Кстати, повторю, что процедура «обнуления» была столь же показательной демонстрацией отношения к людям . Развесистая клюква, которой потчевал нас Президент, была более замысловатой, более масштабной, но столько же разоблачительной, как и это московское "голосование."

У власти Москвы есть административный ресурс, но он ограничен . И, скорее всего, он просто исчерпался. Ресурс – это наличие подконтрольных граждан, которые проголосуют так, как власти надо. При каждой управе (муниципальный = районный уровень) есть набор граждан, которые голосуют по заказу. Это – сами работники управ, их родные близкие. Это – наемные работники всяких муниципальных предприятий (коммунальщики, дворники и тп). Такой людской ресурс имеется и на городском уровне. Когда голосуют эти люди, со стороны не видно никакого нарушения закона. Они – жители Москвы, имеют право. Но, конечно, никакой честностью, демократией, мнением народа здесь не пахнет.

Голосование на сайте Активного гражданина ( АГ) совсем не то, что на выборах (депутатов, Президента...). Здесь голосование не контролируется оппозицией, наблюдателями и тп. Главное, что это голосование не является тайным. Работодатель имеет возможность «уговорить» работника проголосовать в его присутствии. Работников используют и совсем "в темную", они даже не подозревают о том, что голосуют (не все ж "сидят" в сетях и на mos.ru).  Руководители районного уровня подчиняются префектурам, те, в свою очередь – мэру.

Подчиненность жёсткая. Работники Управы - полные «шестерки» перед префектурой . Они просто исполнители высшей воли. Это не просто словесный «базар», это можно проверить по московским законам/нормативам. Таким образом, у власти есть полный расклад, сколько голосов они могут добавить в свою пользу (по районам, по префектурам и по городу).

Понятно, что задействовать этот ресурс каждый раз нет необходимости . Но когда народ не "понимает", то у власти есть возможность сдвинуть результат в "правильную" сторону. Действие этого ресурса усиливается тем, что голосование происходит без широкого оповещения людей. Чем меньше людей в курсе голосования, тем существенней влияние подконтрольного ресурса. Народ  уведомляют, но так, чтобы он об этом не узнал. Я по своему району ни разу не узнал о голосованиях (строго говоря, я пишу про «общественные обсуждения») вовремя – всегда с опозданием, когда «поезд уже ушел». При том, что Управа может с легкостью уведомить каждого. (Я ранее писал, что власть и с днем рождения поздравляет, и на выборы приглашает, и поучаствовать в разных опросах, голосованиях. А тогда, когда у меня есть реальный интерес  – у них память отшибает.) К этому ресурсу, как я писал в прошлый раз, добавляется процедура игнорирования голосов "против".

Ясно, что такой «ресурс» ограничен . (Я оцениваю этот "ресурс" примерно в 100 тысяч человек.)  Если голосование приобретает массовый характер, то этот властный ресурс спасти не может. Возможности фальсификаций, "вбросов" ограничены и при таком голосовании. У открытого голосования тоже есть некоторые плюсы. Все участники голосования имеют жесткую идентификацию. Поэтому, чтобы произвести "вбросы", неоднократное голосование одного человека, необходимо ввести в курс дела многих участников процесса, включая программистов. Тогда не получится сохранить подтасовки в секрете. А это – крах для властей. При этом такие подтасовки могут быть легко вскрыты и в будущем – при анализе базы данных.

Кстати, вот куда бы я запустил Шпилькина . Даже его филькина математика могла бы найти корреляцию итогов некоторых голосований и странно активных работников бюджетных учреждений.

Вот как мне рисуется итоговая картинка по памятнику Дзержинского. Власть увидела, что в голосовании участвует слишком много людей. Власть поняла, что как минимум однозначной победы она не получит. Скорее наоборот, она проиграет – и у неё нет козырей, чтобы этот итог изменить/опротестовать. Тогда она мобилизует весь свой ресурс, обеспечивая победный счет на текущий момент. И именно в этот момент останавливает голосование, когда счет в ее пользу. Промедление было губительным. Поэтому голосование прервали на 2-й день.

Несомненно, власть учитывала и протестный всплеск в СМИ и сетях . Власть мониторит и СМИ, и сети. Это 100 пудов. Она делает это на всех уровнях, включая районный. И учитывает, какие настроения "в массах". А куда ж ей деться? Она ж хочет, чтобы ее вновь избрали.

Отсюда – главный и оптимистический вывод . Пока есть свобода слова, пока есть выборы – есть шанс на изменение к лучшему. И потому надо бороться за свою точку зрения, отстаивать её. Всегда. Хотя бы словом.