Генеральская дочь. Часть 4

29.03.2018

Прапорщику Кантемирову надо было кровь из носу договориться с хозяином ночного бара Эриком о пропускных билетах на праздник. И на это мероприятие молодому человеку был просто необходим костюм-тройка, который можно было купить в единственном работающем по субботам магазине «Консумент» у вокзала. В воскресенье магазины в Германии не работали. Прапорщик Кантемиров, оставив за старшего на полигоне сержанта Басалаева, тут же после обеда уехал в город и двинулся прямиком в ночной бар «Центрум».

Днём бар ещё был закрыт, и Тимур зашёл со двора, с чёрного входа. Эрик был на месте, гонял своих официантов, поваров и жену, которая обычно вместе с ним работала в паре за барной стойкой. Многие работники уже знали советского парня и на бегу здоровались с ним. Кто же забудет вкус килек в томате? Пообщаться с Эриком тоже пришлось по ходу этого броуновского движения по тёмному и пустому залу бара, в ходе которого Тимур успел рассказать про свою новую советскую подружку и помощь камрада Эрика, необходимую в завоевании её сердца. И победа может быть только в этом прекрасном ночном баре и именно сегодня, в такой великий праздник. Тимур использовал всё свое красноречие и знание немецкого языка, вот только о папе новой подружки советский военнослужащий ничего не сказал. Это была военная тайна! Эрик вдруг остановился в конце зала, внимательно осмотрелся и сказал, что все билеты и пригласительные давно распределены и проданы, но если в этом углу зала Эрик поставит для своего камрада Тимура небольшой столик с двумя стульями, то у камрада Тимура появится великолепный шанс для этой большой победы над девичьим сердцем и скромного вознаграждения камрада Эрика в виде тех же «Килек в томате». Камрад ответил камраду, что за эту победу он за ценой не постоит! Хозяин бара посоветовал советской паре приходить ровно в 19.00., швейцар на входе знает Тимура и будет предупреждён. Окрылённый успехом молодой человек забежал в «Консумент» и выбрал себе стильный костюм-тройку серого цвета в чёрную полоску.

Тимур зашёл за Дашей на всякий случай за полчаса до назначенного времени. Удивительно, но девушка была уже одета и готова к выходу. Дарья Михайловна была просто неотразима! В классическом белом платье в горошек, подобранными под цвет туфлями и шляпкой, черноволосая и кареглазая красавица вертелась перед зеркалом и мамой.

- Ну как, молодой человек? Пустят такую девочку в ночной бар? – спросила, улыбаясь, Рената Рашидовна.

- Класс! – восхищённо ответил Тимур и спросил маму. - А восемнадцать то девочке есть?

За что тут же получил девичьим кулачком в бок. Даша по секрету сообщила парню, что это мамино платье, просто пришлось немного подшить. А туфли и шляпку они с мамой сегодня выбрали и купили в «Консументе». Вот ещё там же купили корзиночку. Серьёзный подход к делу! Когда пара подходила к ночному бару, издали стала видна очередь страждущих попасть на этот праздник. Эта очередь была похожа на людской поток желающих посмотреть на усопшего вождя в Мавзолее на Красной площади. И если в Москве очередь постоянно двигалась, то в Дрездене люди стояли наглухо. У многих была надежда, что некоторые приглашенные гости покинут бар после торжественной части, а часика через два начнут освобождать помещение и другие подуставшие посетители. Освободятся места, и очередь продвинется. Терпеливые немцы готовы были ждать. У девушки на лице от такой картины возник испуг, и она плотнее прижалась к своему спутнику.

Уже перед баром прапорщик заметил в этой очереди знакомых лейтенантов с политотдела армии. Дарья, вздёрнув свой носик, хотела бы пройти мимо, но Тимур со словами: «Своих не бросаем» подвёл девушку к сослуживцам. На войсковом стрельбище Помсен молодые люди не были бы сослуживцами. Где находится политотдел штаба армии, и где спрятался этот маленький полигон со своим прапорщиком? А в немецком городе, среди немцев, они были уже «свои». Политработники не удивились совместному появлению начальника стрельбища с дочерью командующего, наоборот, даже обрадовались и задали прапорщику резонный вопрос:

- А Вас есть лишние билетики?

Тимур внимательно посмотрел на обоих офицеров и только сказал:

- Ну, вы, блин, даёте! Вы же оба как «Ленин и партия, близнецы-братья!» (В.В. Маяковский)

Лейтенанты в самом деле были похожи друг на друга, оба рослые, спортивные, белобрысые и с чёткой армейской причёской. Вдобавок оба примерно на половину своей зарплаты купили по одинаковому костюму тёмно зелёного цвета. Видимо, старались попасть в цвет своей парадной формы. Прапорщик быстро предложил офицерам: стоять здесь, не уходить и ждать в течение получаса. Если у Тимура в баре что-то получится с проходными билетами, то он обязательно выйдет. Если нет – значит, сегодня у офицеров не судьба попасть на этот праздник. А стоять здесь без толку, Тимур знает. На том и порешили.

Один из офицеров, тот, который слушал битлов в автобусе, заговорщицки ответил прапорщику:

- Тимур, у нас есть водка. Посольская!

Лейтенант аккуратно оттопырил пиджак и продемонстрировал горлышко бутылки во внутреннем кармане. Только наши могли догадаться прийти в немецкий ночной бар со своей водкой. Тимур вздохнул и приказал:

- Никому не показывать!

Ровно в 19.00. молодой человек аккуратно постучал в закрытую дверь заведения. Швейцар открыл, кивнул паре и пропустил. Уже в гардеробе Даша шёпотом спросила:

- Тимур, а билеты?

- Ещё днём занёс, - довольный удачным проникновением кавалер повёл свою подругу к столику. Навстречу вышел Эрик в национальном костюме: в зелённых бриджах, сюртуке, белой рубашке и с обязательной синей шляпкой на голове. Бармен поприветствовал своего камрада и уставился на Дашу:

- Тимур, познакомь меня с этой прелестной особой! Меня зовут Эрик.

А эта особа возьми да и сама поприветствуй хозяина заведения на отличном немецком языке. При этом красавица успела восхититься этим по-домашнему уютным залом и таким симпатичным молодым человеком в национальном костюме по имени Эрик. Немец потерял дар речи, он только смог вымолвить: «Майн гот!» быстро сходил за барную стойку, принёс цветок в вазочке и поставил на столик бокалы и бутылку шампанского в ведёрке. От заведения - прекрасной русской фройлян! Тимур объяснил камраду, что Даша работает учителем немецкого языка в гарнизонной школе. Эрик только щёлкнул каблуками своих национальных башмаков, кивнул и скрылся в глубине зала. Дарья Михайловна с блеском выдержала этот небольшой экзамен первого появления в зале немецкого ночного бара и теперь озиралась вокруг с победным видом.

И если наш юный прапорщик впервые восхитился и был покорён красотой дочери генерала на полигоне, куда она прибыла стрелять в джинсах и курточке, то здесь, в баре, Дарья Михайловна Потапова была в полной боевой раскраске и в великолепном платье с задорной шляпкой. Советская девушка выгодно отличалась на этом празднике жизни от многих фройлян вокруг и приковывала к себе всеобщее внимание. Что не ускользало от зоркого взора советского юноши, который тоже рассматривал зал и публику вокруг.

Вдруг Тимур заметил группу шумной немецкой молодёжи, только прибывшей на праздник. Парней и девушек было человек пять-шесть, и во главе компании был уже немного поддатый Пауль. Этот праздник «Erntedankfest» просто не мог пройти мимо сына прокурора города. Пауль тоже заметил своего союзника по драке и с криком на весь зал: «Васья» кинулся к Тимуру. Советский прапорщик привстал со стола навстречу своему корешу (стоит хотя бы раз подраться с нормальным пацаном на одной стороне с противниками, как он тут же переходит в разряд корефанов), но немецкий юноша вдруг остановился в паре метров от Тимура и уставился на его спутницу, которая тоже с интересом и с блеском в глазах рассматривала незнакомца. Горячей «встречи союзников на Эльбе» не получилось, всё внимание немца перевела на себя эта русская фройлян. Пауль воскликнул: «Майн гот!» (где-то мы это уже слышали), а Тимур был вынужден представить свою подругу. Сценарий повторился. Даша на правильном берлинском диалекте поздоровалась с Паулем и поблагодарила немецкого парня за участие и подмогу её молодому человеку Тимуру в той такой опасной драке у вокзала. Советский прапорщик опешил. Блин, получилось так, что это Пауль вписался на помощь Тимуру, а не наоборот? А сын прокурора принял это как должное, представился сам, познакомил своих друзей с советской парой и сообщил, что их вся компания сидит вон за тем большим столом прямо у сцены. И что удивительно, двое их друзей не смогли прийти сегодня на праздник, а стол рассчитал на восемь человек. И Пауль с гостями посчитают за честь пригласить такую красивую «фройлян Таша» со своим молодым человеком (именно так, а не наоборот) к своему столу.

А в этот момент капризная саксонская Фортуна улыбнулась советским лейтенантам прямо на немецкой улице! И пока Дарья делала вид, что задумалась над приглашением, Тимур быстро согласился, метнулся к Эрику, сообщил о двух освободившихся местах и о двух своих боевых товарищах, тоскующих в очереди на улице. Бармен Эрик отслужил срочную в ННА (Национальная Народная Армия - (нем. Nationale Volksarmee DDR) вооружённые силы ГДР, созданные в 1956году) механиком-водителем танка Т-62, и понятие «боевое товарищество» было для него не пустым звуком. Хозяин бара предупредил швейцара, а прапорщик завёл офицеров внутрь зала и усадил за свои места, хозяйственно захватив шампанское со стола. Ошарашенные и довольные офицеры впервые, впрочем, как и дочь генерала, оказались в ночном баре Дрездена. Лейтенантов звали Василий и Роман, они тут же сообщили Тимуру, что с них причитается. Прапорщик справедливо заметил, что причитается по бутылке водки с каждого. Лейтенант Василий по-приятельски сообщил прапорщику Тимуру, что у него в общаге под кроватью стоит ящик «Посольской». Прапорщик не поверил:

- Звездишь, лейтенант!

- Тимур, да у меня отец Начальник Политуправления сухопутных войск, недавно с проверкой в Дрездене был. Вот и остался этот ящик после проведения проверки.

Это было похоже на правду! Папа проведал сына. Обычное дело. А заодно и проверил работу политуправления штаба гвардейской Первой Танковой Армии. Совместил, так сказать, приятное с полезным. Мы все знаем и понимаем, что вот так просто с курсантской скамьи сразу попасть в ГСВГ, да ещё и на такую должность, можно только при одном случае - если у тебя папа генерал. Кем является папа лейтенанта Ромы, прапорщик даже спрашивать не стал, а только сделал заказ подошедшему официанту для офицеров и попросил парней тайно пронесённую бутылку водки не открывать. Надо для дела!

Пока Тимур организовывал досуг Василия с Романом, «фройлян Таша» успела рассказать своим немецким друзьям немного о себе и ещё успела выдать свою Военную Тайну – кто её папа и на какой улице она живёт. Пауль, услышав эту важную информацию о своей новой соседке по улице Клараштрассе, сдвинул свой стул ближе к советской девушке и рассказывал в данный момент свою версию драки за вокзалом. По словам сына прокурора выходило, что трое особо опасных, разыскиваемых и вооружённых ножами преступников напали за вокзалом на Пауля с Тимуром, который назвался Васей и потом пропал. Пауль ещё был с девушкой, но её сейчас нет. И вообще, немецкий парень сейчас свободен и находится в поисках новой достойной подруги. Пауль с Тимуром во время драки бились спина к спине, немец очень сильно отбил кулаки, а русского слегка зацепили ножом. Наши парни несмотря на такие боевые раны, конечно же, победили и сдали всех преступников полиции. Подошедший Тимур кивком головы подтвердил версию немецкого кореша и попросил Дарью отойти на минутку по делу.

Удивлённая и заинтригованная, девушка согласилась, вежливо извинилась перед новыми друзьями и подошла к парню.

- Будешь переводить, раз такая грамотная, - попросил Тимур и подвёл девушку к лейтенантам. Дарья в этот вечер была готова переводить всё, что угодно советским людям в виде одного прапорщика и двух лейтенантов. Это был её звёздный час! Студенка Потапова целых пять лет грызла гранит науки в Ленинграде ради этого момента в Дрездене. Ну, ещё, конечно, обучать детей грамматике и орфографии auf deutsche Sprache (на немецком языке). В этот вечер Даша блестяще и с удовольствием говорила на языке Гёте и Шиллера.

- Давайте бутылку и слушайте внимательно, - Тимур наклонился к офицерам, - сейчас мы с Дашей подгоним вашу водку Эрику. Это вон тот рыжий бармен и хозяин заведения. Когда Дарья махнёт в вашу сторону рукой, вы оба одновременно встанете, кивнёте и щелкнете каблуками. Эрик вас запомнит, и может быть, потом сами сможете заходить сюда.

- А как щёлкнуть каблуками? - спросил Роман.

- Как штандартенфюрер Штирлиц! – улыбнулся прапорщик. - «Семнадцать мгновений весны» смотрели?

Лейтенанты закивали, а прапорщик, захватив бутылку водки «Посольская» и держась за пальчики преподавателя немецкого языка, двинулся к бару. Тимур поставил бутылку на стойку и спросил Эрика по-русски:

-Бармен, видел раньше такую русскую водку?

Даша быстро перевела, а Эрик отрицательно мотнул головой и профессионально перечислил знакомые ему русские водки:

- Русская, Столичная и Пшеничная.

- Вот! – воскликнул прапорщик, а учитель переводила. - Эта водка называется «Посольская», и в Советском Союзе её пьют только дипломаты. «Посольскую» запрещено вывозить за границу, но наши доблестные молодые офицеры, рискуя своей карьерой, смогли провезти через таможню несколько бутылок. И сейчас в знак благодарности одну из них дарят такому хорошему человеку и механику-водителю танка по имени Эрик.

В этот момент Даша махнула рукой в сторону офицеров. У одинаковых лейтенантов «с ларца» был полный порядок со строевой подготовкой, оба резво вскочили с мест, кивнули и лихо одновременно щёлкнули каблуками. Многие гости обратили внимание на эту мизансцену и благодарно захлопали в ладоши. А польщённый Эрик сам подошёл к офицерам, пожал им руки и попросил Дашу перевести его приглашение посещать этот бар, когда им будет удобно. Потом Тимур посоветовал Роману и Василию для закрепления этого приглашения подогнать через него бармену ещё пару бутылок «Посольской». Вася заявил:

- Да весь ящик притащим, если надо!

- Не надо! Пару пузырей достаточно будет. Самим лучше оставим. Ещё пригодится.

На этом прапорщик пока оставил лейтенантов. А в баре уже завершалась торжественная часть праздника и дело подходило к гулянью и танцам. Пауль с Дарьей мило беседовали за бокалами пива за красоты Дрездена, а новый немецкий друг категорически и настойчиво приглашал свою советскую знакомую, соседку по улице, прогуляться завтра вниз по реке на прогулочном катере его товарища. Тимур послушал, послушал и сказал Даше:

- Переведи, пожалуйста! Пауль, пойдём выйдем, поссым?

- Чего? – протянула учитель немецкого языка.

- Переводи, переводчик. Так надо!

Девушка пожала плечиками и вежливо объяснила Паулю, что Тимур приглашает его сходить вместе в туалет. Немец улыбнулся и с готовностью вскочил. Теперь немного поговорим о физиологоии, то есть о потребности любого здорового человека освобождать свой мочевой пузырь. И если у нас любой ребёнок знает, что писать при людях не совсем прилично, то для немцев, особенно в сельской местности, эти условности не имеют большого значения. Тимур неоднократно видел, как парни прямо рядом с гаштетами, весело переговариваясь и смеясь, ссут на спор: на дальность и скорость струи. Вот такая вот немецкая забава!

И ещё о газах в желудке. Да у нас не то что ребёнок, у нас каждая собака знает, что, извините, пердеть при посторонних нельзя. Но только не в Германии, и особенно в деревнях. В гаштете, кафе или ресторане у немцев этот процесс вызывает восторг. Сидящие в зале с возгласами: «Гут, гут!» приветствуют пукнувшего и хлопают ему в ладоши. Советский прапорщик Кантемиров, когда впервые увидел такую картину, был просто поражён. Старшина стрельбища Буров объяснил потом своему малоопытному коллеге, что так выражается похвала хозяину заведения – мол, еда хорошая, вкусная и организм прекрасно всё переваривает. Дикий народ – эти дети саксонских земель! Поэтому если пока неопытная Даша удивилась предложению Тимура, то Пауль охотно пошёл со своим другом к туалетам. Парни не дошли до места, заявленного в переводе с русского на немецкий. Советский прапорщик остановил сына главного прокурора города на полпути и популярно объяснил, что если Пауль будет продолжать так вести себя с его Дашей, то драку у вокзала легко повторить. Вот только парни будут стоять не спиной друг к другу, а напротив. И пусть сейчас Пауль быстро подумает, чей удар будет первым и последним? И у немецкого парня есть выбор: сломать ему нос или сломать ему челюсть?

Пауль моментально протрезвел, от волнения вновь назвал Тимура «Васья» и клятвенно заверил своего кореша, что он так старается заинтересовать его подругу только из чувства благодарности, старается только для своего советского друга. Прапорщик в знак взаимного понимания только похлопал парня по плечу. А немец передумал идти в туалет и быстро вернулся назад. Когда Тимур позднее присел к столу, то заметил, что стул Пауля возвратился на своё место, а он сам, демонстративно обняв одну из немочек за плечи, наблюдает за танцующими парами. Сбитая с толку дочь генерала сердито спросила прапорщика:

- Что ты ему сказал?

- Понимаете, Дарья Михайловна, у каждого человека должен быть выбор. И вот я предложил нашему немецкому другу: или сломанный нос, или сломанную челюсть.

Девушка опешила:

- За что, Тимур?

- Чтобы от моей девушки подальше держался! – теперь уж рассердился прапорщик Кантемиров.

- А что, я уже твоя девушка? – Даша придвинулась к Тимуру. - Ууу, ты мой ревнивец!

И с ходу поцеловала Тимуру в губы. Затем вдруг отпрянула и заявила:

- Подожди, мой парень! Мы же ещё не пили на брудершафт?

Это было серьёзное упущение взаимоотношений молодых людей. Тимур разлил по бокалам вино, скрестил руки с Дарьей, допил с ней бокалы до дна и крепко поцеловал девушку под одобряющие хлопки соседей по столу. И при этом нежно держал её за талию. Дочь генерала не отстранилась…

(продолжение следует)

Если Вам интересны мои публикации, поставьте палец вверх и подпишитесь на канал — тогда они будут чаще появляться в Вашей ленте новостей. Спасибо за внимание!