Пани Зофья

Едва открылась дверь подъезда, в нос ударил запах котлет и горохового супа. Повсюду были натянуты веревки, на которых сохло нижнее бельё, белая простынь и мочалка. Нужная дверь оказалась в конце коридора. Зелёная краска почти облупилась, а ручка повидала добрую полсотню жильцов. На стук (звонка не было) из-за соседней двери с табличкой "Зофья Громадка" выглянула симпатичная бабушка.

Спустя пару минут Валера уже располагался в квартире. Он приехал в отпуск и снял квартиру, чтобы полностью насладиться атмосферой старушки Европы. Пани Зофья сказала, что хозяин, пан Рихард, уехал к сестре и оставил ей ключ.

Открыв холодильник, он удивился: открытая пачка творога и котлеты? Обычно если человек уезжает, он обычно не оставляет продуктов. А может это мне? Проглотив последнюю котлету, Валера схватился за живот. Через пару минут он понял, что без помощи не обойтись и пополз к пани Зофье. Та охнула и кинулась звонить в скорую. Врачи быстро спасли Валеру, сказав, что если бы он помедлил, то на родину бы он летел отнюдь не в эконом классе. И ещё они обещали позвонить в полицию, так как кто-то явно пытался кого-то отравить.

- Он пнул мою Мручку!!! Он заслужил смерть! Да! Это я угостила этого негодяя отравленными котлетами! А ещё... Его отец сдал моих родителей фашистам, когда те помогали партизанам.   

Пани Зофья достала из векового буфета пожелтевшее фото. 

- Видишь эту семью? Я на ручках у мамы, совсем ещё крошка. Рядом отец, тетка, два брата и сестра. Их всех зверски замучили в Аушвице. А меня спрятала и вырастила соседка. Я называла её мамой. 

   Из выцветших глаз пани Зофьи покатились слёзы. Сгорбленная, она вытирала узловатыми пальцами мокрые щеки и нежно гладила фото. Единственную память о своей семье.

- А где же хозяин квартиры?

- Да придёт он, куда ж денется... Поди с соседом пьёт. Жаль, что котлеты не взял... Ты прости меня, сынок. Если хочешь, вызывай полицию. Мне всё равно недолго осталось...

На выходе из дома Валера встретился с хозяином квартиры и соседом. Оба были пропитаны алкоголем. 

Пани Зофья гладила лежащую на подоконнике Мручку и смотрела вслед удаляющемуся Валере. Который с тех пор в путешествиях выбирал только отели.