Беду предвещает… тысячелистник

Я издавна люблю читать новеллы замечательной травницы Клары Дорониной. Особенно мне запал в душу ее рассказ о чудесных свойствах тысячелистника – настолько, что позволю себе процитировать отрывок из книги: «В моих просторных и прохладных краях он цветет буйным цветом небесных облаков, врачует своим целебным соком человеческие тела. Но с этим растением связаны трагические и странные истории. Оно имеет непостижимые свойства задолго предчувствовать беду, и тогда его цветы приобретают малиново-красную окраску. В 1987 году в зените лета пригласила меня семья чеченцев в гости в город Грозный. По всему городу, вдоль дорог и по лугам цвел красный тысячелистник. Екнуло мое сердце и захлебнулось от непонятной печали. Но тогда еще и в голову не могла придти страшная мысль, что брат на брата… А тысячелистник уже знал, что будет война, и покраснел от боли, будто предчувствовал великую кровь…»

Дальше травница повествовала еще о нескольких трагических событиях, которые предчувствовал тысячелистник, но у меня уже темнело перед глазами. Ведь я тоже видела однажды этот проклятый красный тысячелистник! И хотя было это пятнадцать лет назад, я помню все до мелочей.

Лето было в самом разгаре, знойный полдень сменила вечерняя прохлада. Я только разогнула спину от грядок – а тут нежданные гости на порог, да еще с детками. Пришлось бросать все и бежать к соседке – золотоволосой красавице Н. — за молоком. Я давно у нее не бывала, отворила калитку – а там по всему двору приземистыми шапками разбросаны темно-бордовые цветы. Особенно густая темно-бордовая щетка выросла по обе стороны дорожки. Я пригляделась – да это же тысячелистник! Откуда он такой здесь взялся?

«Да кто его знает, откуда он, — словно читая мои мысли, сказала вышедшая на крыльцо соседка. – Я его не сажала, он сам ко мне пришел». Смотрю – а она такая печальная, сама на себя не похожа. Оказалось, ей скоро предстоит сложная операция на сердце. «Боюсь я, — призналась Н. – Дети еще малы, хоть бы школу закончили. Еще бы годочка два погодить!» Я попыталась утешить ее, упокоить, но, видимо, у меня это плохо получилось. Уходя, я еще раз оглянулась посмотреть на странный бордовый тысячелистник – никогда в жизни мне не доводилось видеть таких цветов. Перехватив мой взгляд, Н. предложили: «Если понравился, откопай себе кустик или семян возьми. Я ведь за ними и не ухаживаю вовсе, сами по себе растут». Отчего-то от этих слов мне захотелось как можно скорее покинуть этот двор, словно что-то хлестануло меня внутри прямо по сердцу.

Весной Н. уехала в областную больницу на операцию. Все прошло удачно, уже через десять дней Н. тихонько ходила по огороду, радовалась оттаявшей земле, мяла в руках клейкие зеленые листочки и жмурилась от теплого весеннего солнышка с тихой улыбкой. Глядя на нее, радовалась и я, мысленно благодаря Бога. Но скоро муж Н. снова увез ее в больницу, что-то пошло не так, а через три дня Н. умерла. Узнав о смерти Н, ее муж упал на колени и зарыдал, а через четыре месяца повесился на сеновале.

Я пришла на его похороны. В гробу он лежал такой же молодой и красивый, как и его жена, золотоволосая красавица Н. когда гроб вынесли во двор, я невольно огляделась… А где же тысячелистник, который буйствовал здесь год назад? По всему двору росли лишь мелкая зеленая травка и подорожник, да возле бани сиротливо притулился куст аптечной ромашки.