Спасенное детство.

Вечером за околицей раздался шум моторов и над дорогой взвилась серая пыль. К деревне подъезжали немцы.

-Видать все вытрясли с Макаровки, до нас добрались. Все партизанов ищут, сволочи. Чтоб им пусто было! – дед Семен сплюнул на землю, вглядываясь в мотоциклы, четко выделявшиеся на фоне заката. Зайти бы сейчас домой и не видит их никогда, но ведь все равно выволокут на улицу. Слухи о зверствах фрицев в соседних деревнях уже дошли до них. Может и хорошо, что внучка Аннушка теперь ушла к партизанам, хотя что же хорошего, и там девка среди мужиков живет, но свои то хоть, наверно, не тронут.

Как ни странно в ту ночь немцы никого не тронули, заняли самый большой дом, велели снести им туда еды, а выпивка у них была своя. Ночью были пьяные крики и слышны выстрелы, но это уже перепившаяся «высшая раса» стреляла в воздух.

Кошмар начался с утра. Сперва фашисты шарили по домам и сараям, якобы в поисках раненных партизан и оружия, попутно не забывая прихватить и ценные вещи, хотя какие ценные вещи у крестьян? Били мужчин, тех немногих, которые остались в деревне, поджигали дома. Вдоволь накуражившись, уже ближе к вечеру велели согнать все население к зданию бывшей церкви.

-Вещи то брать? – испуганно спросила соседка Мария у деда Семена. «На кой ляд они тебе на том свете?» раздраженно подумал старик, но вслух лишь обронил «Кто их знает?!»

Между тем немцы собрали всех детей и приставили к стенке, чтобы расстрелять. Всего 14 малышей, от 3 до 10 лет от роду. В толпе раздался вой. Вперед вышло несколько мужчин и встали перед детьми. Рыжий немецкий командир усмехнулся и коротко скомандовал «Schießen!», толпа разом затихла, дети остались живы, но через пару минут на них снова было наставлено оружие, вперед снова вышли мужчины, их тоже расстреляли. Ситуация фашистов начала забавлять, и снова дула автоматов смотрят на детей, и снова вышли мужчины и рядом с ними встал дед Семен. Взглянув на поредевшую толпу и отметив про себя, что остались одни женщины, Рыжий отдал новый приказ. «Что же они будут делать дальше? –мелькнуло в голове немца – и ведь молчат все, даже дети!». «Расстрелять!» - крикнул он на немецком своим солдатам, махнув в сторону детей. Но в этот раз из толпы вышли женщины и старики, став грудой перед детьми. Рыжий рассмеялся, только поднял руку чтобы дать новый приказ, как послышалось «Огонь!», и все немцы замертво рухнули на землю. Партизаны подоспели, дети благодаря свои отцам, ценой их жизни, остались живы. Мужчины зная, что партизаны должны подойти, грудью закрывали детей, тем самым отсрочивая их смерть, смело глядя в лицо смерти, были твердо убеждены "Детство- свято!"