Украинцы про ситуацию в Кемерово: «гори-гори ясно»

После пожара в Кемерово украинское общество разделилось. Одни восприняли боль утраты вместе  с теми, кто скорбит по погибшим детям. Другие насытили соцсети постами в стиле » так вам и надо, это вам за  Донбасс».

Приведу одну из наиболее ярких цитат:

«Если единственный способ заставить вашу имперскую вату задуматься о ценности человеческой жизни — это пожары и смерти, то – гори-гори ясно.
Если единственные моменты, когда ваши великодуховные соотечественники перестают лезть ко всем соседям по периметру со своими, бл@дь, флагами, медведями, балалайками, танками и градами, это те моменты, когда они, воя и ломая ногти, хоронят своих близких — то пусть у вас горит в каждом городе каждый божий день.
Если от убийств других людей ваших имперских имбецилов останавливают только собственные трагедии и если доходит только так, значит, пусть будет так.»

Это высказывание, принадлежащее перу известного журналиста, набрало 8 тысяч лайков в «Фэйсбуке».

Я не собираюсь морализаторствовать. Пусть то, что сказано, останется на совести авторов. Мне жаль, что приходиться напоминать и разжевывать истины, которые, к счастью, для большинства украинцев являются непреложными.

Есть, как минимум, три железобетонных довода, почему злорадство в данной ситуации неуместно.

Во-первых, все дети невинны априори.

Во-вторых, дети не могут и не должны отвечать за политические взгляды своих родителей или соплеменников.

В-третьих, абсолютно не факт, что среди тех родителей, которые потеряли своих детей на пожаре, есть оголтелые дебилы, отправившиеся на Донбасс защищать распятого мальчика.

То, что произошло в Кемерово, могло случиться в любой точке земного шара, от цивилизованной Дании до Зимбабве. И кстати, не раз происходило. В сетях уже вспоминали о пожарах в лондонской высотке, в Малайзии, в ночных клубах Европы. Не случайно пожары приравниваются к стихийным бедствиям. Это горе, которое очень часто невозможно предсказать и предотвратить.

Это не избирательный бич Божий, который бьет только по ярым сторонникам войны на Донбассе. Огонь с неба — то, что случилось с ЧВК Вагнера в Сирии. Вот их, «доблестных» витязей, проливавших кровь (чужую ) в чужой стране за деньги, да еще погибших во время выполнения «героического» задания по отжиму нефтепромысла — действительно не жалко. Вот это и вправду символическая расплата за Донбасс, откуда многие из них и были переброшены. Хотя и в этом случае, не дай Бог оказаться на месте их родных.

А здесь — дети.  И уже в силу непредсказуемости судьбы ( помните, знаменитое » от сумы и от тюрьмы не зарекайся» ) я бы поостерегся злорадствовать. У всех нас есть дети. А у кого их нет — будут.

Поэтому, побойтесь Бога, господа.

Как правило, у пожаров, аналогичных кемеровскому, есть общее имя — халатность. А еще вездесущее взяточничество. Наш общий постсоветский феномен. Замазали пожарному инспектору глаза, огнетушителей не купили, сигнализацию не отремонтировали . За все это заплатили своими жизнями ни в чем не повинные дети.

Повторюсь, не дай Бог, кому-нибудь из нас потерять своего ребенка. Но у кемеровского пожара, как и у многих, есть вполне конкретные виновные. Не российский ( малазийский, зимбабвийский, датский ) народ. А конкретные Иванов, Петров, Сидорова.  Поэтому, дело не в ярости. Ярость не бывает благородной, не верьте известной песне военных лет. Ярость может быть только слепой. Благородным бывает гнев. И история, кстати российская, знает примеры такого гнева.

В 2002 году  Виталий Калоев,  российский строитель и архитектор, потерял детей и жену в авиакатастрофе, произошедшей по вине швейцарского авиадиспетчера. После того, как суд фактически «отмазал» последнего, Калоев взял правосудие в свои руки. И убил его. Кто-то увидит в этом дикие нравы Кавказа. Дело ваше. Наверное, убийство не произошло бы, если бы диспетчер, к которому Калоев пришел домой, не повел себя по-хамски. И наверняка бы не произошло, если бы суд отнесся к этому делу по справедливости.

Быть может, если те самые «ответственные лица», чьи имена и фамилии сегодня можно увидеть на табличках в любом общественном учреждении, будут знать, что за собственные ошибки, повлекшие смерть,  могут заплатить своей жизнью, — это заставит их относиться к своим обязанностям «чуточку» по другому.

По большому счету, дело даже не в христианстве. Человеческое сострадание возникло задолго до появления Христа. Когда гомеровский Ахиллес — кровожадный мясник, упивающийся смертью, — позволяет  Приаму забрать тело сына , то это не только честь воина или дань традициям. Это еще и сострадание.

Я прошу прощения за эти банальности. Но именно сострадание делает нас людьми.  Вспомните знаменитую сцену с виноградом из старого советского фильма » Отец солдата».  В которой, кстати, присутствуют немецкие дети.

Разве мы фашисты?

Не забывайте, что в лице большинства российских граждан мы имеем дело с зомбированными инвалидами. Эти люди на пути в Северную Корею. Путину удалось прощупать в генетическом коде россиян кармические пустоты, оставшиеся со времен Сталина , и он весьма успешно заполняет их собственным «величием».

Я не оправдываю их. Я просто считаю, что смеяться или злорадствовать над моральным инвалидом, у которого к тому же сгорел сын, дочь или внуки — ниже человеческого достоинства.

И если среди украинцев, есть те, кто потирает руки над пеплом кемеровского пожарища, значит Путин не зря ест свой хлеб. Значит, не только мозги россиян разъедает сотворенная им слепая ярость.

В этой искусственной ситуации выбора — я не с вами. Я с теми, кто понимает, что нет чужих детей, и горе родителей — это горе для всех, независимо от гражданства, расы или религии.

Потому что это горе маленького человека, жизнь которого вплетена в пестрый ковер социума и государства, но при этом всегда остающегося наедине со своей болью. Как и любой из нас.

И я плачу вместе с Матвеем Ганапольским над стихотворением украинки и скорблю с теми людьми, которые приносят в Кемерово — и по всему миру — цветы и мягкие игрушки.

И называют их по именам.

Текст: Иван Райли