ВОЙНА ИЗ-ЗА ТОПОРА

30.03.2018

К северу от земель Капской колонии (территория современной ЮАР) проживали многочисленные воинственные племена банту, которых первые колонисты, особо не вдаваясь в местные подробности, называли просто «кафрами».

Зыбкое приграничье было ареной постоянных конфликтов и стычек. Колонисты жаловались своему правительству на набеги воинственных соседей, а соседи приходили в ярость от набегов колонистов, поправлявших свое материальное положение угоном скота. То есть шла нормальная командная игра.

В 1846 году одному кафру понравился топор английского производства, принадлежащий местному колонисту. Топор был явно очень хороший, надежный и оставлять такое богатство в руках глупого европейца не было никакого смысла. Кафр топор умыкнул. Однако, бедолагу поймали с поличным. Тут же был организован отряд, для препровождения вора на справедливый и строгий суд в форт Грехэмстоун.

Где-то на полпути, родичи кафра напали на импровизированный конвой и отбили соплеменника. Обозленные колонисты тут же бросились жаловаться губернатору.

Губернатор Смит был уже сыт по горло постоянными жалобами и решил положить этому конец, призвав непокорных дикарей к порядку.

Так началась военная кампания 1846 –1853 г.г., получившая впоследствии название «война из-за топора».

В землях кафров была сосредоточена 14-тысячная колониальная армия. Впрочем «армия» это было очень высокопарное слово. Основную её массу составляли войны племен готтентотов, амбамбо (остатки племен бежавших от воинственных зулусов) и капские малайцы. Европейцы были представлены небольшими армейскими подразделениями и отрядами колонистов. Войска постепенно продвигались по территории кафров, выжигали селения и угоняли скот.

Неожиданно, кафры оказали серьезное сопротивление. Их отряды в несколько раз превосходили "колониалов" по численности. Кроме того, к этому времени они заменили своё традиционное оружие на огнестрельное.

Под руководством вождя племени коса Мголобане Сандиле в тылу была развязана настоящая партизанская война. Отряды кафров уклонялись от решительных боев. Изматывали английские войска трудными переходами. Пользуясь знанием местности, устраивали засады, уничтожали малочисленные отряды и обозные колонны. Английские отряды начали жестоко страдать от лихорадки.

ВОЖДЬ ПЛЕМЕНИ КОСА  МГОЛОБАНЕ  САНДИЛЕ (1820 -1878 г.г.)
ВОЖДЬ ПЛЕМЕНИ КОСА МГОЛОБАНЕ САНДИЛЕ (1820 -1878 г.г.)

В сентябре 1846 г. кафры отбросили колониальную армию и вторглись на английскую территорию. В отместку они также начали выжигать поселения колонистов, уничтожать посевы и угонять скот. Однако здесь уже кафры столкнулись с сопротивлением фермеров, вставших на защиту своей собственности. При получении известий о приближении дикарей по округе вспыхивали сигнальные огни и весь край брался за оружие. Постепенно колонисты превратились в храбрых и находчивых солдат. Даже кафры признавали, что один колонист стоил трех красномундирников (солдат регулярной армии).

С переменным успехом бои продолжались по всему пограничью. Но в декабре 1847 года отряды кафров были разбиты. Набегам дикарей англичане противопоставили старую максиму – разделяй и властвуй, стравив между собой воинственные племена.

В 1851 году отряды Сандиле вновь собрались с силами и разом атаковали все приграничные форты. Приграничные поселения были сожжены. В рядах кафров появился пророк Мланжени, пообещавший войнам полную неуязвимость от вражеских пуль.

Удачное начало привлекло на сторону восставших и другие приграничные племена. К кафрам присоединились отряды готтентотов и прочих метисов. Посланный против коса отряд капской «цветной» конной полиции взбунтовался и перешел на их сторону.

Больше двух лет английскому колониальному правительству потребовалось для усмирения восставших. В район боевых действий были стянуты многочисленные подкрепления. Постепенно были налажены поставки в осажденные форты. После нескольких поражений кафры были вынуждены откатиться на свои земли.

По итогам войны англичане получили часть территории кафров. Кафрам, в свою очередь, удалось на короткое время отстоять свою независимость. Несмотря на победу англичан, эта война считается первой, где проявились зачатки единого антиколониального фронта нескольких африканских народов.

А где же все это время был топор? Топор никому не нужный лежал без дела в суде.

Впрочем, даже если бы его не было, обязательно нашелся бы иной повод к войне. Для просвещенных европейцев, несущих «бремя белого человека», это было только делом времени.