Нейтралитет как способ гарантированно проиграть

Выражение «нейтральная позиция» обладает положительными коннотациями в общем случае. Главным образом, по причине смешения с понятием «объективная позиция». Поэтому считается достойным и даже респектабельным занимать нейтральную позицию. Можно даже пытаться свысока обвинять определившихся в ангажированности, в зашоренности и в бездумном следовании чужим установкам. Но это ошибочное смешение.

Нейтральная позиция – это не объективная позиция, а отсутствие позиции из-за сознательного отказа от ее определения или от неспособности понимать ситуацию.

Россиянин вряд ли сможет занять какую-либо сторону в споре о двух бейсбольных командах – он не обладает никакой информацией по вопросу. Будет ли его позиция нейтральной? – Нет. У него позиция просто отсутствует. И уж никакой объективностью это отсутствие позиции не может быть.

А оказавшись между группами фэнов Юнайтед и Ливерпуля, россиянин остережется занимать вообще какую-то позицию, даже если он имеет одно из этих предпочтений или какое-то третье. Нейтралитет? – Нет, уклонение, которое тоже может не спасти.

Найти примеры, подходящие все же под определение нейтрального мнения, все же возможно. Бывает, смотришь матч команд, к которым относишься одинаково равнодушно. И тебе вот совершенно безразлично, какая из них победит. Нейтралитет, да. Но вот он весьма своеобразный. Недобрый. Раз уж я смотрю игру, то хочу видеть настоящее рубилово. Поэтому при счете 2:0 я начну болеть за проигрывающих. Ведь если станет 3:0, то остаток матча будет скучен.

Заметьте, я начинал смотреть, желая добра обеим соперникам, а в тот момент я начинаю желать зла одной из них. Только ради собственного развлечения. И у меня есть оправдание: «Я за красивый футбол же». Быть нейтральным ведь частенько считается благородным? Вот такое «благородство».

А вот пылает огонь холивара Интел vs. АМД. Допустим, я зайду туда с нейтральной позицией. Дескать, обе хороши или обе плохи. И? Прежде всего, таким высказыванием я отметаю все многочисленные аргументы обеих сторон «за» и «против». Весьма обоснованные, эмоциональные и даже религиозные. Считается, что в нейтралитете есть нечто примиренческое, толстовское. Но ведь я только что поставил себя выше всех имеющих позицию, оскорбил и принизил их. На такой основе вряд ли можно достичь примирения. И люди это чувствуют.

Самые яркие примеры опасности нейтралитета, конечно, наблюдаются в случае прямого вооруженного противостояния. Допустим, это регулярная война между государствами.

- Понимаете, я тут в нейтральной позиции. Мне что наш Гитлер, что их Сталин – всё едино…

Боюсь, гамбургский военком такого не понял бы. Jedem das Seine в лучшем случае.

Или вдруг на фронте вдруг проникнуться равнозначным отношением:

- В сущности, я ничего против тех парней не имею. Зачем тогда мне идти в атаку?

Это всё достаточно просто. А вот в случае гражданской войны… Казалось бы, противоположные стороны разделились и выступили по собственному желанию, и есть возможность объявить и сохранить нейтралитет. Казалось бы…

Вот ты простой человек, который лишь желает жить и жить по возможности хорошо, на территории, занятой сепаратистами. И эти самые сепаратисты в любой момент могут у тебя спросить:

- А почему это ты не вступаешь в наше народное ополчение?

В принципе-то, вступление туда всегда было добровольным, но как на такой вопрос ответить? Ссылка на нейтральность в конфликте тут не поможет, это воспримут как симпатию к той стороне или как антипатию к этой. А ведь оно так и есть. Нейтралитет – это либо равные симпатии, либо равные антипатии ко всем.

Тут есть важный момент. Да, можно с этими равными мнениями находиться где-то в совсем другом месте. В Новой Зеландии, например. И быть просто «за красивый футбол». Либо слегка сокрушаться и желать мира, либо азартно ожидать рубилова. Нейтралитет – он такой. Но вот внутри ситуации подобная нейтральность невозможна по непосредственно окружающим причинам.

Да и не спросят ничего. Как жить нейтрально? Допустим, ты держишь магазин. Продаешь товары, нужные людям. Сепаратисты оценят это положительно. А ну как лоялисты возьмут город и пришьют тебе сотрудничество с врагом? Снабжал ведь продуктами питания противника. Равно и наоборот: закрыл лавку – саботажник. Разве возможно действовать так нейтрально, чтобы обе противоположные стороны (в случае чего) оценили это в свою пользу?

Полагаю, что в случае активных решений таких способов не существует. Есть вариант с пассивными решениями. Да и вряд ли можно назвать это решениями тогда, если они пассивны. И тут мы подошли к значимому выводу.

Нейтралы – это лишь ресурс для тех, кто имеет активную позицию.

Все ведь слышали про пассионарное меньшинство, которое почти всегда способно изменить ситуацию в свою пользу. Для организации военного переворота не нужно всей армии государства. Все военные перевороты осуществлялись одним полком или батальоном из столичного гарнизона. При этом множество дивизий где-то там оставались пассивными, ожидая лишь результатов. Если мятежникам удается, опираясь на эту жалкую кучку сил, быстро перехватить рычаги управления, то армия просто подчиняется новым командующим.

Как ни удивительно, но именно самый сильный инструмент государственной власти - армия, стремится оставаться истинно нейтральным в подобных случаях. То есть, либо не иметь позиции, либо целенаправленно скрывать ее.

Чисто по-человечески, это объясняется просто. У дивизии есть свой генерал, который к этой должности шел всю свою жизнь. И он не рискнет поставить ее на кон в неопределенной ситуации. Да, он мог бы бросить свои силы к столице и подавить мятеж в том виде, который сейчас нечетко так наблюдается. А если нет? Гораздо надежнее дождаться какой-то определенности. Генералами не разбрасываются, они и старой, и новой власти будут нужны. Надо лишь вовремя подчиниться окончательному победителю.

Так вот. Армия – это именно инструмент. Она лишена собственной воли. Именно безволие вколачивают в каждого призывника, в каждого курсанта – будущего офицера. Всегда должен быть приказ сверху. Нет приказа – нет действий, нейтралитет as is.

И эта армия будет ресурсом у победителя в столичном военном мятеже. Именно эта армия, поняв, что дворец занят прочно (прошлыми или новыми – без разницы), станет выполнять новые приказы – обеспечит комендантский час, повяжет «врагов» и обеспечит спокойствие стране.

Нейтралы – всегда ресурс.

В разгар гражданской войны что будут делать с нейтралом, поняв, что он именно таков? Он, очевидно, не свой, но и не враг, его не обязательно уничтожать. Что с ним делать? - Только использовать. Себе на благо. Нейтрал становится ресурсом. Он может и дальше себе думать, что он равноудален, объективен и безразличен. Его станут использовать. А сопротивление использованию невозможно – это переход в ранг врага.

- Как это ты не станешь платить чрезвычайный налог на армию?

И вот нейтрал вместе со всеми мыслишками о том, что он воспаряет над схваткой, что его интеллект выше этих дерущихся за не пойми что, что его чувства не позволяют ему тех методов, что применяют те и другие… Его просто ставят в упряжку. Те, кто может. А прежде того, как они смогли, они того захотели.

Именно это хотение сделало их акторами, субъектами. А нехотение определяться сделало нейтрала объектом.

И мы плавно приехали в тему выборов и участия в них. Кто-то не захотел выбирать? Кому-то стало тошно от предлагаемых вариантов? Кто-то захотел поставить себя выше этой некрасивой возни? Кто-то считает себя нейтральным?

Этот кто-то проиграл. Он стал объектом и ресурсом. И его будут использовать все – победители, проигравшие, еще сражающиеся. Все, имеющие позицию, будут нейтральных использовать. Если только они не в Новой Зеландии.