Холодная звезда Маяковского: как русская эмигрантка покорила Париж и сердце поэта

«Я все равно тебя когда-нибудь возьму — одну или вдвоем с Парижем!»

— эти знаменитые строки Владимира Маяковского были обращены к Татьяне Яковлевой, русской красавице-эмигрантке, уехавшей за рубеж в 1920-х гг. В Париже у них завязался роман, продолжившийся затем в письмах. Маяковский уговаривал Яковлеву вернуться с ним в СССР, но она осталась в Париже, где стала одной из самых заметных и ярких фигур русской эмиграции.

Татьяна Яковлева родилась 7 апреля 1906 года в Санкт-Петербурге. Когда ей исполнилось 19 лет, она мигрировала за рубеж. Выехать ей удалось благодаря её дяде, популярному во Франции художнику Александру Яковлеву. Он был знаком с владельцем автоконцерна и попросил его помочь сделать для Татьяны визу и паспорт. Как и большинство русских эмигранток, Яковлева устроилась работать манекенщицей. Вскоре весь Париж был увешан рекламными плакатами с её изображением на фоне пейзажей города. В первые же годы парижской жизни у неё появилось множество поклонников, среди которых были Фёдор Шаляпин и Сергей Прокофьев. Уже в зрелом возрасте она признавалась:

«Ноги у меня были потрясающие, влюблялись все мужчины».

Первая встреча Татьяны Яковлевой и Владимира Маяковского была подстроена сестрой Лили Брик — Эльзой Триоле. 25 октября 1928 года Татьяна позвонила доктору Сержу Симону с жалобой на тяжёлый бронхит, и он велел ей немедленно прийти на приём. Русская жена Симона, тут же позвонила Эльзе и пригласила её с Маяковским. Эльза Триоле, жившая в той же гостинице, что и Маяковский, попросила его сопроводить её на приём к доктору, где и произошло знакомство. Маяковский влюбился в Татьяну Яковлеву с первого взгляда. Татьяна так вспоминала их первую встречу:

«Войдя к нему в гостиную, я увидела хозяина, Эльзу Триоле и высокого, большого господина, одетого с исключительной элегантностью в добротный костюм, хорошие ботинки и с несколько скучающим видом сидящего в кресле. При моём появлении он сразу устремил на меня внимательные серьёзные глаза. Его короткий бобрик и крупные черты красивого лица я узнала сразу — это был Маяковский».

Поэт провёл в Париже чуть больше месяца, посвящая всё свободное время долгим прогулкам по городу вдвоём с новой возлюбленной. Высокие и статные, они были красивой парой. История их любви закончилась крайне трагично. Маяковскому нужно было возвращаться в СССР и он долго уговаривал её отправиться вместе с ним.

«Ты одна мне ростом вровень».

— писал он в стихотворении, обращенном к ней. Но вскоре Маяковскому нужно было возвращаться в СССР, он долго уговаривал её отправиться вместе с ним, но она отказалась.

Перед самым отъездом поэт положил весь свой гонорар за выступления на счёт известной парижской цветочной фирмы с единственным условием, чтобы каждое воскресение Татьяне приносили букет самых красивых и необычных цветов — гортензий, черных тюльпанов, орхидей, астр или хризантем. Парижская фирма с солидным именем чётко выполняла указания Маяковского — и с тех пор, из года в год в двери Татьяны Яковлевой стучались посыльные с букетами фантастической красоты и единственной фразой: «От Маяковского».

Влюбленные писали друг другу письма, в которых не уставали признаваться друг другу в любви. К сожалению, письма Татьяны Яковлевой не сохранились. Лиля Брик, получившая доступ к архиву поэта после его смерти, очевидно, уничтожила все доказательства его любви к другой женщине, ведь единственной музой должна была оставаться только она сама. Незадолго до смерти, в одном из своих интервью, Татьяна Яковлева призналась:

«Я благодарна ей за это. В противном случае я вернулась бы в СССР за Маяковским, так сильно я его любила. И неминуемо сгинула бы в мясорубке 1937 года».

Татьяна пережила Маяковского на 60 лет. Хотя в её судьбе было много крутых поворотов, она прожила долгую и счастливую жизнь. В Нью-Йорке ей удалось устроиться дизайнером женских шляп как «графине дю Плесси». Её муж стал арт-директором журнала «Vogue», и семья жила в достатке. Вместе они прожили до глубокой старости, пока Татьяна дю Плесси-Либерман не скончалась накануне своего 85-летия в 1991 году.