Я больше за себя не отвечаю

А чего боишься ты?

Вокруг шум и гам.

Кто-то продаёт товары, кто-то разговаривает с соседом.

Я не замечаю ничего необычного. Дорога домой в электричке.

Вдруг замечаю своего брата, который должен быть вообще в другом городе.

Пробираюсь к нему:

«Артём, что ты здесь делаешь? Мама знает, что ты здесь?»

Он в ответ только огрызнулся, мол, без тебя разберусь, что мне делать. Отворачивается и продолжает общаться с другом.

Это было странно, поведение хамское и не похожее на него.

Я злюсь, сильно злюсь, мы начинаем ругаться.

Я совершенно в ярости от бессилия, он меня не слушает.

Вдруг, как в кино, стоп-кадр, я замолкаю и понимаю, что все молчат и только я здесь кричу, а все наблюдают. Становится неловко, я понимаю, что творится что-то странное, хочу убежать.

Электричка останавливается, я выбегаю на остановку, и быстро шагаю домой.

И по мере того, как я приближаюсь к дому, понимаю, что со мной что-то не в порядке. Зачем я кричала? Почему вышла из себя? И почему, черт возьми, я оставила свою сумку в вагоне?!

У меня в кармане ключ от квартиры. Я захожу, везде полумрак.

За окном почти стемнело, но еще не окончательно темно.

Я смотрю на улицу и звоню маме.

Рассказываю, что со мной что-то не то, я странно и агрессивно вела себя, и даже не сразу это осознала.

Мама успокаивает, говорит, что такое бывает - нервы, стресс, холод. Я киваю. Может она и права. Надо лечь спать, утром отпустит.

Мы прощаемся, я, вздохнув, сжимаю в руке телефон и всё так же смотрю в окно. Там стало совсем темно.

И тут я словно проваливаюсь в невидимую пропасть. Желудок сжимается.

Меня пронзает током страшного осознания, но я еще не готова его подтвердить.

Так и сижу, замерев.

Пока, наконец, не опускаю глаза вниз, к рукам: у меня нет никакого телефона.

Я больше за себя не отвечаю. Слёзы капают на коленки – но даже в этом я не уверена.

Самые страшные мои сны всегда о сумасшествии.