Герои Императорской России: Дмитрий Дохтуров

Дмитрий Сергеевич Дохтуров (1759-1816 года) - русский военачальник, генерал русской армии.

Из тульских дворян. Родом из села Елисеевка Митякинской волости Михайловского уезда Рязанской губернии (ныне Дмитриевский сельский округ Серебряно-Прудского района Московской области). Родился 14 сентября 1756 года в семье Сергея Петровича Дохтурова и Елизаветы Алексеевны Коробьиной. Отец, капитан лейб-гвардии Преображенского полка, вышел в отставку и переехал в имение жены - с. Крутое Каширского уезда (ныне Серебряно-Прудского района), где и родился будущий герой Отечественной войны 1812 года. Образование получил в Пажеском корпусе.

Принадлежал к числу вождей, которыми особенно гордится русская армия. Необыкновенная храбрость в связи с такою же скромностью, прямодушием, отзывчивостью и добрым сердцем - делали его рыцарем без страха и упрека и заслужили ему горячую любовь всех, кто его знал.

Дохтуров записан на службу пажом пpи дворе Его Императорского Величества в 1771 году, в 1777 году был камер-пажом, а в 1781 году - произведен в поручики лейб-гвардии Семеновского полка.

В составе гвардейского отряда участвовал в русско-шведской войне 1788-1790 гг. В Роченсальмском сражении был ранен в плечо, но остался в строю. Под Выборгом был вторично ранен. За отличия был награжден золотой шпагой.

В 1795 году произведён в полковники, 2 ноября 1797 года в генерал-майоры, 24 октября 1799 года в генерал-лейтенанты. 22 июля 1800 уволен и отдан под суд, но был оправдан и в ноябре вновь принят на службу. С 30 июля 1801 года шеф Олонецкого мушкетерского полка, с 26 января 1803 года шеф Московского мушкетерского полка и инспектор пехоты Киевской инспекции.

В кампанию 1805 года участвовал в сражениях под Кремсом (награжден за него орденом Св. Георгия 3-го кл.) и Аустерлицем (орден Святого Владимира 2-й степени). В кампанию 1806−1807 годов отличился при Голымине, Янкове, вновь был ранен при Прейсиш-Эйлау, не покинул поля боя и был награжден шпагой с алмазами. Вновь отличился под Гутштадтом и при Гейльсберге был ранен в четвертый раз, но снова остался в строю. Под Фридландом командовал центром и прикрывал отступление через реку Алле. За эту кампанию был награжден орденами Св. Анны 1-й степени, Св. Александра Невского и прусским Красного Орла.

19 апреля 1810 года произведен в генералы-от-инфантерии и в октябре возглавил 6-й пехотный корпус.

При вторжении Наполеона в 1812 году Дохтуров, стоявший в районе города Лиды с 6-м пехотным и 3-м резервным кавалерийским корпусами, оказался отрезан от главных сил 1-й армии, но форсированным маршем (60 верст в день) на Ошмяны смог оторваться и выйти на соединение с ними. Во время Смоленского сражения, несмотря на болезнь, принял по приказу М. Б. Барклая-де-Толли руководство обороной города и в течение десяти часов отражал яростные атаки неприятеля, покинув горящий Смоленск только около полуночи.

В сражении при Бородино Дохтуров командовал своим 6-м пехотным корпусом, который стоял в центре русской армии между батареей Раевского и деревней Горки. Но после того, как смертельно раненый князь Багратион выбыл из строя, Кутузов поручил командовать 2-й армией которая оборонялась на левом фланге обороны.

Главнокомандующий знал и ценил по достоинству того, кого посылал на это опасное и ответственное место. Надеясь вполне на Дохтурова., он потребовал от него держаться на левом крыле до тех пор, пока не будет получено приказа об отступлении. И Дохтуров сделал все, чего только можно было ожидать от подобного ему человека. Прибыв на левое крыло в 11-м часу утра, он застал его в самом печальном положении.

Вот его собственные слова: "...генералы не знали, от кого получать приказания, а нападения неприятелей становились все упорнее. Принц Александр Виртембергский, которого Кутузов, после раны князя Багратиона, послал на этот фланг, не мог мне ничего объяснить. Начальник штаба 2-й армии, граф Сен-При, контуженный, уезжая с поля сражения, был так слаб, что тоже не в состоянии был сообщить требуемых мною сведений. К счастью, я встретил генерала Коновницына, который удовлетворил меня во всем. В то время наши войска отступали. Я устроил их...". Везде, где только была опасность, где надо было поддержать бодрость усталых полков, ободрить примером, распорядиться — появлялся Дохтуров. Неприятелю, благодаря Дохтурову не удалось одержать больших успехов на левом крыле русской позиции.

На знаменитом военном совете в Филях, где решилась участь Москвы, Дохтуров подал голос "держаться перед Москвою".

В Тарутинском сражении Дохтуров командовал нашим центром. 11-го октября 1812 года особенно отличился, показав высокий пример решительности и почина. Находясь в с. Аристове, на пути к Фоминскому, куда его корпус был двинут Кутузовым, получил от Сеславина известие о движении Наполеона к Малоярославцу.

Верно оценив стратегическое положение, не колеблясь ни минуты, послал Кутузову соответствующее донесение, а сам поспешно двинулся наперерез французам, к Малоярославцу, куда и прибыл на рассвете 12-го октября. Это искусное движение и происшедший затем упорный бой, веденный Дохтуровым до прибытия главных сил, решили отступление Наполеона по старой Смоленской дороге.

В общей сложности, держал оборону в течение 36 часов, и заставил Наполеона отступать по пути по которому пришел в Москву. Замечательны слова генерала-героя, сказанные им войскам перед этим боем: "Наполеон хочет пробиться, но он не успеет или пройдет по моему трупу". За бой при Малоярославце Д. был награжден орденом св. Георгия 2 ст. большого креста.

Отличился в сражении при Дрездене и в Битве народов под Лейпцигом, руководил осадой Магдебурга (конец октября — середина ноября 1813 года) и Гамбурга (январь — май 1814 года). После этого отправился в Богемию для лечения ран. Во время 2-го похода во Францию (1815 год) командовал правым крылом русской армии.

Дохтуров помимо своих выдающихся военных способностей, спокойного и хладнокровного мужества, сознания долга, перед которым всегда забывал себя и личные выгоды, отличался редко симпатичною натурою и добротою. Так, например, находясь в 1813 году в Варшаве, щедрою рукою помогал вдовам и сиротам поляков, убитых или взятых в плен.

Это тем ценнее, что сам Дохтуров был вовсе не богат и, помимо жалованья, имел, как значится в его формулярном списке, всего 200 душ крестьян в Ярославской губернии... С этими прекрасными свойствами соединял примерную любовь к отечеству: он был в душе самый пламенный патриот.

Подчиненные обожали Дохтурова, что, между прочим, доказывается тем, что признательные сослуживцы, в воспоминание славных подвигов, совершенных под его начальством., прислали ему богатую табакерку с изображением малоярославецкого сражения и письмо от всего корпуса.

Жуковский, в своем знаменитом стихотворении "Певец во стане русских воинов", воздавая "хвалу" героям 1812 года, не забыл и Дохтурова, о котором им написано следующее двустишие:

"... И Дохтуров, гроза врагов,К победе вождь надежный".

Высочайшим приказом от 1 января 1816 года генерал от инфантерии Дохтуров, состоявший командиром 3-го армейского корпуса, за болезнью, был уволен от службы, - с мундиром и пенсионом полного жалованья, и вскоре за тем умер в Москве в том же году, где проживал последнее время. Дохтурова сопровождали в могилу общие сожаления государя, армии и народа.

Погребён в Вознесенской Давидовой пустыни.

Награды:

  • орден Святого Георгия 3-го кл. (1805 год)
  • орден Святого Владимира 2-й ст. (1806 год)
  • шпага с алмазами «За храбрость» (1807 год)
  • орден Святой Анны 1-й ст. (1807 год)
  • орден Красного Орла 1-й ст. (1807 год)
  • орден Святого Александра Невского (1807 год)
  • алмазные знаки к ордену Святого Александра Невского (1812 год)
  • орден Святого Георгия 2-го кл. (1813 год)