Философия века — новая война

09.04.2018

Однако, философия, в отличии от науки и даже религии, столкнулась с новыми проблемами, вроде интеграции школ, их смешении и, самое главное – с тем, что философия не успевает за техническим прогрессом и, пока успевают осознать одно, другое немедленно появляется и перекрывает первое.

Информационный поток серьезно влияет на многие вещи в нашем мире. К чему же это приведет и какое будущее ждет особый вид осмысления нашего мира?

Для начала разберемся, с чего начался XX век.

Карл Маркс
Карл Маркс

Как мы уже знаем, в Европе были серьезно развиты идеалистические идеологии. Ницшеанство или марксизм пока что не имели особой подпорки, но уже имели небольшое влияние на умы. Основой всего были религиозная и империалистическая философии, основанные на трудах протестантов и некоторых промышленников, а также патриотов и лишь изредка чистых философах. По сути, все смыслы сводились к одному: «Мы – великая нация, на нас должны работать другие, дабы наша нация процветала». Да, Британская Империя, Россия, Германия и даже Франция имели такие настроения. Иначе как объяснить жестокую эксплуатацию колоний?

Фридрих Ницше
Фридрих Ницше

Империализм вошел в острую фазу, когда началась Первая Мировая война. Жизнь по старым идеалистическим догмам уже перестала быть таковой – они врезались о жестокую реальность индустриализации. Сложно, да? Давайте переводу на упрощенный пример.

Вот вы аристократ, ходите исправно в церковь, чтите особый кодекс чести и считаете, что война – это лучшее место для реализации своих идей и желаний. Согласитесь, до этого все конфликты неизбежно переходили в военные. И вот, прошли века, вы погрузились сильно в свои идеальные догматы и наступает момент, когда начинается новая война – война индустриальная, которой до этого не было. И вы туда идете, думая до сих пор по-старому. Но, когда вы видите, что строй ваших солдат быстро выкашивают пулеметами, окопная жизнь превращается в кромешный ад, в котором не всегда поймешь, где свой, а где чужой, артиллерия стреляет так, что земля поднимается вверх и уничтожает все, то постепенно ваши идеалы рушатся, кодекс чести перестает работать, и все, что вами начинает двигать – выживание в этом дурдоме из мяса, крови и постоянного ощущения смерти.

Индустриализация привнесла в мир не только положительный прогресс, но и омерзительную ее часть. Оружие, гражданская продукция и прочие вещи стали усовершенствоваться, они были лучше прежнего, не требовали особых условий создания – просто штампуй то, что тебе нравится. Но все шло настолько быстро, что философия старого мира попросту не успевало все осмыслить. Именно по этой причине марксизм или ницшеанство еще не приобрели такую популярность, а империализм стал гнить и разлагаться, переставая представлять из себя идеал для лучшей в мире страны.

Финалом для Империализма стала война. Дело в том, что любая Империя, будь хоть демократичной или тоталитарной, всегда требовала одного – завоеваний. За счет новых территорий, Империя могла доказывать свою силу, распространять влияние и, самое главное, внедрять свой рынок. Понятное дело, что из-за прогресса, двинувшего развитие мира вперед, мышление не успевало перестраиваться. В итоге, старая концепция мирового гегемона стала стухать и встретила кризис в лице Первой Мировой.

Территории были разобраны и поделены между странами, многие мелкие государства создавались как буфер. Исключением являлась Южная Америка, но ее на тот период считали какой-то далекой Тартарией,куда лучше не лезть. Оставался последний кусок – Балканы. Османы не могли его удержать, а ввиду новых войн и вовсе почти оказались выбиты из Европы.

Империалистическая логика гласила, что если в мире есть кто-то слабый, то его непременно нужно захватить, дабы распространить свое влияние. Понятное дело, что на Балканах сталкивались интересы Австро-Венгрии, Османов и России, вслед за этим шли конфликты по поводу разделения Африки, а еще дальше пошли японцы, начав давление на Китай, со своей стороны.

Война продлилась четыре с лишним года (а если считать Гражданскую войну в России и последующие конфликты по всему миру, то ее отголоски и вовсе появлялись до конца 20-х). За это время люди поняли, что бесконечная война империй, ее романтика и цели – ничто. Начался всеобщий экзистенциальный кризис, поиск нового смысла. Раз уж правители настолько тщеславны, что могут посылать миллионы на войну, то тогда в чем смысл общества? Как его реорганизовать?

Философы, социологи, политики – все бились головой об стену в те года. Многие спорили, кидались друг в друга бумагами и целыми текстами, лишь бы только добиться полного понимания происходящего. Многие школы, ввиду уничтожения большинства империй (Австро-Венгрия, Османы, Германия (что переродилась в Третий Рейх), Россия (что перешла в СССР)), стали смешиваться и добавлять от себя что-то новое другим. Фашизм, например – смесь империализма, ницшеанства, дарвинизма и социализма. Новый коммунизм Сталина и вовсе умудрялся совмещать в себе марксизм Ленина и великодержавный шовинизм старых русских националистов. Если не верите и думаете, что там возобладал интернационализм, то лишь отчасти окажетесь правы – да, с народами не ругались, но если кто-то не поддерживал порядок, то он автоматически становился врагом народа.

Политические координаты
Политические координаты

Если перейти к примерам из философии не политической, то таковой являются новые концепции с разными приставками и долькой основы, вокруг которой появились разные кораллы других толстых книжек, объясняющих смысл жизни. Однако, через какое-то время, последнее дыхание нео- и прочих концепций перестали быть известными и канули в небытие довольно быстро, ввиду своей чрезмерной размытости.

Вторая Мировая, по сути, была ответом на вопрос о реорганизации общества уже от фашистов. Они полагали, что лишь при помощи войны, демонстрации силы и уничтожения слабых сильными мира сего еще возможно изменить общество и повести его в лучший мир. Коммунисты имели схожие черты, только путь должен был пролегать через революцию и насаждение идеи, а не через уничтожение всего и вся.

Итог – поражение концепций фашизма. Но не конец милитаризму и войне в целом. Она приняла другой характер ввиду появления ядерного оружия. Создался страх того, что все уничтожится разом, поэтому политики стали более аккуратнее в своих действиях. Казалось бы, именно сейчас философия должна, отряхнув от себя старое, вырваться вперед и дать ответы на интересующие народ вопросы, но… что-то пошло совершенно не так.

Прогресс устремился еще дальше. Война двух блоков породила множество новшеств, а материализм восторжествовал над идеализмом, окончательно втоптав в грязь. Философия медленно, но верно развивалась до 70-х, когда появились зеленые движения и антимилитаристические группы, что породило новые концепции и появилась цель – не допустить новых кровавых войн, а также глобальной катастрофы в лице ядерной войны. Попытка уйти с прогрессом дальше дала успех и развитие. К тому же, к этому времени стали популярны Айн Рэнд, Сартр, де Бувуар, а также марксистские и прагматичные философы, и многие другие. Казалось, вот он момент пика, когда общество, под влиянием этих талантов, стала задаваться вопросами о жизни и цели в ней. Но…

Информационный прорыв, давший нам интернет, падение СССР и кризис просто опустили в ничто труды этих людей. Огромный поток информации смешал все концепции вновь, СССР дал повод для нового кризиса мысли, когда, разочарованные в коммунизме и социализме люди стали массово погружаться в себя и уже не видели смысла в своих действиях. Философы также столкнулись с новыми проблемами, которые возникли перед человечеством. А их было, да и сейчас существует довольно много. Итог – философию о жизни, морали, этике и логике быстро вытолкали материалистические идеи и политические концепции, правда, последние также были задавлены позднее.

В чем же причина такой ситуации? Ответ таков: полное разочарование в идеях, цели о жизни, экзистенциальный кризис, огромный поток информации, что не успевает нашим мозгом усваиваться, а также новая эпоха, принесшая нам новые проблемы, с которыми, столкнувшись, мы окончательно погрузились в антиутопию.

Не заметили подавляющее число людей, которые постоянно предсказывают конец человечеству? Пессимистов, что не верят в светлое будущее, считают людей дерьмом и, по сути, встали на путь медленного и постепенного суицида в лице наркотиков, алкоголя и прочей гадости? Утопические идеалы давятся, а рациональный подход и вовсе вызывает омерзение и называется жестоким, хотя полвека назад считался верхом разума. Некоторые и вовсе стараются забыть о своем человеческом естестве и спокойно идут в толпы, сливаясь и превращаясь в винтики, добровольно отдаваясь серой массе. Мысли сводятся к одному и тому же черному пятну, из-за чего человек, не пытаясь даже разобраться, бежит от этих проблем, забиваясь в угол.

Перед философией стоит основная задача, как и перед политикой и историей: правильно донести идеи, обновиться в методах подхода найти новые цели, благодаря которым человечество вновь обретет, а также отряхнуть старые концепции, что уже не могут привнести ничего нового в этот мир технологий. Прогресс в этом плане идет, но очень медленно. И, если мы не возьмемся за себя и не переступим эту страшную расщелину, то и не сможем никогда выйти из этого тупика грязи и пойти к новой заветной цели, выбрав правильные и не требующие миллиардные жертвы методы.