Куда ты денешься с подводной лодки?

Из окон казармы в Учебке подводников открывался вид на сопку, застроенную типовыми панельными многоэтажками Владивостока. Стоило всего лишь спуститься с третьего этажа, пересечь плац и вот она - гражданка, где никто не заставляет идти справлять малую нужду строем и с песней.

Все просто. Вот ты, а вот она - гражданка.

Только между вами двухметровая бетонная стена и режим не много лучше лагерного. Нет лишь собак и можно писать письма домой каждый день. Вот и вся разница...

Праздничное убранство подводной лодки 641-го проекта
Праздничное убранство подводной лодки 641-го проекта

За сопкой с гражданкой виднелось море. А за ним в дымке угадывался Океан, мрачные глубины и штормовые волны которого ожидали выпускников Учебки. Левее сопки, там, где ее склон встречался с морем, дремала в бухте Малый Улисс "Девятнашка" - 19-ая бригада подводных лодок Краснознаменного ТОФ СССР. И как Океан Девятнашка тоже надеялась вскоре пополниться телами из Учебки.

В бригаде в основном тянули лямку дизелюхи, спроектированные чуть ли не при дедушке Сталине. Надежные и безотказные лодки 641-го проекта. Такие же как танк Т-34 и автомат АК-47. Только чуть посложнее. И патроны у них иногда были атомные. Дизелюхи из года в год уже четверть века ходили зимой в Охотское море, а летом патрулировали просторы Тихого океана в районе Вьетнама и Филиппин. Лучше было б наоборот, но было так, как было. И скажу я вам, работа двух дизелей в две тыщи лошадей, когда лодка под РДП бьет батареи при забортной воде за плюс тридцать это что-то с чем-то. Причем с кондиционером, который механики забавы ради пытаются чинить третьи сутки с помощью кувалды и лома. И все никак. А батареи бить надо - всю прошлую неделю играли в прятки с американскими "Орионами", после чего в отсеках стоит такая жара, что сорок градусов в ЦП в сравнении с шестьюдесятью рядом с дизелем кажутся приятной прохладой. И самым слабым звеном на лодке оказывается в этот момент не матчасть, а человек...

Подводная лодка 641-го проекта в теплых краях.
Подводная лодка 641-го проекта в теплых краях.

И вот, как-то раз, когда будущие подводники только вернулись с уборки картошки в подшефном колхозе, подмылись холодной водой в бане на территории родной Учебки и еще не начали всерьез готовиться к параду в честь 7-го Ноября, в кубрике учебной роты сыграли тревогу.

"Свистать всех наверх!"

Вернее: "Построиться в центральном проходе казармы. Форма одежды - бушлаты, штаны и гады". Ничего, казалось бы, такого особенного в приказе не было. Только он прозвучал в четыре ночи. Причем не по-мАсковски, а по часам Владивостока, когда за окном и бетонным забором на гражданке еще все крепко спят. Месяц расслабленной жизни на колхозном пленэре в сентябре слегка затушевал в памяти матросов казарменную резкость приказов "упал-отжался" во время курса молодого бойца. В колхозе-то режим был без ночных тревог. Почти пионерлагерь. Разве что сопли не вытирали.

Но рота каким-то образом все-таки сделала усилие и выполнила приказ, надеясь, не приходя в сознание, дождаться начала занятий в учебных классах и там отоспаться днем.

Не тут-то было.

Старшина молча выдал всем плащи из химзащитного комплекта, и до роты дошло, что намечается нечто более серьезное, чем поиск и выщипывание последних в этом сезоне одуванчиков на сопках Учебки.

А дальше... А дальше рота прошла строем через гальюн возле главного плаца Учебки и через КПП вырвалась на оперативный простор ночного Владика. Перед ротой Командованием была поставлена задача выйти под прикрытием темноты к городскому кладбищу, окружить его и под мелким моросящим дождем овладеть им.

Какая гадость...

Ночь.

Оградки ржавые и крашенные. Кресты и стелы со звездами. Чилима.

И все на пустой желудок при жутком желании спать.

А надо искать средь свежих и старых могилок дезертира, слинявшего с Девятнашки, когда его лодка вчера, впервые за полгода, коснулась крутым бедром пирса в бухте Малый Улисс, вернувшись с той самой службы, когда +40 в ЦП кажутся бодрящей прохладой после дизельного отсека.

Морской "фокстрот"
Морской "фокстрот"

За прочесыванием сектора за сектором кладбища рота провела все светлое время суток. До наступления вечерних сумерек большинство матросов успело выспаться средь могилок, а кто-то под закусь из раскисших карамелек даже умудрился нализался разбавленной дождем водки и облевал себе гады. Но никто из роты не увидел на кладбище беднягу из Девятнашки, сломавшегося за несколько месяцев до дембеля и ушедшего в сторону дома...

Последняя автономка атомохода К-469 >>>

Другие рассказы о подводниках >>>