Ты - покойник. 11

Сити.
Сити.

Под Зафесовым все время была куча больших и маленьких «ООО», занимавшихся перепродажей всего, что не запрещено законом. От леса-кругляка в Сибири, до оргтехники, косметики и бадов в Москве. От того, как располагались звёзды на небесах он эти «ООО» то открывал, то закрывал; то нанимал новых сотрудников, то отправлял их на вольные хлеба. Без сожаления и особой рефлексии.

Бизнес, ничего личного.

Правда у этих «ООО» была одна общая черта – в их названиях присутствовало слово золото. Разумеется, в сочетании с чем-нибудь типа «ленское», «иркутское» или «наше».

Родословную эти золотые россыпи «ООО» вели даже не из благословенных девяностых, а из ещё более древних времён, когда на заре перестройки Зафесов начал продавать в столице теплое мороженное из манки с ароматизаторами и загустителями воды. По правде говоря, начал не сам Игорь Леонардович, а его старший брат, заложивший первый камень в семейное дело. Но в конце девяностых оно полностью перешло в руки младшего, который оказался более способным по части бизнеса. Старший же окунулся в те годы в большую политику и попытался стать депутатом Госдумы в одном из избирательных округов на малой родине. Однако что-то там у него не задалось. Или планка оказалась слишком высоко, или он просто перегорел. Кроме того, стало работать с перебоями сердчишко...

Старший Зафесов попутешествовал по кардиологическим центрам и в конце концов, решив, что жизнь дороже любых денег, совсем отошел от семейного бизнеса. Даже не стал второй раз баллотироваться в Госдуму, предпочтя вести тихую жизнь в Бодайбо. Так сказать, ближе к корням, дальше от больших городов.

Младший же Зафесов прочно окопался в столице, где успел пять раз жениться и четыре – развестись. Своих детей у Зафесова по какой-то причине завести не получилось, поэтому он с крайней супругой три года назад удочерил девочку…

Полковник Русанов несколько минут рассматривал человека, справку на которого он только что пробежал глазами... Узкое лицо с едва приметной смуглинкой. Казалось, в роду Зафесова были цыгане. Черные волосы тронутые на висках сединой. Почти сросшиеся над переносицей чернявые брови. Прямой нос и волевой подбородок с синевой щетины. Карие глаза со следами бессонницы. Хотя на Зафесове был дорогой костюм, выглядел он, по мнению Русанова, неважно.

- Зачем меня вызвали? - первым не выдержал Зафесов, устав ждать вопросов Русанова или капитана Штерна, расположившегося чуть сзади от "гостя".

На постном лошадином лице Штерна не дрогнул ни один мускул, полковник же, наморщив лоб, спросил:

- Надеюсь, господин Зафесов, вы в курсе, что позавчера погиб ваш знакомый Царьков?

- Да, - сказал Зафесов и поерзал на краешке ставшего вдруг неудобным стула. – Но я-то зачем вам нужен?

- Мы – работаем. А вы являетесь его ближайшим другом... Правильно? – Русанов пристально посмотрел на Зафесова.

- Да.

- Поэтому я надеюсь, что вы захотите нам помочь.

Зафесов, почти не задумываясь, бросил в ответ:

- Я не знаю ничего, что могло бы иметь хоть какое-либо отношение к ужасной смерти Царькова.

- Зачем столь категорично, господин Зафесов? Мы же не утверждаем, что именно вы стоите за этим убийством! – заметил Русанов, выделив голосом слово «именно».

- Этого еще не хватало. - Оскорбившись, Зафесов разразился потоком причитаний: - Мне достаточно и того, что ваши подчиненные третьи сутки снуют вокруг моего дома, пристают с расспросами к моим сотрудникам, интересуются моей личной жизнью. Наконец, отрывают от работы и без каких-либо вразумительных объяснений волокут на Лубянку.

- Если вам показалось, что мои подчиненные действовали излишне ретиво, я готов принести официальные извинения за причиненные вам неудобства, - подчёркнуто вежливо сказал Русанов.

- Спасибо и за это.

Выдержав паузу за которую Зафесов немного остыл, полковник произнес:

- Вы разрешите, господин Зафесов, задать вам пару вопросов?

- А для чего же вы меня сюда приволокли? Разве не вопросы задавать? - удивился Зафесов.

- И для этого тоже, - примиряюще сказал Русанов. - Но больше всего мне хотелось посмотреть на вас и понять, что вы из себя представляете.

- Ну и как я вам? - проскрипел Зафесов.

- Ничего особенного, - отозвался полковник. - Вы даже не тянете на десяток миллионов долларов, который, как мне доложили, у вас распихано по разных кубышкам.

- Так какие у вас ко мне вопросы?

- Это вы дали Царькову деньги на покупку магазина? – вместо Русанова спросил капитан Штерн.

- Услышав мой ответ, вы снимите наружное наблюдение и оставите меня в покое? - Зафесов бросил быстрый взгляд сперва на Штерна, а потом на Русанова.

- Думаю, снимать наблюдение неразумно, - возразил Русанов. – Ведь оно, как я думаю, сейчас служит последним барьером, который ограждает вас от совсем уж печальных событий.

- Может, мне стоит нанять официально ваших людей в качестве личных телохранителей? - хмуро спросил Зафесов.

- Интересное предложение, - изобразил радость на своем лице Русанов. - Мы вам подберем отличных ребят. Специалистов не экстра класса, конечно. Но вполне приличных. Вы месячишко с ними походите, а там, глядишь, тучи разойдутся над вашей головой и вы увидите свет в конце тоннеля.

- Нет. Спасибо за предложение. Как-нибудь обойдусь своими силами, - пошел на попятный Зафесов.

- Или вы боитесь, что мои люди станут шпионить за вами и разгласят ваши коммерческие тайны? Найдут ваши секретные счета в швейцарских банках и недвижимость в районе экватора? – сыронизировал Русанов. - Неужели у вас есть что скрывать от родных, плоть от плоти, кровь от крови народных правоохранительных органов, готовых в любую секунду броситься на амбразуру, защищая вашу собственность и личную жизнь?

Зафесов вздрогнул и еле слышно выдавил:

- Нет. Не надо.

- Ваше право, - понимающе вздохнул Русанов и провел ладонью по своей макушке – Так это вы одолжили Царькову деньги?

- Я, - признал Зафесов.

- Под нормальные, надеюсь, проценты?

- Вообще без процентов.

- Ого! Вы вот так, запросто, взяли и отвалили мешок денег человеку, который до этого, насколько я понимаю, никогда не занимался торговлей?

- Почему бы и нет? Я ведь тоже не заканчивал Высшую Школу Экономики, - ответил Зафесов. - А здесь Царьков нашел магазин. Я, как человек к тому времени набравшийся кое-какого опыта, посмотрел. Мы вместе прикинули, во что выльется приведение магазина в божеский вид и когда отбьются вложенные деньги. Плюсом за покупку было и то, что покупался весь первый этаж здания с подвалом, а не какой-то ларек на углу улицы. - Зафесов тяжко вздохнул. -В общем, я через Царькова делал вклад в недвижимость.

- Но по документам вы никогда не были полноправным собственником магазина, - заметил Русанов. - Какой же это вклад?

- У меня на имелась нотариально заверенная расписка Царькова, что в случае чего-нибудь экстраординарного управление магазином должно перейти ко мне. Но все шло нормально. Потихоньку и без особого напряжения Царьков выплатил мне долг. И мы аннулировали расписку.

- И вскоре Царьков написал завещание? С кучей условий по воводу своего зоопарка в подвале?

- Да.

- Все же непонятно, что помешало вам самому учредить очередное ООО типа «Золото Яузы» и затем рулить магазином? - встрял Штерн.

- Он был мне в тот момент не интересен, - ответил Зафесов капитану тоном, будто говорил с неразумным ребенком. - Зачем отвлекаться на что-то постороннее и распылять внимание, когда у меня вполне прилично продвигались другие проекты?.. Как видите, у Царькова все получалось и без моей помощи. Только он очень много времени тратил на свой зверинец. Я несколько лет назад предлагал ему в расширить дело. Однако на этот раз именно он не захотел лишней головной боли.

- Как вы и Царьков налаживали свои отношения с местными бандитами и ментами? - спросил Русанов.

- Этим занимался сам Царьков. Но в каких формах это происходило, я никогда его не спрашивал. Это были его проблемы.

- А у вас с бандитами никогда не возникало каких-либо трений? - забросил удочку Русанов.

- Что вы имеете в виду?

- Для начала - пожар на вашем складе оргтехники.

До этой реплики, по мнению Русанова, Зафесов говорил более менее откровенно, однако сейчас что-то в нем захлопнулось.

- На складе всего лишь коротнуло проводку, а от нее все и загорелось. Причем тут бандиты?

- Да так просто. Средь бела дня склад со всем своим содержимым взял и сгорел, - заметил Русанов.

- Не средь белого дня, а в обеденный перерыв, когда в нем отсутствовали работники.

- Вы кого-нибудь из своих работников уволили за проявленную халатность? - спросил Русанов.

- Вы же, наверняка, уже знаете, что я никого не увольнял. И даже не собирался это делать из-за какого-то короткого замыкания.

— Значит, короткое замыкание, - хмыкнул Русанов.

- А что вы можете сказать про угон вашей фуры все с той же оргтехникой? - спросил Штерн.

- Я в этом году терплю сплошные убытки, - делано-равнодушно пожал плечами Зафесов.

- У вас есть какие-либо соображения о том, для чего кому-то понадобилось убивать Царькова? - спросил Русанов.

- Абсолютно никаких. Он был мирным, спокойным человеком. Никогда не лез в бутылку. Никому не перебегал дорогу и никому не наступал на любимые мозоли.

- Может, в последнее время он изменился?

- В таком случае я ничего не заметил.

- В последнее время с ним не случалось неприятностей, подобных вашим? Короткое замыкание, например? Или угон машины?

- Не знаю.

- О чем вы больше часа говорили с Царьковым в прошлую среду? - спросил Штерн.

- Не помню.

- Но это же вы, по свидетельству работников Царькова, пришли к нему в магазин, а не он - к вам! - удивился Русанов.

К Зафесову после замечания полковника вдруг вернулась память:

- Я всего лишь заскочил к своему другу, чтобы спросить, как у него идут дела. Больше ничего.

- Вы говорили с ним в его магазине! Причем говорили больше часа! – снова напомнил Штерн.

- Ну и что? Мы посидели в подсобке, выпили пива. И все.

- Ладно... - полковник сменил Штерна в игре в вопросы и ответы. - Вы говорили Царькову о своих неприятностях?

- Зачем? - с небольшой запинкой спросил Зафесов. - И разве он мог мне чем-нибудь помочь?

- Наверное вам это известно лучше чем мне,– согласился Русанов и, глянув в бумаги на своем столе, спросил: - Вы увлекаетесь охотой?

- Немного. Однако пять лет назад начало портиться зрение. И на охоту, поэтому, выбираюсь нечасто. Да и время, если честно, выкроить для нее очень сложно.

- Царьков увлекался охотой?

- Нет. Но несколько раз он был в Билибино и мы вдвоем ходили на охоту.

- Это вы его приглашали к себе на родину? - спросил Штерн.

- Он сам, наслушавшись моих историй, упрашивал свозить в настоящую тайгу.

- У вас здесь, в Москве, есть какое-нибудь оружие?

- До последнего времени не было.

- Вы сказали "до последнего времени". - Русанов хмуро глянул Штерна. Помощник в ответ сам удивленно приподнял правую бровь. - Как это, господин Зафесов, прикажете понимать?

- Очень просто. Сегодня утром я случайно зашел в охотничий магазин рядом с домом. Смотрю, продается приличный карабин. Самый раз на медведя. Думаю, дай куплю карабин, благо что все нужные справки у меня есть... И купил.

- Где сейчас этот карабин?

- Дома.

- Что-то вы темните, господин Зафесов.

- Темню?

- Да. Но почему, не могу понять, - чистосердечно признался Русанов. - Ладно. Идем дальше. Вы говорили, что дружили с Царьковым.

- Да. Он был моим настоящим другом.

- А таких друзей как он у вас много?

- Меньше чем пальцев на одной руке.

- Но деньги на магазин вы ему только одолжили, - заметил Штерн.

- Я хотел их ему подарить, но он отказался, сказав, что лучше вернет деньги, чтобы ни у меня, ни у него не появилось каких-либо нехороших чувств.

- Каких?

- У него чувства неполноценности, а у меня - превосходства.

- Только из-за этого?

- Нет. - После небольшой паузы Зафесов сказал. - Однажды Царьков спас мне жизнь. И после всего этого ему могло показаться, что я своими деньгами пытаюсь от него откупиться.

- Спас вам жизнь? - Русанов снова бросил укоризненный взгляд на Штерна, который не доложил ему о таком происшествии с Зафесовым.

- Дело давнее.

- И темное?

- Совсем нет... Мы вдвоем охотились... Это в один из первых приездов Царькова ко мне в Бодайбо, - пояснил Зафесов. - Царькова случайно выстрелил... Пуля попала мне в руку, раздробила кость, а одним из осколков кости перебило артерию. Чтобы я не истек кровью, Царьков наложил мне жгут и шину. - Зафесов показал на правое плечо. - До ближайшего поселка с фельдшерским пунктом или с транспортом, способным доставить меня в больницу, было несколько часов ходьбы по тайге. Для спасения руки в пути приходилось снимать жгут и пускать кровь. Недалеко от жилья я вырубился от потери крови. Как мне потом рассказывали, Царьков волоком притащил меня в поселок, а местный фельдшер пьян вусмерть и как я - без сознания в горизонтальном положении. Тогда Царьков запихнул меня в козла, на котором мы накануне добирались до этого поселка, и погнал в больницу. Когда я оказался на операционном столе, пульс почти не прослушивался, давление – на нуле. Словом, полный финиш. Да еще крови нужной группы в больнице оказалось с гулькин нос. Слава богу, у Царькова была группа крови и резус фактор, как у меня.

- Царьков вернул вас с того света, - констатировал Штерн.

- Да.

- Почему на десятом году совместной жизни вас фактически бросила жена? - задал вопрос Русанов.

- Кто этих женщин поймет.

- Да... - протянул Русанов. - Смотрите, господин Зафесов, что у нас получается. На вашем складе происходит пожар. У вас угоняют фуру с дорогим товаром. Затем при очень странных обстоятельствах от вас уходит жена, причем с нею вы до недавних пор, согласно показаниям ваших друзей, жили, если и не душа в душу, то вполне нормально. Даже вон девочку из детдома усыновили. Но вы почему-то не попытались ее остановить. А сегодня рано утром вы для чего-то покупаете карабин. По вашему виду сегодня не скажешь, что вы мечтаете поехать куда-нибудь в Карелию охотиться на медведя. Да и в Бодайбо ещё один карабин везти нет особой нужды. Я так понимаю, там у вас целый склад оружия... Ко всему прочему, на прошлой неделе вы о чем-то с Царьковым долго шушукались в подсобке его магазина. Ну а в минувший четверг Царькова взрывают... Вы еще не догадались, кто устроил лично вам такую развеселую жизнь?

- У меня нет врагов, - сказал Зафесов с какой-то обреченностью.

- Я думаю, в ваших интересах поделиться с нами всей имеющейся информацией, - по инерции убеждал Русанов.

- И нет никакой информации.

— Значит, сотрудничать с нами вы не желаете, - подводя итог, с сожалением сказал Русанов. - Ну как знаете. Мы без вас обойдемся, а вот вы без нас - сомневаюсь…

Продолжение >>>

Начало >>>