Сознательное отношение к бессознательному.

За множеством условностей проглядывается определённый архетип – та первооснова, те фундаментальные черты, которые роднят самых разных людей, живущих в одной стране – национальные традиции. Причём тут воспитание? По мнению Юнга, если не принимать во внимание опыт архетипов, если пренебрегать традициями, то «архетипические образы могут вторгнуться в сознание в самых примитивных формах и в результате привести к тяжелейшей патологии личности». Во многих реформах и преобразованиях в сфере воспитания проглядывается попытка разрушить национально-культурный архетип. И поэтому, по мнению специалистов психологов, нормальное традиционное воспитание дети могут сегодня получить только в семье.

Часть 1.

Сегодняшняя тема очень сложна, она сложна для специалистов, которые занимаются такими проблемами. Но говорить об этом совершенно необходимо, потому, что поведение ребёнка его психологическое и психическое чувство очень зависит от того по душе ли ему то что происходит вокруг. Можно сказать, что разговор пойдёт сегодня о бессознательной сфере.

Человеческая психика устроена так, что в ней есть как бы слои, есть сфера сознания, а есть сфера бессознательного. Вот это бессознательное, играет огромную роль в жизни человека, в его психическом самочувствии, в его поведении и т.д.. . Величайшее открытие в области бессознательного, сделал очень крупный, швейцарский психиатр, психолог, психоаналитик и врач Карл Густав Юнг.

То открытие которое нас интересует, называется открытие коллективного бессознательного. Оказалось, как выяснил Юнг с помощью долгих и длительных исследований есть не только индивидуальная психика, а можно говорить о психике коллективной, о психики целого народа. Вот есть национальная психология и так же в этой национальной психология есть бессознательная сфера.

Почему одни народы ведут себя так, а кто то несколько иначе, кто то несколько иначе, а кто то совсем не похоже на соседние народы. Это загадка, но Юнг немного прояснил нам тему бессознательного, в том числе бессознательного коллективного.

Коллективное бессознательное он называл, то, что мы сейчас считаем генетической памятью предков. Это не то что помнит каждый человек из своей жизни из своего опыта, а это то глубинная память, которую человек может даже не осознавать, память которая подспудно интуитивно подсказывает ему те или другие реакции, то или другое мироощущение, то или другое отношение к разным проблемам и вопросам.

Юнг сделал наблюдение на примере своей племянницы. Дело в том, что наблюдение своё он проводил в начале двадцатого века, а в начале двадцатого века был очень моден спиритизм или это ещё называлось столоверчение. Такие сеансы, при которых люди в темноте дотрагивались до блюдца, лежащее на столе и им казалось, что это блюдце вертится, а может оно на самом деле и вертелось.

Короче говоря, это были такие сеансы, на которых люди входили в так называемое состояние транса.

И вот Юнг присутствуя на одном из таких спиритических сеансов с удивлением увидел, что простая деревенская девушка заговорила на каком то удивительном литературном немецком языке.

Ну, предположим это можно объяснить тем, что девушка, не смотря на то, что она в раннем возрасте жила в деревне, слышала речь господ, городских образованных людей, которые быть может, приезжали в деревню и гостили, у её родителей.

Но когда эта девушка заговорила о философском направлении, которое было модно в средневековье, вот этого Юнг рационально объяснить ни как уже не мог.

И вот с этого интересного наблюдения над племянницей начались его исследования, которые были посвящены древней памяти человека и целого народа, коллективному, бессознательному.

Вот это коллективное бессознательное, играет очень большую роль и в жизни отдельного человека, которому свойственна вот эта глубинная память его народа, культуры его народа, каким то загадочным образом это закодировано в его памяти.

Имеет это огромное значение, когда речь идёт о коллективной психологии целого народа. Это совершенно необходимо учитывать. Особенно важно учитывать тогда как в нашей стране происходят реформы, они происходят уже очень давно.

И не надо думать, что реформы только в области экономики. Ведь реформированию подвергается и культура. А когда реформированию подвергается культура, то это обязательно тем или иным образом, отражается на психологии народа не только отдельного человека, но и всего народа.

Потому что затрагивает это изменение его коллективное бессознательное. И вот важно в этом смысле понимать, особенно важно это понимать политикам реформаторам, что если реформировать государство, то обязательно необходимо учитывать: культуру народа, его генетическую память, его коллективное бессознательное.

Потому что настоящая реформа, настоящая модернизация, она должна быть развитием традиций. А вот то что мы наблюдаем в течении двадцати лет в нашей стране, к сожалению развитием традиции не всегда назовёшь, наоборот такое впечатление, что это попытка культурного слома.

Не потому ли очень много детей в нашей стране, которые страдают теми пограничными состояниями психики. Пограничные состояния психики это те состояния, которые находятся на грани трудностей характера и заболевания, каких то искажений в воспитании результатов этого воспитания и болезни и что очень важно для сегодняшней темы, травм, которые возникли у людей на почве не свойственных их культуре перемен.

Вот это самое главное, о чём пойдёт речь дальше. Не все перемены по душе не только отдельному человеку, но и целому народу. Нельзя ломать не только психику, но и целое бессознательное народа нельзя ни в коем случае ломать через колено. Нельзя реформировать культуру народа так, что эта реформация не имеет никакого отношения к его традициям.

Потому что эти традиции, то есть способ реагирования, манеры поведения, отношение к тем или другим моментам жизни. Они каким то загадочным образом закодированы в нашей памяти. У кого то сильно проявлено коллективное бессознательное, у кого то оно как бы замаскировано, заглушено воспитанием, что уже с трудом ощущается.

Но особенно оно живо особенно оно ощущается это коллективное бессознательное у детей, потому что они не успели ещё окультуриться.