Стоит ли спасать суицидника?

Терапия пациентов с суицидальными попытками в прошлом или с суицидальными намерениями сложна. Так как даже попытки в прошлом могут указывать на возможные варианты срывов в настоящем.

Проблематика попыток суицида или парасуицидальной( саморазрушающей) активности может быть выражена у глубоко невротических, часто пограничных пациентов, также при выраженных депрессивных проявлениях. Про пациентов- психотиков не говорю, так как у меня нет большого опыта работы с ними. При психиатрических заболеваниях, особенно в активной фазе, показано наблюдение в стационаре.

Если приходит такой сложный пациент, конечно же, с ним нужно работать, но сообщение о суицидальных мыслях, намерениях , попытках в разы повышает уровень тревожности у терапевта. И важно защищая пациента, тем не менее, уважать его выбор. И терапевт должен помнить, что он не господь бог и осознавать, что он может сделать в терапии, а где его возможности исчерпываются.

Пациент в терапии обязан соблюдать рамки терапии. Это и есть распределение ответственности 50-50. Если пациент фактически просто не приходит на сессию, то нет способа помочь ему. Работать над исцелением должны оба, и терапевт и пациент.

Терапевтический контракт включает в себя обычные правила, касающиеся посещения, пропусков сессий, оплаты. У меня в контракте есть пункт, который побуждает сообщить о своих суицидальных намерениях. Это не значит, что я начну отговаривать пациента, удерживая от крайнего шага. Зная о его намерении, у меня как у терапевта есть время изменить его точку зрения. И я приложу все усилия, чтобы склонить человека в сторону жизни.

Суицидальные намерения - это всегда крайняя степень агрессии. Важно принимать в процессе терапии эту агрессию. Терапевт обязан вести себя не так, как ожидается. Пациент всегда будет испытывать триумф, видя беспомощность терапевта или удавшуюся агрессивную провокацию.

Поэтому контакт с таким сложным пациентом- сложный. И нужно держаться. И важно, чтобы пациент соблюдал терапевтический контракт.

И самая важная иллюстрация того, как распределяется ответственность в терапии. Если пациент не соблюдает рамок терапии и начинает шантажировать меня попыткой суицида. А бывает и такое. Я сделаю одну очень простую вещь. Я приложу максимум усилий для спасения жизни пациента в данном конкретном случае, отложив все дела. Но эта манипуляция будет последней. Терапия на этом закончится. Дальше пациента будет ждать либо специализированное лечебное учреждение, либо судьба.

Если интересно, то пишите и задавайте вопросы.
Делайте репосты.
Скайп fedoryshin
Запись на терапию 8-909-731-20-44 Максим Федорышин