Он

Не скажу, что он был очень красивый. Наверное, даже совсем нет, он был совершенно обычный, но почему-то именно это мне казалось таким прекрасным в нем.

Он очень любил поиграть в игры и мог погрузиться в них на столько, что даже не заметит какой уже поздний час сейчас.

Он очень любил не только играть, но и обсуждать игры. С каким завораживающим тоном в голосе он рассказывал свои истории связанные с ними, а также заманивал наших с ним друзей поиграть вместе с ним.

Он не любил проигрывать, и он правда хорошо играл. Многие наши знакомые редко, когда могли его победить, что очень воодушевляло его играть дальше.

Он иногда любил поспорить. О, да, он был просто мастер в этом деле! Мы могли спорить с ним часами о всяких мелочах и до самого того момента, пока совсем не забывали о чем же был спор.

Мы часами могли болтать о всякой ерунде, а потом переходить к серьезным темам и нашим с ним откровениям. Понемногу, совсем по чуть-чуть мы открывали друг другу души. Мы делали это не спеша.

Он редко, когда говорил о своих проблемах, но всегда спрашивал что со мной. Он старался поддерживать меня и заботился обо мне, но всегда молчал о том, что творится с ним.

Наверное, он еще не до конца доверяет мне.

Он верит, но не доверяет.

Наверное, когда-то ему стало очень больно доверять кому-то и рассказывать о своих проблемах.

Он очень любил почитать мангу и манхву. Ему нравились необычные историй. Он не любил эти заезженные рассказы, которые повторяются из раза в раз. Он хотел читать что-то непредсказуемое, а не банальную историю из Shonen Jump.

У него было очень много самых разнообразных артов. Он был мастером по их поиску. И всегда, если его попросить, он находил то, что нужно.

Он был немного извращенцем, но не всегда это показывал. А я была извращенкой только для него.

Он часто гнал меня спать еще в девять часов, беспокоясь за мой сон. А сам ложился часа в два или три.

Он всегда говорил, что не знает, что такое осторожность, и что они с ней несовместимы, но при этом всегда просил быть осторожной меня.

Всякий раз, когда ему было плохо он прогонял меня. Но не давал прогнать себя, в тот момент, когда плохо было мне.

Он привык говорить и считать, что его “дела” не важны, но они важны.

Они важны для меня.

Ведь каким бы он ни был, сколько бы недостатков не имел, я все равно люблю его. Люблю его таким, какой он есть.