Музей Гуггенхайма в Бильбао: русский титан и мраморные яйца паучихи

35 лет назад на Бильбао обрушивается наводнение. Уровень воды в старом городе достигает 3,2 метра, погибает 42 человека. Но, как это часто бывает в жизни, нет худа без добра. Наводнение послужило толчком для муниципалитета, чтобы очистить Бильбао от последствий стихии и даже его перестроить.

Возник вопрос: как промышленный город превратить в туристический? Нужна была яркая достопримечательность, которая бы смогла притягивать туристов. В 1990-м Бильбао посетил директор Фонда Гуггенхайма и встретился с президентом Страны Басков - оговаривались основные моменты сотрудничества. Дело в том, что в те годы Фонд подыскивал место для строительства своего нового музея, вслед за Нью-Йорком, Венецией и пр. Через полгода директор Фонда приехал в Бильбао вторично, но уже с архитектором Фрэнком Гери. Оговорена была сумма, она оказалась немаленькой - 225 млн (в переводе на евро). Львиная доля из этих средств составила премия архитектора.

Оплату строительства целиком взяли на себя баски. Правда, они поставили условие: все строители и материалы должны быть местными. Сказано – сделано, и к 1997 году музей современного искусства был готов. Строили его довольно быстро, всего 3,5 года. При проектировании использовали редкую по тем годам компьютерную программу, по которой обычно строили космические корабли.

В первый год музей посетило 900 000 человек, и каждый год их количество растет на 15%. В оригинальности проекту не откажешь. Своим видом музей напоминает и корабль, и рыбу, и много чего другого – главное проявить фантазию. Часть музея, повернутая к деловому центру города, имеет строгие очертания и облицована известняком из Гранады. Много стекла, однако основу облицовочного материала составляет титан.

Из него изготовлены 33 000 тонких пластин, каждая из которых в деньгах 1990-х стоила 700 долларов. В общей сложности было израсходовано 55 тонн титана. Где его закупили? Ну, конечно же, в России. А вот изготовить пластины взялось одного германское предприятие. Получилось круто – словно чешуя рыбы. Фрэнку Гери активно помогали баскские архитекторы, правда, им доверили создание второстепенных деталей музея.

С музеем соединяется мост Салве, построенный в1955 году, – он как бы пронзает современный дизайн музея. Опора моста – ярко-красного цвета. С другой от музея стороны моста – самое большое граффити Бильбао. Надо заметить, что город легко отдает художникам разные участки, и те творят. Мост, кстати, по выходным дням пускает пар, который похож на дым. Он как бы закрывает нижнюю часть музея, получается иллюзия огромного корабля, плывущего в облаках.

На берегу реки возвышается металлическая композиция Луизы Бурже, – это знаменитая скульптура паука (паучихи) под названием «Мама». Почему «мама»? Да потому что в ее брюшке можно заметить яйца, которые выполнены из белого мрамора.

Подобные пауки разбросаны по всему миру – Нью-Йорк, Париж и т.п. В Бильбао самый большой и, к тому же, последний ее проект-паук (архитектор ушла из жизни 6 лет назад). Паукам Луиза Бурже посвятила всю свою вторую половину жизни. Считается, что любовь к ним у нее от мамы, которая много лет простояла за ткацким станком.

Поблизости - композиция Джеффа Кунса «Тюльпаны». Это - букет разноцветных тюльпанов, выполненных из цветного полированного алюминия. Композиция очень тяжелая, но выполнена так, что кажется воздушной. В Бильбао «Тюльпаны» приехали на временную выставку, но горожане так их полюбили, что муниципалитет выкупил творение Кунса.

А вот конструкция из выстроившихся вертикально металлических шаров, напоминающая поднимающиеся вверх пузырьки воздуха. Автор композиции под названием «Большое дерево и глаз» – индийский скульптор Аниш Капур. Трудно понять скульптора, что он хотел сказать своим творением, но ведь и все современное искусство не просто объяснить. Кто-то видит в этих металлических шарах намек на Рождество, кто-то принимает их за разлитые шарики ртути.

С обратной стороны музея Гуггенхайма - красивый 12-тиметровый «Щенок». Шерсть ему заменяют цветы, и свой «наряд» Puppy меняет в зависимости от времени цветения тех или иных растений. Автор – все тот же Джефф Кунс, склонный к эпатажу и неординарным решениям. Композиция в плане эксплуатации довольно сложная, но интересная.

Высота центрального зала музея – 55 метров. От него расходятся выставочные залы обычной формы - прямоугольные или квадратные. Один из них – длиной 130 метров и шириной 38 метров, без единой колонны, называется «Материя и время». Инсталляция, подаренная одним из крупных металлургических концернов, представляет собой некие закругленные коридоры, в которых двигаешься по спирали.

Листы-волны, созданные в Германии из судовой стали, держатся исключительно под своим весом, ни к чему не прикреплены. Толщина каждой скульптуры-волны составляет 3-6 см. Кажется, ткнешь пальцем – и все вдруг упадет, как домино. Но это не так. В каждую скульптуру-улитку можно зайти. У кого-то внутри начинает кружиться голова – словно возникает морская болезнь. Довольно оригинально и необычно.