The End - The Doors

10.03.2018

Как гласит красивая легенда, последней песней, которую Джим Моррисон слушал перед смертью, была композиция “The End”. Безусловно, закончить жизненный путь под собственное произведение с названием «Конец» — это невероятно эффектный финал для любого музыканта. Но достоверно известно лишь то, что в роковую ночь лидер The Doors слушал дебютный альбом своей группы, завершающийся данным треком. О нем и пойдет речь далее.

История песни

Принято считать, что Джим Моррисон написал “The End” после расставания с Мэри Вербелоу (Mary Werbelow).

Каждый раз, когда я слышу эту песню, она приобретает новый смысл для меня. Она зародилась как легкая прощальная песня… Возможно, просто с девушкой, но я вижу, как она могла бы быть прощанием с неким детством. На самом деле, я не знаю. Мне кажется, она достаточно сложна и универсальна в совокупности образов и может означать практически все, что вы от нее захотите.

Изначально композиция была короткой, но в процессе выступлений группы в клубе Whisky a Go Go она приобрела окончательный вид, став почти двенадцатиминутным треком.

Robby Krieger:

Мы начинали сочинять ее как небольшую забавную песенку о любви: “Это конец, друг, мой прекрасный друг”. У меня родилась идея использовать индийский строй, ведь я в ту пору очень увлекался Рави Шанкаром. Затем постепенно эта вещь стала более длинной и зловещей. Каждый раз, когда мы ее играли, Джим привносил в нее все больше таинственности.

Смысл песни

Разобраться в основной идее The End помогут выдержки из интервью Джима Моррисона и других участников рок-группы The Doors.

Jim Morrison:

Иногда боль слишком сильна, чтобы ее исследовать или даже терпеть… Хотя это не делает ее пагубной или непременно опасной. Но люди боятся смерти даже больше, чем боли. Странно, что они боятся смерти. Жизнь ранит гораздо сильнее, чем смерть. В момент смерти боль заканчивается. Да, я полагаю, она является другом.

В Университете Флориды Моррисон занимался студенческой постановкой пьесы “Oedipus Rex”, что могло найти отражение в песне.

Ray Manzarek:

Он в рок-н-ролльном духе выражал эдипов комплекс, который тогда был широко обсуждаемой тенденцией во фрейдистской психологии. Он не имел в виду, что хотел бы сделать это со своими мамой и папой. Он играл в лицах греческую драму. Это был театр!

В автобиографии John Densmore рассказал, как Джим объяснил ему основную идею песни “The End”:

В какой-то момент во время сессии записи Джим сказал мне, и он был напуган и орал в студии: «Кто-нибудь меня понимает?» И я ответил: «Да, я понимаю». И прямо тогда и там мы начали долгую беседу. Джим все повторял: «Убей отца, тра…ни мать». По сути, все сводились к этому: убей в себе все, что было тебе привито, но не является частью тебя. Эти чуждые представления, идущие не от тебя, должны погибнуть…
Все, что Джим говорит в конце эдиповой секции, является, в сущности, тем же, что говорит классик: убей чуждые представления, верни реальность, конец чуждым, начало личных идей.