Харбинское настроение

Харбин называют «зимней столицей Китая» – вполне заслуженно: каждый год здесь устраивается грандиозный снежно-ледовый фестиваль и конкурс скульптур из льда, а миллионы китайцев из южных регионов страны приезжают для того, чтобы в первый (зачастую и единственный) раз в жизни увидеть снег. В зимнем Харбине я была дважды – на улице -30, горы снега, замерзшая Сунгари (которую здесь называются Сунхуацзян), катания на собачьих упряжках, с ледяных горок и заплывы моржей – красота… А вот летом я в Харбине впервые – хотелось увидеть другое лицо города.  

По масштабам они, конечно, несравнимы (здесь живет почти 11 млн. человек, а по площади это и вовсе самая большая провинциальная столица Поднебесной), но, тем не менее, Харбин нестерпимо напоминает мне родной Гомель. Детские воспоминания навевает, например, река, разрезающая город на две части. В Гомеле это «город» и Ново-Белица, в Харбине – Сунбэй (северный берег реки Сунхуацзян) и Суннань (берег, соответственно, южный). У реки особый запах – он очень отличается от морского, и, если вырос на речном берегу, вкус к морю появляется не сразу. Первый раз я увидела море, когда мне было 12 лет, я ехала в «Артек» –  тогда мечту многих советских школьников. Мы, группа из Беларуси, приехали в Симферополь на поезде, потом нас пересадили на автобусы и повезли в сторону горы Аю-Даг. И вот кто-то крикнул: «Море!». Где оно, где? Открылось за поворотом – нежно-голубое, бесконечное, спокойное, жаркое… Красивое. Потом мы купались, вожатые (артековские вожатые были лучшими в мире, поверьте!) рассказывали легенды о море – это был лучший месяц моей детской жизни. Потом было много морей – экзотических и не очень, я продолжаю любить море – как место для отдыха. Но запах реки – это запах детства, который никакой морской экзотикой не перебить.

Река детства – конечно, Сож, в Гомеле он широкий, и я его так ни разу и не переплыла. Хотя вот Днепр переплывала. Ха, вижу, как округляются глаза тех, кто помнит не только про то, как «чуден Днепр при тихой погоде», но и что «редкая птица долетит до середины». Днепр-то Днепру – рознь. Под Гомелем, куда мы семьей с многочисленными друзьями выезжали на все летние выходные, Днепр еще не обрел мощи – его не то что переплыть, вброд перейти не очень сложно. Давным-давно, когда я в очередной раз не хотела выезжать «на природу», мама говорила: «Вот наступит время, и ты эти выезды будешь вспоминать, как лучшие моменты своей жизни». Мама, это время пришло – именно так я их и вспоминаю.

…Или вот кораблик, плывущий по реке. На таком (ну разве что размером поменьше, да уютом попроще) мы плавали по Сожу в Кленки – кто на дачу, а кто (как я) в пионерский лагерь. На Сунхуацзян таких корабликов – множество: катают туристов, перевозят на остров Солнца, экскурсоводы гордо показывают на возведенные и еще строящиеся (впечатляют все) мосты и говорят: «Это самый длинный речной мост в Азии». Ну, этим нас не удивишь: в Китае все – самое-самое. Население, знаете ли, обязывает.

Вода в Сунхуа – не синяя, как, впрочем, в абсолютном большинстве китайских рек: песка (в других случаях – ила) много. Но она и в Соже не синяя, так что я прекрасно понимаю многочисленных сунхуцзянских купальщиков – они к голубизне воды не стремятся, им такая вполне привычна. Плывешь на кораблике – а вокруг то тут, то там мелькают торчащие из воды головы – мы машем им с корабля, они весело машут нам в ответ. Берега – одетые в камень или еще только его ждущие – оккупированы рыбаками. Ловят все! Больше всех умилил полицейский, подогнавший машину к самой кромке воды и даже не потрудившийся переодеться – а зачем, все же свои?

Местные показывают на маленький пляж, песчаным серпиком выгнувшийся на пологом берегу: «Это пляж для нудистов». Смотрю – и правда для нудистов: для меня такая нестесненность в одеждах и поведении – большая новость. А когда я рассказываю, что в моем детстве во время тех самых «выездов на природу» родители с друзьями любили купаться нагишом (девочки – отдельно, мальчики – отдельно, а меня по малолетству так ни разу и не взяли в это приключение) и называли это «китайский заплыв», китайцы удивляются и хохочут – весело и заливисто, как только северные дети Поднебесной могут.

Мы высаживаемся на берегу и идем гулять по деревянным мосткам, проложенным среди заливаемых весенним паводком лугов. Я вдыхаю их запах – и снова переношусь в детство, на берега Сожа, Днепра и Беседи, когда трава была высокой, река – стремительной, и вся жизнь впереди и обязательно интересная. Ну, Харбин, ну, порадовал…

Фото Михаила Пеньевского