Юрмала: волна новая и старая

Двадцать лет назад мне казалось, что Юрмала уже не поднимется. На берегу залива (никогда не называйте его морем) возле Булдури символом разрухи стоял обгоревший остов ресторана «Юрас перле» (Морская жемчужина), легендарного в СССР заведения. В знаменитом варьете (оно было первым в Советском Союзе, стартовало в октябре 1969 года) начиналась звездная карьера Лаймы Вайкуле и Бориса Моисеева, здесь выступали знаменитые артисты, смешивали знаменитые коктейли, сюда специально прилетали поужинать из Москвы богатые люди (да, в СССР они тоже были, но маскировались). Сюда приезжали и удивлялись тому, что это «тоже СССР», руководители Чехословакии, ГДР и Югославии. Но я ничего этого не застала – только легенды и обугленный остов. Осенью 1991 года ресторан закрыли – в первую очередь по политическим, а не экономическим мотивам. Потом он дважды горел. Печальная судьба, 20 лет назад казавшаяся символом и предсказанием для всего города.

Тогда Юрмала была печальна: пустовали и задешево продавались прекрасные дачи, не заполнялись санатории (кстати, санаторий «Белоруссия» всегда был исключением).

Знаменитая улица Йомас недалеко от станции Майори (о, что это была за прогулка – от Булдури до Майори!), казалось, дышала на ладан. Осенние и особенно зимние прогулки по берегу были одинокими и немного печальными: вся слава курорта в прошлом. Увы.

А потом случилась «Новая волна» и «новые русские», и Юрмала ожила, снова набрала силу. Обрели новых хозяев, новые фасады и заборы знаменитые дачи.

«Недвижимость в Юрмале» зазвучало гордо и дорого. О тех временах уже ходят легенды – о том, что стоимость билетов на концерты «Новой волны» доходила до тысячи (!) долларов, о том, что за дни фестиваля, «Юморины» и КВН гостиницы, рестораны, бутики и сувенирные магазины зарабатывали годовой бюджет: сезон фестивалей приносил 10-11 млн. евро. Сдавалась практически любая комната, столики в ресторанах нужно было бронировать за сутки, Юрмала и ее жители буквально купались в деньгах российского шоу-бизнеса. А потом все закончилось – вдруг. Как и знаменитый ресторан «Юрас перле» – по политическим мотивам: латвийский МИД назвал «персонами нон грата» российских певцов Кобзона, Газманова и Валерию. Вряд ли МИД думал тогда, что этим решением подрывает благосостояние целого города. «Новая волна», КВН и «Юрмолина» ушли в Сочи.

Мне казалось, что Юрмала без «Новой волны» повеет на меня холодом отчуждения и запустения – как 20 лет назад. Но – не повеяла: улицы полны народом, на террасах ресторанов совсем не много пустующих столиков (но есть), все побережье в гуляющих, бегающих и катающихся на велосипедах.

Впечатлила афиша концертного зала «Дзинтари», который, казалось, должен был умереть от тоски. Но – не умер. Его афиша полна звездными именами. Российскими в первую очередь.

Все едут с концертами: и Николай Басков, и Кристина Орбакайте, и «Би-2», и даже скандальная группировка «Ленинград» со своими ох..ыми штанами. В период бума многие российские звезды купили здесь недвижимость, и теперь сочетают приятное с полезным: отдых на юрмальском, славящемся своим целебным воздухом, побережье, с заработком. «Дзинтари» им и без «Новой волны» – дом родной. Знаменитые уроженцы Латвии Лайма Вайкуле и Гидон Кремер устраивают собственные фестивали. Некогда скучать.

Мы гуляем по Юрмале с Мариной, и она рассказывает, что без «всех этих российских фестивалей» стало даже лучше: билеты на концерты доступны (мы слушали потрясающую певицу из Африки всего за 15 евро), да и публика стала какая-то… более интеллигентная, что ли. Хотя эта «интеллигентная» публика радует, конечно, не всех. У подруги Марины в самом «волновом» отеле Baltic Beach был ювелирный бутик. Процветающий, само собой. Длинноногие молодые красотки с не слишком молодыми своими спутниками могли заглянуть сюда по дороге на пляж и за пять минут прикупить понравившиеся серьги с бриллиантами. Они сюда больше не ездят. Baltic Beach снизил цены, и теперь вместо длинноногих красоток с бокалом непременно французского шампанского по его территории гуляют скандинавы в шортах с бутылкой пива. Зачем им ювелирный бутик? Закрыть.  

Другая моя знакомая выставила на продажу свой пансионат, еще пару лет назад заполнявшийся под завязку не слишком притязательными кавээнщиками. Эта непритязательность (до игроков КВН здесь отдыхали в основном группы детей из Беларуси) сыграла с хозяйкой злую шутку: она давно не вкладывалась в обновление и ремонт, полагая, что спрос вечен. Времена изменились неожиданно и застали врасплох ее и многих таких, как она. Конкуренция сегодня стала более жесткой, выживают в новых условиях далеко не все, это правда.

Но Юрмала – выживает. И, может быть, это новое испытание пойдет ей даже на пользу. «Ветерок, – задумчиво говорит дама в небольшом кафе, наливая мне квас. – Но ветерок это ведь хорошо, правда?». Конечно, киваю я в ответ. «На рижском взморье воздух свеж, там бродит ветер моих надежд»… Если вы не любите ветер (и перемен тоже), в Юрмале вам делать нечего.