Мы все – «Шарли Эбдо»

22.06.2018

В январе 2015 года французские газеты вышли с черными полосами, на которых на разных языках написано: «Я – «Шарли Эбдо». В среду вечером, не дожидаясь разрешения властей, на площади Республики в Париже более 5000 человек собрались, чтобы выразить свое возмущение и протест против теракта в редакции сатирического еженедельника «Шарли Эбдо», в результате которого погибли 12 человек. Это был крупнейший теракт в истории Франции и наверняка крупнейший в истории журналистики. У журналистов по всему миру сжалось сердце. Мы с жутким постоянством хороним коллег, которые бесстрашно отправляются в самые горячие точки планеты, чтобы рассказать вам правду о том, что происходит. Но теперь нас убивают в тиши редакционных офисов спокойных, казалось бы, стран. Хотя сейчас это, наверное, нужно говорить в прошедшем времени: это раньше они не считались горячими точками, но теперь, возможно, вся Европа в такую точку превращается. Звучит страшно, но не невероятно.

Мир тесен – расхожая фраза, которую мы повторяем несколько раз на дню, всегда удивляясь тому, насколько верной она оказывается. В этом страшном теракте во французской столице мы понесли потери. Не только солидарно-журналистские, скорбя по незнакомым нам лично собратьям по профессии. Мы понесли потери личные. Среди убитых – путешественник, фотограф и журналист Мишель Рено, уроженец города Клермон-Ферран, побратима Гомеля, близкий нам человек. В родном городе он основал и много лет проводил фестиваль «Путевые дневники», на котором впечатлениями о своих путешествиях делились художники, журналисты и писатели из 120 стран. В 2009 году в гомельской галерее Гавриила Ващенко прошла его персональная фотовыставка «Путешествие вокруг света в 80 фотографиях». Его связь с Беларусью и Гомелем была и глубоко личной: он был женат на гомельчанке, сестре Нины Романовой, заведующей международным отделом «СБ». Это была наша личная потеря. Мы скорбим до сих пор.

Нас переполняли чувства и эмоции. Мы задавались вопросами. Свобода и ответственность СМИ: насколько они совместимы и где проходит граница между свободой твоего самовыражения и уважением к фундаментальным ценностям других? Насколько понравилось бы христианам, если бы в исламских странах публиковали карикатуры, изображающие Христа? Где проходит грань между политической сатирой и политической же (или религиозной) провокацией? Должны ли журналисты избегать болезненно чувствительных тем? А во имя самосохранения? Главный вопрос: стоит ли свобода выражения твоей жизни?

Есть у этой грустной и гнусной истории и другая сторона, которая чревата далеко идущими последствиями для всей Европы. Вопрос: почему в наше время, которое мы считаем просвещенным (похоже, что напрасно), стали вновь возможны религиозные войны? Потому что если это еще не религиозная война, то как минимум мощный стимул как для нее, так и для анти-исламских движений, которые набирают силу по всей Европе. В Германии каждый понедельник демонстрации антиисламистов собирают десятки тысяч участников. Ангела Меркель и политический истэблишмент бьют тревогу и собирают анти-демонстрации, называя антиисламистов «нацистами». В Германии это до сих пор срабатывало. Но, похоже, не в этот раз. Любопытные факты: в 1989 году с таких вот «понедельничных демонстраций» начиналось падение социалистического строя в ГДР, а сегодня анти-исламские митинги больше всего людей собирают в Дрездене, городе, известном своими мощными антифашисткими традициями. Так что немецкий (а за ним и европейский) антиисламизм – это тренд.

В Чехии лидер политической партии «Заря прямой демократии» и один из самых известных националистов Томио Окамура (пусть вас не смущает фамилия, он наполовину японец) заявил (еще за несколько дней до парижского теракта), что «нельзя давать мусульманам спокойно жить».  Он говорит, что каждый купленный в уличном ларьке кебаб – шаг на пути к парандже и призывает выгуливать собак и свиней перед мечетями (в Чехии их всего три). На сегодня противники ксенофобии и религиозной нетерпимости объявили акцию «Кебабом по дебильности» и призвали всех купить по кебабу: «Нас не запугаешь!». Участие в акции подтвердили около 5000 человек. Я тоже съела свой кебаб. Потому что то, чего добивались убийцы Мишеля Рено и других журналистов – посеять вражду между христианским и исламским миром, заставить нас с подозрением относится к каждому человеку с иными религиозными взглядами и арабской внешностью. Они мечтают, чтобы мы боялись. Но они же своими жуткими, но так хорошо снятыми и смонтированными видео казней (в том числе журналистов) говорят о том, что СМИ все еще имеют значение и авторитет. Я съела свой кебаб в Чехии, чтобы строящаяся возле моего минского дома мечеть никогда не стала символом раздора. Мы – вместе, мы все – «Шарли Эбдо».

_______________________________________

Сайт - http://www.pleska.info

Страничка в ВК - https://vk.com/inessainfo

Профиль в Facebook - https://www.facebook.com/inessa.pleskachevskaya

Профиль в Одноклассниках - https://ok.ru/profile/169610343990