ПОДНЕБЕСНАЯ СТРАНА 3.4

3.4 Одна семья – один ребенок

И для Беларуси, и для Китая вопрос прироста населения – головная боль. Только болит голова по-разному: мы думаем, как сделать так, чтобы наши женщины больше рожали и население родной Беларуси увеличивалось, а в Китае делают все возможное, чтобы убедить женщин рожать как можно меньше, и мечтают о том времени, когда население начнет уменьшаться. По прогнозам, это произойдет не раньше середины столетия, а до того времени китайцев будет все больше и больше. Ожидается, что пиком станет цифра 1.6 млрд. человек, и это без зарубежных китайцев, Гонконга, Макао и Тайваня, только материковая часть страны. 

У нас принято ссылаться на экономические условия, объясняя падение рождаемости. Как сказал мой одноклассник: «Второй ребенок – показатель благосостояния». Наверное, он прав: если взять 30 моих одноклассников, то тех, у кого двое детей, можно пересчитать на пальцах одной руки. Правда, некоторые все же принимают решение о втором ребенке, не считаясь с экономическими расчетами – из любви к детям и уверенности, что «один ребенок – всегда эгоист». Не стану оспаривать положение об эгоизме, но как единственный ребенок своих родителей могу заверить: я всегда мечтала о братике или сестричке. Самое интересное, что с годами это желание не уменьшилось, а стало только сильнее. Сейчас я зачастую думаю: ах, был бы у мамы второй ребенок, насколько спокойнее мне бы жилось вдали от родного дома! Эгоизм чистой воды, между прочим.

В любом случае, Китай подтверждает: решая завести ребенка, экономические причины далеко не всегда принимаются в расчет. В 1949-м –  году образования КНР, население страны составляло около 542 млн. человек, через 20 лет людей стало на 265 млн. больше. А ведь жизненные условия не улучшились, скорее наоборот: в деревне – обнищание, а в городах – Великий скачок вперед и Культурная революция.

Так что уже в 1970-х годах правительство столкнулось с серьезной проблемой: при неконтролируемой рождаемости и существовавшем тогда уровне экономики стране просто грозил голод. А еще прибавьте серьезную нехватку воды – на душу населения здесь приходится всего лишь четверть того, что считается нормой в остальном мире. В этом Китай и засушливой Африке фору дать может. В общем, те же 1970-е годы ознаменовались началом политики ограничения рождаемости. 

Конечно, относиться к ней можно по-разному. С одной стороны, это яркий пример нарушения прав человека, о чем не устают повторять практически все международные правозащитные организации. А с другой – объективная необходимость как для самой страны, так и для всего мира. В Индии, например, где население тоже перевалило за миллиард, начали проводить ту же политику – с учетом китайского опыта, конечно. Нам, правда, об этом беспокоиться не стоит: вряд ли это будет актуально для Беларуси в обозримом будущем.

В конце 2001 года в материковом Китае жило примерно 1.3 млрд. человек. По прогнозам, к 2010 году население увеличится до 1.4 млрд. То есть каждый пятый житель Земли – китаец, что иногда рождает массу шуток. Одну рассказал мне сотрудник МИДа Ирландии. Кстати, в Ирландии, стране с активно верующим католическим населением, только недавно разрешены разводы, аборты по-прежнему запрещены, а использование противозачаточных средств не поощряется – в результате население прирастает в больших количествах. Так что ирландцы советуют друг другу остановиться на четырех детях: вдруг пятый родится китайцем?

В самом же Китае такую шутку вряд ли кто поймет: государство чаще всего советует ограничиться одним. Хотя называть эту политику «одна семья – один ребенок» все же не совсем верно. Например, в сельской местности через несколько лет после рождения первенца, если это девочка, разрешат «попробовать еще». Таково ограничение рождаемости «с китайской спецификой»: крестьяне предпочитают мальчиков, а государство проводит активную разъяснительную работу, убеждая, что мальчики и девочки – одинаково хороши. Странно? Только на первый взгляд, и человеку, не знакомому с традициями и культурой древнего народа.

Например, и сегодня пенсионная система пребывает в стадии становления, а до отдаленных сельских районов она доберется еще не скоро. И традиции, и  китайское законодательство требуют, чтобы подросшие дети обеспечивали родителей материально. А кто больше зарабатывает, кто лучше работает в поле, кто более вынослив, кто, наконец, не отвлекается на вынашивание и рождение детей? Правильно – мальчики. Сельские жители убеждены в том, что девочка не поможет семье разбогатеть. Но, как выяснилось, это не всегда так, а в арсенале местных органов власти оказалось много  нетрадиционных способов убеждения.

Крестьянин Сунь Фупин из провинции Цзилинь не мог скрыть глубокого разочарования, узнав, что у него родилась дочка – даже подходить к младенцу не хотел. Год страдал он от такой вопиющей несправедливости небес. Но только до тех пор, пока местные власти не помогли построить теплицу для выращивания овощей, что увеличило доход семьи в несколько раз. Сегодня Сунь говорит: «Теперь я уже не мечтаю о сыне, да и вообще – какая разница, мальчик или девочка?». Так что материальный стимул – хороший аргумент. Местное правительство потратило уже 24 млн. долларов для убеждения крестьян. Результаты не заставили ждать – за 20 лет население провинции сократилось на 10 млн. человек.

А ведь еще совсем недавно нежеланных новорожденных девочек и вовсе могли сбросить со скалы или убить другим подходящим способом. Конечно, в век современных технологий никто не станет убивать увидевшего свет младенца. А потому до самого недавнего времени весьма распространенной была практика, когда аборты делали, что называется, «по половому признаку». Врач на УЗИ говорит будущей мамаше: «У вас девочка». Вместо того, чтобы радоваться – бантики, куклы, послушание, всегда с мамой – женщина шла прямиком на аборт, в надежде потом родить мальчика. Результат таких предпочтений сегодня налицо – мужчин в Китае на 50 млн. больше, чем женщин. А потому государство не нашло ничего лучше как запретить врачам сообщать будущим родителям пол неродившегося ребенка. Если врач все же скажет женщине об этом, то будет уволен. Если его поймают дважды, то  аннулируют лицензию. Правда, практика, теперь нелегальная, все же продолжается. А за риск, как известно, нужно платить.

В провинции Чжэцзян врач по имени Ши организовал серьезный бизнес – каждая пациентка платила 40-120 долларов. Как узнала об этом местная комиссия по планированию семьи? Там тоже есть аналитики, а потому это вопрос подсчета, основанного на знании определенных зкономерностей – в общем, заметили, что мальчиков рождается как-то непропорционально много. Да и одна счастливая мамаша, которой сообщили: «У вас мальчик!», с удивлением спросила (почти, как у нас в анекдоте): «А кто ж еще?». В общем, доктора на 10 дней задержали, аппарат УЗИ конфисковали. Но, как известно, спрос рождает предложение, так что наверняка это далеко не единственный подобный случай. В общем, нужны более убедительные аргументы, чем призывы к сознательности – что и демонстрируют власти провинции Цзилинь.

Справедливости ради нужно отметить, что все эти ограничения распространяются прежде всего на представителей основной национальности – ханьцев. Вы ведь наверняка знаете, что такой национальности – китаец, на самом деле не существует? Китайцы – это как когда-то советский народ: «единая общность». Во времена великой державы мы гордились тем, что на территории нашей страны живет больше 100 национальностей. Это потом нам всем предложили расселиться по «национальным квартирам». В Китае квартира по-прежнему коммунальная, и живет здесь 56 разных народов. Больше всего, около 92%, представителей национальности хань. А далее идут чжуанцы, маньчжурцы, хуэйцы, мяо, уйгуры и остальные. Среди этих остальных есть и таджики, и узбеки, и казахи, и даже русские. Причем если китайских русских по официальным данным всего 13500 человек, то другие нацменьшинства по количеству могли бы составить население небольшой европейской страны: например, монголов почти 5 млн., тибетцев – около 4.6 млн, а чжуанцев так и вовсе 15.5 млн. Все они могут иметь двое-трое детей, а представителей самых маленьких народностей, таких как лхоба (2300 чел.), гаошань (2900 чел.), хэчжэнь (4300 чел.), так и вовсе никто не ограничивает – сколько хотите, столько и рожайте.

Естественный прирост населения сегодня 1.07%, вроде бы немного, но и это как минимум 12.79 миллионов ежегодно – больше, чем Беларусь или, например, Венгрия. Это означает, что каждый год четверть всё возрастающего национального дохода идет на новорожденных. Так что работы Государственной комиссии по населению и планированию семьи хватает. В стране 33 300 центров по планированию семьи местного уровня.  Задача на ближайшие годы – прирост не более 1.5%.

Официальная семейная политика государства – поздние браки, поздние роды. В Китае 352 млн. женщин репродуктивного возраста, 251 млн. из них – замужем. Матерей-одиночек в классическом смысле нет и быть не должно – незамужняя женщина не получит разрешение на рождение ребенка. А без этого беременность – не самая простая задача: не поставят на учет, не будут проводить обычные в таких случаях медицинские процедуры. Чаще всего путь для невзначай забеременешей женщины один – аборт. Самый, кстати говоря, распространенный в Китае способ планирования семьи, по местным данным, им пользуется 45.5% всех женщин. На втором месте – женская стерилизация, 38.2%. Может быть, вам, как и мне, будет интересно узнать, что половина всех мужчин мира, сделавших операцию васектомии (так называется мужская стерилизация), живет в Китае – около 20 млн. человек.

Кто-то любопытный может спросить: а как же старые проверенные  презервативы? Не волнуйтесь – более 200 млн. супружеских пар пользуются ими. Каждый год государство тратит 36 млн. долларов на их бесплатную раздачу. Но как мы с вами знаем, в стране запрещено рекламировать все, что относится к сексу – а к чему еще относятся презервативы? – а потому не удивительно, что используют их в Китае меньше, чем в других странах. Да и то далеко не все знают, что презервативы не только от беременности предохраняют, но и от различных болезней тоже. Например, из 316 женщин, заразившихся венерическими болезнями, только 10% пользовались презервативами. Опрос 306 гомосексуалистов в Пекине показал, что более 65% из них никогда не предохраняются. И только 58% студентов знают, что презервативы могут использоваться для защиты от различных заболеваний, включая СПИД, остальные же верят, что их единственное предназначение – спасение от нежелательной беременности.

После Международной конференции по населению и развитию в Каире в 1994 году и Всемирной женской конференции, проходившей в 1995 году в Пекине, ситуация в области планирования семьи стала меняться. До того основной целью было снижение рождаемости, зачастую – любой ценой. Сегодня же в центре внимания все чаще оказывается репродуктивное здоровье населения, вместо принудительных мер – образование и просвещение, вместо абортов – противозачаточные таблетки. С помощью международных программ и институтов в сельских районах Китая осуществляется «Проект качество». Одна женщина так отозвалась о нем: «Много лет я страдала от страшной боли во время многочисленных абортов. Представители «Проекта Качество» пришли в нашу деревню и сказали, чтобы я пила специальные таблетки. Теперь я пью таблетки, и боль ушла. А я ведь много лет даже не знала о том, что такое возможно».

Противозачаточные таблетки – вообще интересная тема. Заметили ли вы, что бурное раскрепощение женщин в 1960-е годы совпало по времени с изобретением этих волшебных пилюль? Впервые в истории женщины получили возможность сами контролировать рост своей семьи и планировать рождение детей. Так что аргумент работодателя «Я не возьму ее на работу, потому что она все время будет беременна», практически бесспорный до этого, перестал действовать. Знаете, в какой европейской стране сейчас самая низкая рождаемость? Трудно поверить, но это Италия – оплот католицизма, знаменитая своими мамашами с кучей темноголовых ребятишек. Папа римский уже бессилен изменить ситуацию, итальянские женщины дружно заявляют: «Он не играет в эти игры, так что не ему и устанавливать правила».

Таблетки только начинают проникать в Китай и вопросы, которые задают женщины здесь, звучат точно так же, как в свое время в Европе и Америке: а не вызовет ли это рак, а смогу ли я потом забеременеть, а не наберу ли я вес? И если ответ на первые два вопроса – строго отрицательный, то, к сожалению, насчет веса - чаще всего правда. И если для западных, и так не самых худеньких, дам дополнительные 2-2.5 кг практически не играют существенной роли, то для полупрозрачных китаянок это, конечно, проблема.

Но, возможно, решение уже найдено. Решение, которое, наконец-то уравняет в сложной системе предохранения от беременности женщин и мужчин. Недавно в Шанхае и Эдинбурге завершились совместные китайско-британские испытания противозачаточной таблетки для мужчин. Результаты оказались весьма обнадеживающими – маленькие хвостатые дьяволы сперматозоиды, которые вместо аистов приносят нам радость материнства, при приеме таблетки теряют свою активность и, соответственно, не могут осчастливить своих обладателей отцовством. Так что перспектива – замечательная, да и кто особенно обратит внимание, если мужчина наберет 2-3 кг дополнительного веса? Скажут: возмужал.

Как известно, благими намерениями выстлана дорога в ад, у каждой медали две стороны, а прогресс никогда не бывает без жертв. И планирование семьи – не исключение.

Вот история девочки Цзи Хуаншэнь, маленького розового комочка, которая так боролась за свою жизнь, что о ней узнали не только в Китае, но и далеко за его границами. Может быть, лучше ей никогда и не ведать этой славы, но имя, которое переводится как «возвращенная к жизни журналистами», всегда напомнит.

Чжан Чуньхун, жительница одного из пригородов Харбина, была на 35-й неделе беременности, что намного больше определенного государством 24-недельного потолка для проведения аборта. Тем не менее она была насильно доставлена в больницу, где длинной иглой в матку ввели раствор, от которого плод непременно должен был погибнуть. Чжан – «закоренелая преступница»: у нее трое детей, а тут – четвертый. В свое оправдание она говорила только то, что даже и не знала, что беременна, пока не услышала, как плод шевелится в утробе. Но объяснения не помогли, как, впрочем, не помогла и игла: ребенок выжил. После родов медсестры не отдали девочку родителям. Отцу Чжай Чжичэну только позволили взглянуть на нее краем глаза, и сразу унесли, сказав позже, что она умерла. Грустно бредя домой, Чжан и Чжай не знали, что маленькая девочка продолжает бороться за жизнь, несмотря на то, что директор роддома Юань Инхуа приказала «заморить ее голодом или заморозить», оставив на балконе – это был конец апреля, но даже в это время температура в Харбине зачастую не поднимается выше нуля. Через два часа беспрерывного детского плача сердце медсестры Лин Чжихун не выдержало, и она внесла девочку в помещение. Так началось спасение – несмотря на страх перед увольнением, пораженные огромной волей к жизни, живущей в маленьком беззащитном тельце, медсестры и врачи кормили девочку и ухаживали за ней.

Скандал разразился через две недели, когда один из врачей, не выдержав, рассказал историю знакомому тележурналисту. Потом об этом поведали пять газет. Еще через пару дней девочку вернули родителям. Мама Чжан вспоминает: «Я была в шоке, я не знала, что и думать. Только что она была жива, и тут мне сказали, что ее больше нет. А теперь я снова ее обрела. Она такая истощенная, весит всего 1 кг, больше похожа на мышку, чем на на ребенка. Я прижимала ее к себе и плакала – и так несколько дней».

«Без журналистов она бы умерла», - добавляет папа Чжай, объясняя странное имя, данное чудом выжившей девочке.

К сожалению, у истории этой пока нет счастливого конца. Семья должна заплатить более 7300 долларов штрафа, установленного государством для таких случаев. Пока штраф не оплачен, ребенок не будет зарегистрирован – никакого социального обеспечения или образования в будущем. 

История, конечно, страшная, но многие утверждают, что она – не исключение. Новорожденный мальчик из города Ухань провинции Хубэй оказался не таким живучим и умер в результате, как было официально заявлено, «нарушения законодательства со стороны работников комиссии по планированию семьи». Так что, как когда-то в Советском Союзе – «имеются отдельные недостатки».

Справедливости ради все же нужно сказать, что абсолютное большинство китайцев поддерживают проводимую государством политику ограничения рождаемости, рассматривая случаи, подобные описанным выше, как издержки, а чаще всего – как нарушения со стороны отдельных должностных лиц. После того, как история Цзи Хуаньшэн стала известна, директор роддома была уволена.

Около 200 000 младенцев ежегодно рождаются нездоровыми, многие из них остаются инвалидами. Нездоровый ребенок, а тем более инвалид – всегда и горе в семье, и тяжелое бремя. Для китайских родителей это могло бы оказаться еще большей трагедией, если бы государство не предусмотрело этот нюанс в своей политике. Если ребенок оказался нетрудоспособным инвалидом и очевидно, что в будущем он не сможет иметь самостоятельный заработок (помните о том, что дети должны содержать родителей?), то семья может получить разрешение на рождение второго ребенка.

Политике ограничения рождаемости уже больше 30 лет, как сказал заместитель начальника Государственного комитета по плановому деторождению Ван Гаоцян: «Благодаря проведению политики планового деторождения  рождение детей сокращено на 338 млн., что сэкономило государству и семьям 894 млрд. долларов».  Это означает и то, что выросло целое поколение единственных детей в семье, и скоро они сами создадут семьи и задумаются о детях. А тут им поблажка от государства вышла: если семью создают юноша и девушка, которые сами были единственными детьми в семье, то они могут родить уже двоих детей. Конечно, если того захотят, условие одно – между рождением первого и второго ребенка должно пройти как минимум четыре года. А то ведь «один ребенок – всегда эгоист», к сожалению, во многих случаях – чистая правда.

Городские власти Шанхая, самого богатого в Китае города, выступили с необычной инициативой. Хотите родить второго ребенка? Нет проблем – уплатите в городскую казну 100 тысяч юаней (12 тыс. долл.) и получите разрешение. Этот интересный опыт уже изучают в других городах и, возможно, станут применять в других небедных городах.

Но сегодня государство зачастую сталкивается с иной, во многом неожиданной проблемой: многие городские хорошо зарабатывающие женщины не сильно горят желанием вообще иметь детей, не говоря уже о двоих. Например, около 10% столичных семей предпочитают жить вообще без детей, в общей сложности в трех самых процветающих городах страны – Пекине, Шанхае и Гуанчжоу – 600 тысяч таких семейных пар.

Многие женщины так объясняют свое нежелание: «Если у меня нет детей, я сама всегда ребенок». Так что совсем недавно принят новый закон, гарантирующий мужчинам и женщинам равные права в деле рождения детей. Не в том смысле, что мужчинам тоже разрешили рожать – может быть, и приняли бы такое решение, да вот природа не позволит, а в том смысле, что замужняя женщина, когда решает сделать аборт, должна бы и с мужем посоветоваться и его мнение принять во внимание. В 2001 году один муж из провинции Шаньси даже в суд подал на свою жену на то, что она сделала аборт, а заодно и на больницу, которая провела операцию. Правда, многие юристы отнеслись к новому закону достаточно скептически, справедливо отметив, что такие вопросы не в суде решаются, а в семье. А если муж и жена не могут о детях договориться, что это за семья?

Так что, как видите, ограничение рождаемости – дело такое же непростое, как и ее увеличение.

Книга «Поднебесная страна» издана в минском издательстве «Рифтур» в 2002 г. 

_______________________________________________