Разноцветье

20 December 2018

Пока на улице немного морозно, напишу про теплую Кубу. Не пожалейте для меня оценок и подписок! Спасииибо :)
______________________________________

На Кубе особенно сильно бросается в глаза разнообразие и разноцветье лиц – от совсем белых до совсем черных со всеми присущими человеческим лицам цветами между ними. Второе впечатление (и практически все убеждали меня, что верное) – существующая в стране расовая гармония. В мире это, согласитесь, не так часто встречается, как хотелось бы или как декларируется.

Можно, конечно, объяснить эту гармонию историческими причинами. В первую очередь, колониальным прошлым. До прихода испанцев (кстати, впервые ступивший на кубинскую землю 27 октября 1492 года Христофор Колумб написал, что земля эта «самая красивая из всех, что когда-либо видели человеческие глаза») здесь жили индейцы (многие родом из соседнего Гаити). Но, видно, так сильно было желание испанцев оставить эту «самую красивую» землю себе, что индейцев истребили практически полностью. А для работы на сахарных, табачных и прочих плантациях стали ввозить черных рабов из Африки, сегодня их потомки составляют почти 40% населения Кубы. Здесь много мулатов (потомков смешанных браков европеоидной и негроидной рас), метисов (потомки межрасовых браков, чаще европейцев и индейцев) и креолов. Здесь креолами исторически называют белых потомков испанцев, которые родились не в метрополии, а на Кубе. У них, кстати, долго не было политических прав, и именно борьба за них стала главной причиной войны за независимость от Испании. А главным героем той войны стал Хосе Марти, погибший в возрасте 42 лет в битве при Дос Риос, он и сегодня остается главным героем Кубы (нет, это не Че Гевара, как многие из вас думали), памятники которому вы найдете практически в каждом населенном пункте острова. Самый внушительный такой памятник стоит на гаванской площади Революции, и самый интересный факт о нем – то, что его поставили здесь еще до революции. Лицо Хосе Марти изображали на банкноте номиналом 1 песо до революции, изображают и сейчас. Его идеи закреплены в Конституции Кубы в качестве идеологической основы вместе с марксистско-ленинской философией. В общем, Хосе Марти – это навсегда (насчет Че Гевары – время покажет).

Есть на Кубе еще одна разноцветная составляющая – китайцы. Причем, по нынешним понятиям, они практически коренное население: первых 200 ввезли в 1847 году, а до 1874 привезли еще 125 тысяч. Они не были рабами в классическом смысле этого слова, но были заняты на тяжелых работах. Меня убеждали, что первый в Южной Америке Чайна-таун родился именно в Гаване, он и сейчас здесь. Хотя когда я заметила о «национальном меньшинстве», меня сразу поправили: на Кубе нет национальных меньшинств, потому что все местные жители – одинаково кубинцы. Правильный, как мне кажется, подход (во Франции такой же).

Исторически разнообразное разноцветье лиц выражается и в разноцветье и разноголосии культуры. В первый же день возникает ощущение (и во все последующие дни только усиливается), что лучше всего кубинцы поют и танцуют. Эти звуки и движения, кажется (а скорее всего, не кажется, а так и есть на самом деле) у них в крови. Музыка разлита в воздухе и если правильно настроить свой слух, то можно услышать ее в любой момент времени. Музыка у них не в крови – вместо крови, они ею дышат. Кубинская музыка – самое лучшее и долгое наследие от поездки: ром и кофе выпиваются, сигары выкуриваются, а музыка остается с тобой навсегда. Она всегда солнечная и самый лучший способ поднять настроение даже в самый хмурый (и значит не кубинский) день.

Еще я поймала себя на мысли о том, что кубинцы – нация, к которой мы не испытываем никакой неприязни. По крайней мере, мне так кажется. Есть некоторые «но» в отношении к немцам, японцам, полякам даже, настороженность по отношению к китайцам – можете продолжить список дальше, и я уверена, что там окажется немало стран и народов. А вот к кубинцам – никакой настороженности и без всяких «но». Мы их полюбили со времен революционной юности харизматичного Фиделя, и продолжаем любить до сих пор. Что особенно радует: наше чувство взаимно.

…Самое прохладное место в раскаленном Сьенфуэгосе – собор Непорочного зачатия. Захожу, чтобы передохнуть от жары и оказываюсь как будто в ином мире. Идет служба. Одетый во все белое священник призывает всех взяться за руки и молиться. Все поднимаются и, взявшись за руки, молятся. Через несколько минут служба заканчивается, все начинают обниматься и целоваться. Ко мне тянутся руки и губы, которым нельзя отказать. Обнимаюсь и целуюсь, и сердце наполняется радостью, которую дарят мне совершенно незнакомые люди. Звучит музыка – нет, не привычный нам орган, а самая что ни на есть зажигательная кубинская музыка. Кто сказал, что Иисуса нельзя прославлять весело? Самое прохладное в городе место оказалось самым душевным. И это чувство особой кубинской душевности живет во мне – с радостью. И музыкой, конечно, тоже.

Фото автора