Тайны старых замков

Чуть больше года назад прошел международный симпозиум «Франциск Скорина и Прага», который проводили Национальные библиотеки Беларуси и Чехии. В Праге собрались ученые из Беларуси, Чехии, России и Литвы, не обошлось без горячих дискуссий.

Накануне симпозиума я встретилась с человеком, доклад которого, я была уверена, вызовет ажиотаж не только у тех, кто его услышит, но у всех, кто интересуется жизнью нашего великого первопечатника (а в том году интересовались, кажется, все). Сергей Кныревич, инженер по профессии и историк по призванию, уроженец города Береза Брестской области, живущий в Оломоуце, обнаружил в чешских архивах документы, касающиеся сына Франциска Скорины Симеона Руса, в том числе написанные его собственной рукой. Что исследователь почувствовал, когда взял их в руки? «Восторг, чистый восторг». О радости открытий и буднях поисков мы и поговорили с Сергеем Кныревичем.

- Мне кажется, мы, белорусы, еще  мало работали в чешских архивах. Вот у меня есть энциклопедия «Францыск Скарына і яго час», изданная в 1988 году в Минске. Там я нашел ссылку на книги известного чешского архивиста Франтишка Теплого по истории города Индржихов Градец, а уже в книгах Теплого (всего их семь) нашел несколько интересных ссылок. Написал в архив и буквально в течение трех часов получил ответ: у них есть документы, касающиеся Симеона Руса! У меня есть уже около десяти упоминаний о Симеоне Русе или выходцах из Полоцка или Вильни, но пока в архивах я нашел только четыре конкретных документа. Нужно искать еще.

- Звучит как занимательная детективная история.

- Вот поэтому я и люблю историю!  Мне ведь никто не платит, я это делаю для души. Вот смотрите: первый документ. Это 1552 год, когда Симеон получает доверительное письмо от короля Фердинанда I о том, что является наследником Франциска Скорины.

- Это ведь основной документ, когда мы можем датировать, пусть приблизительно, дату смерти самого Франциска: мы понимаем, что его уже не было.

- Да, он умер до этой даты.

- Но мы не знаем где и когда.

- Не знаем. Но в этом документе связаны два лица: Франциск Скорина и его сын Симеон Рус.

- А почему Рус?

- В этом документе написано: «Франциск Рус Скорина из Полоцка». Не знаю, почему Рус. Есть следующий документ, упоминание о докторе Симеоне Русе из Полоцка, который лечил Иржи Цетла Нетолицкого, это очень известный католический священник. У него личным доктором и был Симеон Рус. Этот документ датирован 1577 годом. Но это ссылка, сам документ пока не удалось найти. А потом идет серия документов из чешских архивов, которые датированы 1563, 1584, 1586 годом. В этих документах Симеон Рус упоминается постоянно, он был помощником, личным поручителем (таких людей называли «служебниками») владельцев Индржихова Градца, Адама с Градца и его жены, Симеон выполнял какие-то их поручения. И был садовником. Документы, это подтверждающие, мы нашли. А вот в этом документе упоминается, что он отправляется в отпуск в лечебницу в Доброй воде, это 1584 год. Здесь даже можно прочитать: «Рус с Полоцка… Симеон всказуе, же приял от нашего писаржа такого-то с Градца такую-то сумму». Это документ, что он получил деньги. И вот тут: MP, это латинское сокращение – «собственной рукой». Вот этот первый документ, который мы нашли. А вот второй: «Рус с Полоцка Симеон, служебник пана на лечение в лазнях Доброй Воде, и прошу дать мне поддержку» и так далее.

Сергей Кныревич рассказывает, что во времена Симеона Руса Индржихов Градец был вторым или третьим городом чешского королевства, а Адам из Градца (тот самый, помощником и садовником у которого работал наш Симеон) был сыном канцлера короля Богемии. Поэтому, считает историк, «Семейный архив панов из Градца», где и были найдены документы, нужно продолжать изучать. Он протягивает мне копию документа (в чешских архивах можно фотографировать практически все, и для исследователя это большой плюс), я рассматриваю ее и даже пытаюсь читать.

- Вот! Вижу упоминание про два талера.

- Видите, это его подпись: «Симеон Рус с Полоцка». Знаете, я как увидел эти документы, взял их в руки, так буквально прыгал от удовольствия. А потом практически сразу мы с Павлом Котовым, историком, который закончил философский факультет Карлова университета в Праге, и который умеет читать эти средневековые каллиграфические письмена, нашли еще два документа. А вот и сами документы.

- Вижу дату: 1583.

- Это смета за семена. Он был садовником и покупал семена. Потом был еще четвертый документ, очень короткий, тоже счета, но, что важно, снова есть дата.

-Тоже 1583 год.

- Здесь написано просто: Симеон Рус.

Перекладывая свои драгоценные копии, Сергей Кныревич говорит:

- Почему я считаю, что эти открытия очень ценные. Потому что это – прямые документы. Не ссылки в книгах архивистов и историков, а реальные документы, за которыми виден реальный человек. Таких документов во всем Скориноведении, может, несколько десятков всего. Вот, скажем, за последние 200 лет разыскали несколько десятков документов, а мне удалось открыть четыре документа за две недели.

В его словах чувствуется гордость человека, сделавшего настоящее открытие. «Это не конец, – уверен Сергей Кныревич. - Я считаю, что открылось новое перспективное направление, к тому же основанное на документах. Нужно попытаться выяснить, продолжился ли род Скорины, это ведь очень интересный момент. Когда я занимался историей города Березы, то понял, что есть разные исторические сплетни, легенды, которые потом попадают в научные труды и становятся как будто историческими фактами. Но – не подтвержденными. Поэтому я всегда хочу, прежде всего, увидеть документы, источники».

И рассказывает, что в архиве имеются десятки толстых реестровых книг периода 1550-1590 годов. А в этот период Симеон Рус жил в замке Индржихова Градца. И если его там найти, то можно и про семью выяснить. Кстати, первые упоминания о человеке, который мог быть сыном Симеона и внуком Франциска Скорины, Сергей Кныревич уже нашел. Наверняка этих документов больше. Нужно искать, искать и искать.

Историк рассказывает, что у известного слависта Йозефа Добровского, который буквально «открыл» Скорину для славяноведения в конце XVIII века, есть упоминания о «Малой подорожной книжке», которую он обнаружил в архиве Влатиславов с Митровиц. У российского исследователя Ильи Лемешкина, который 15 июня в Праге будет выступать с докладом о Библии чешской и русской, есть версия о том, что эта книга, изданная в 1522 году в Вильне, но обнаруженная Добровским в Индржихове Градце, могла быть личным экземпляром Симеона Руса, а до него – и самого Франциска Скорины. «Не исключено, что она и сегодня лежит там, где Добровский ее оставил, – с волнением говорит Сергей Кныревич. – Представляете, если мы ее найдем? Это же бомба!».

И мне кажется, о таких вот «бомбах» мы все мечтаем. И о документах, которые смогут рассказать нам больше о нас самих и нашей истории. Пожелаем удачи Сергею Кныревичу.

Прага – Карловы Вары

Фото из личного архива Сергея Кныревича

_____________________________________________

Пожалуйста, не забывайте про оценки публикаций, подписки и прочие блага современного мира. Спасииибо :)

Мы с мужем все еще на Камчатке, так что следите за мной в инстаграмме - inessapleskachevskaya или по хэштегу #плескачевская.

Сайт - http://www.pleska.info

Страничка в ВК - https://vk.com/inessainfo

Профиль в Facebook - https://www.facebook.com/inessa.pleskachevskaya

Профиль в Одноклассниках - https://ok.ru/profile/169610343990