"Кровавая графиня" Батори

31.03.2018

Данная публикация доступна пользователям старше 16 лет(16+)

Елизавета Батори вошла в историю своими многочисленными убийствами юных девушек. Некоторые верили, что она убивала их, чтобы принимать ванны с кровью и так сохранить свою красоту и молодость, другие распространяли слухи, что она  вампир, что неудивительно для Трансильвании, а третьи утверждают, что она была простой садисткой. Как бы то ни было, масштабы «деятельности» Батори поражают.
В её найденных дневниках значились имена более 600 жертв, а некоторые свидетели утверждали и о 650 загубленных девушках.

Батори даже занесена в Книгу рекордов Гиннесса как женщина, совершившая самое большое количество убийств. Однако до сих пор ходят разные легенды о том, что же побудило знатную особу к таким зверствам.
Елизавета происходила из венгерского рода Батори, ее отец Дьердь и мать Анна, которая приходилась сестрой польскому королю Стефану Батория, были представителями разных ветвей одной знатной семьи. Вообще, в их роду свадьба на родственниках была нередким явлением, поэтому среди родни у Елизаветы числились алкоголики, сумасшедшие и больные эпилепсией. Собственно и сама Елизавета не отличалась тихим нравом.

В 10 лет ее обручили с Ференцем Надашдем, а в 1575 году они сыграли пышную свадьбу, на которую позвали более 4,5 тысяч гостей.
15-летняя Елизавета переехала из родового замка Эчеда в Шарвар к мужу. В качестве подарка на свадьбу Ференц подарил супруге Чахтицкий замок, расположенный у подножия Малых Карпат. Именно тут, спустя некоторое время, будет производить свои расправы над девушками графиня.
Елизавете в доме мужа было скучно, супруг постоянно отсутствовал: то уезжал в Вену на учебу, то на военные сборы. Но юная графиня времени не теряла и развеивала скуку в обществе любовников. Говорят, через два года после свадьбы Елизавета завела себе фаворита из числа слуг и даже родила от него ребенка.
Ференц был взбешен этим и спрятал беременную жену подальше от глаз, а после родов отнял у нее дочь, чтобы спасти семью от позора. Ребенок, предположительно, был убит. Слугу же оскорбленный супруг жестоко наказал — он повелел кастрировать его и затем бросить на растерзание своре собак.

Супруг графини
Супруг графини

Говорят, именно от мужа Елизавета переняла любовь к жестокости и пыткам.
Ференц отличался буйным нравом, часто бил слуг и даже пытал их. Елизавета тоже была несдержанна и вымещала злость на горничных и придворных. Она любила вид крови и не гнушалась использовать различные орудия пыток. В порыве гнева Елизавета могла заколоть служанку ножницами, или пытать ее иглами, или же раздеть догола и выгнать на улицу в лютый мороз, а потом еще и заставить поливать девушку холодной водой. Говорят, первое убийство Елизавета совершила в 20-летнем возрасте, а после смерти в 1604 году супруга, ее жажда крови только усилилась.

Согласно легенде, однажды графиня ударила свою служанку, которая расчесывала ей волосы. На руку Елизаветы попала кровь из носа девушки, и графине показалось, что потом в этом месте ее кожа стала мягче и белее.
Графиня пыталась сохранить свою красоту всеми силами (а она была действительно одной из прекраснейших женщин в Европе) и ей понравился «чудодейственный» эффект крови, так что Елизавета решила принимать с ней ванны, убивая для этого по несколько служанок за раз.
По другой версии, такой рецепт омоложения ей подсказала одна ведьма. Однако, когда ванны не оказали должного эффекта, ведьма сказала, что нужно использовать кровь не простолюдинок, а знатных особ. Доказательств тому, что Батори действительно купалась в крови обнаружено не было, да и легенда эта стала распространена намного позднее, когда в моду вошли истории о вампирах.

Кадр из фильма
Кадр из фильма

Однако, юные девушки действительно пропадали, возраст некоторых из них был 11−12 лет. Сначала Елизавета расправлялась только со своими служанками, но когда те закончились, ее слуги стали искать в окрестностях новых молодых жертв.
Девушек приглашали в Чахтицкий замок на работу за определенную плату, а некоторых просто воровали на улице. Кроме того, зачастую к Елизавете отправляли своих дочерей представители знатных венгерских семей, чтобы те получили необходимое образование и выучились придворному этикету. Но они и подумать не могли, что девушки найдут свою смерть в подвалах замка, где их будут жестоко пытать.

После смерти супруга за вдовой и ее шестью детьми был поставлен приглядывать граф Дьердь Турзо. Именно он и начнет расследование о бесчинствах кровавой графини.
С 1602 по 1604 год лютеранский священник Иштван Мадьяри, после того, как слухи о кровожадности Елизаветы поползли по всему королевству, стал публично и при дворе жаловаться на графиню, но его слова оставались без внимания.
Наконец, в 1610 году король Матьяш II поручил Турзо, который был палатином Венгрии, проверить ужасные слухи. Дьердь нанял в помощь двух нотариусов, чтобы те нашли свидетелей.
К 1611 году они получили показания более 300 человек, а судебное дело включало показания четырех обвиняемых и 13 свидетелей. Показания подтвердили то, что графиня убивала крестьянских девочек-подростков, а затем ее жертвами стали и дочери мелкопоместных дворян. Также имели место и похищения.
Зверства, описанные свидетелями, включали в себя жестокие побои, сжигание и увечья рук, откусывание плоти, рук и других частей тела, замораживание и голодную смерть, пытки иглами. Некоторые из опрошенных называли родственников, которые умерли в замке графини, другие говорили, что тела, захороненные на местных кладбищах, были со следами пыток. Два свидетеля даже утверждали, что видели убийства служанок своими глазами. Свои кровавые расправы Батори устраивала не только в Чахтице, но и в Шарваре, Пожони, Вене и других местах.

Утвердившись в правдивости слухов, Турзо 30 декабря 1610 года нагрянул в замок Батори и арестовал ее, а также четверых слуг, которых считал ее приспешниками: Доротью Сентеш, Илону Йо, Катарину Беницку и Яноша Уйвари (Ибиш или Фицко).
Люди Турзо нашли одну девушку уже мертвой, а другую умирающей. Турзо заявил, что поймал Батори с поличным, однако это маловероятно. Скорее всего, версия о том, что графиню застали всю в крови, была приукрашена беллетристами. Елизавету арестовали еще до обнаружения жертв.

Король Матьяш потребовал от Турзо отправить Батори под суд, но тот убедил правителя, что подобное громкое дело в отношении представительницы одной из богатейших семей может негативно сказаться на дворянстве. Кроме того, это был бы позор для всего рода Батори. Король согласился отправить Елизаветуу под домашний арест.
Кроме того, благодаря делу против Батори, Матьяш избежал необходимости возвращать ей большой долг. Кстати, среди сторонников невиновности Батори распространена версия, что весь суд был результатом заговора против нее. Действительно, правившая в Трансильвании семья Батори была невероятно богата, если уж сам король занимал у нее денег, и обладала большими земельными наделами. Возможно, действительно были попытки ослабить их влияние, но даже для заговора 600 жертв это чересчур. Поэтому последователей у этой теории не так уж и много.

Суд над пособниками Батори опросил десятки свидетелей и пострадавших. Точное число жертв установить так и не удалось. Одни обвиняемые говорили о 37 жертвах, другие о более чем 50. Слуги замка Шарвар утверждали, что за его стены было вывезено 100−200 трупов. Одна из свидетельниц утверждала, что Батори погубила 650 человек, и это число и легло в основу легенды. Официально же судом были признаны только 80 жертв.
Подсудимых Сентеш, Йо и Фицко приговорили к смерти. Йо и Сентеш оторвали пальцы раскаленными щипцами, а потом обеих сожгли заживо на костре. Фицко, которого считали в меньше степени виновным, обезглавили, а тело сожгли. Только Беницка получила пожизненное заключение.

Чахтинский замок
Чахтинский замок

Сама Елизавета Батори была приговорена к пожизненному заключению в Чахтинском замке. В ее комнате замуровали все окна и двери, оставив лишь небольшие отверстия для воздуха и чтобы передавать еду. Она стала заложницей в собственном доме и прожила так три года вплоть до своей смерти.
Кровавая графиня умерла спокойно во сне. Ее похоронили в Чахтицах, но из-за протестов местных жителей, тело было перенесено в ее семейный склеп в Эчеде.