Товарищ "хороший"

31.03.2018

Таких в пример не ставят.

Неуважение к старшим. Разгульный образ жизни. Алкоголизм. Драки. Гонки. Выбивание долгов. Нарушение общественного порядка. Призрение к людям в погонах. Переход дороги в неположенном месте (!) и прочие прелести.

Нет, не мажор или «папинкин сынок», а близкий друг – Д. О нем-то и пойдет речь.

На душу 0,5 водки и в путь! А смысл ехать трезвым? Последнее, что он помнил – огни ночного Томска. Утром же назрели вопросы: откуда ожоги по всему телу, куда пропали все деньги и где он очнулся?

Идем. Вечерний город встречает своей красотой. Навстречу бомж, вылез откуда-то из под теплотрассы. Оборванный, грязный, пальцев нет, одни обрубки. Тянется к нам. Причина – известна. Сейчас явно попросит денег на опохмел или прочую ересь. Дело знакомое. Но тут Д вместо привычного посылания «далеко и надолго», останавливается и о чем-то начинает с ним перетирать.  Я слов не понимаю. Да и ситуацию тоже. Странно это. Непривычно.

– Ребят, сидел я долго и за дело. Но там нужным человеком был, врачевал. Зубы делал. Отмотал, вернулся – но тут не нужен. Тетка померла, родня решила, что на площадь буду претендовать, поперли меня. А куда деваться? Стал бомжевать. Думал обратно вернуться. Украсть, напиться и обратно, ну,  что еще делать? Но как-то по пьяни в сугробе, все пальцы отморозил, пришлось ампутировать. Ну, и кто я теперь? Смысл от моего таланта? Теперь так…

Не говоря ни слова, Д идет в ближайший магазин и выходит из него с большими пакетами продуктов. Пирожки, колбаса, хлеб, молоко и прочее, прочее, прочее…

Правда, продавщица порыв души не оценила:

– Идите н*хуй со своим бомжом! Нечего мне тут у магазина тереться!

– От*****, он со мной!

Выходит.

– Возьми, отец. Тебе нужней.

После чего молча уходим, оставляя бомжа в некотором замешательстве.

Под пристальным взглядом не выдержал, открылся:

– Понимаешь… По наколкам прочитал. Он правду говорит. Куда он теперь?

Вопросов не задавал, больше это не обсуждали.

По пути нарисовалась толпа. Крики, сирены. Горел дом. Старый, двухэтажный, барачного типа. Пожар полыхал на первом этаже, до второго еще не успел добраться. МЧС было уже на месте, оказывали помощь пострадавшим, тушили пожар. Полуголая женщина бегала от группы к группе и умоляла спасти ее ребенка. Но либо люди были в шоке, либо никому не хотелось лезть в огонь: никто не внял ее просьбам. Дом так и горел.

Тогда Д через сугробы ринулся к тому окну, перелез через подоконник и скрылся в дыму. Вытащил живого и невредимого малыша, вот только сам малость обгорел. Отдал матери. В толпе это заметили, поспешили оказать первую помощь. Д же, приняв пожарных за ментов, ринулся от них на утек. Убежал.

У клуба склеил «девчюль». Очнулся в общежитии в женских объятиях и тесной кровати. Нацепил штаны и деру, деру, деру…

– Где я вчера был? Них*я не помню…

… Сколько времени прошло, он так ни разу никому не обмолвился об этой истории. Ладно, не захотел перед парнями выделываться, но даже перед девочками не заикался. Как дрался – да. Как «закусились» с какой-то машине на перекрестке – пожалуйста. А вот про ту ночь – ни слова.

– Д, почему ты не расскажешь? Этим же можно гордиться!

– Не надо. Зачем? Было и было.

Каким бы он не был, могу сказать: это и есть  – Герой нашего времени.