4. Экзистенциализм и трупы

11.03.2018

Сейчас я лежу в кровати, а ноутбук лежит на мне. Мое ложе разделяет со мной Олег. Это не совсем ахтунг, потому что Олег это тот самый кот с помойки. Он довольно жирный. И мурлыкает совсем недолго, только когда его гладишь. Залезать на людей он не любит, любит лечь вплотную рядом и привалиться. Я привык. Наверное, я уже ко слишком многому привык в этой жизни, чтобы вообще что-либо замечать и чувствовать.

Мне уже 34, как сказала молодая девочка на одном из собеседований, мой потенциальный, но несостоявшийся работодатель.

Я считаю себя вполне хорошим, сносным человеком, хотя в каких-то особенно хороших делах себя не проявил. Возможно мне не представлялось судьбою подходящих возможностей, но скорее всего я, как любой другой обыватель привык мнить себя хорошим, потому что так легче жить.

Я семьянин, женат, есть ребенок - маленькая Полли. Ребенка я никогда не хотел, но тогда то я был с ней незнаком. Сейчас странно об этом думать. Впрочем, окончание своей неначавшейся “жизни” я раз за разом связываю именно с рождением дочери.

Я россиянин. Не в плохом смысле этого слова. Хотя других у него и нет.

Давно я уже живу собственной депрессией и питаюсь только ею, исключая все и всех вокруг. Я с ней сроднился и уж не знаю кого во мне больше её или меня самого. Я не имею никаких надежд в этой жизни, кроме какого то достойного ухода из неё. И дело тут даже не в финансовой несостоятельности, нет, я именно моральный урод, обмазывающийся собственными неудачами, как копрофил испражнениями. Очередную какую-то жизненную неурядицу, я принимаю чуть ли не с воодушевлением, настолько я обвыкся в этом собственном негативе и достиг уже такой стадии всеобщего фиаско, что дальнейшее развитие моего жизненного пути представляется мне либо в скором суициде (навряд ли решусь пока дочь не подрастёт, у меня самого отец погиб когда я был в её возрасте, и это очень неправильно совсем не знать отца. А когда узнает, это точно, ей меня уже будет не жаль) либо каком то дальнейшем падении и прозябании на дне в качестве бомжа или раба на китайской ферме.

Я потерял вкус к жизни, все мои немногие начинания приобретают неподъемность задолго до возможного воплощения в реальность. Мне ничего не нужно и не хочется. Внутри у меня чёрный вакуум и никому я не могу принести радости. Здоровье моё надорвано, но меня это не волнует. Я черств к себе и к близким более, чем к друзьям или посторонним людям, из - за этого, очевидно и возникают мои постоянные проблемы в семейной жизни. Людям знающим меня поверхностно возможно довольно удивительно будет узнать об этом, ведь в обиходе я не то чтобы душа компании, но привык вокруг себя объединять какое-то социальное движение из друзей или просто компаний.

В какие то совсем уже тяжелые минуты мне представляется, что я иду куда глаза глядят, иду пешком босой как схимник через снежные поля, потом падаю лицом в холодный сугроб где-то подальше от жилья и тихо растворяюсь. Всем будет лучше без меня, я слишком мрачный человек, чтобы меня можно было допускать к живым людям. Появляющийся в моей жизни скудными крохами позитив совершенно мимолетен и исчезает быстрей, чем проявление с моей стороны радости по его поводу. Должно быть глупо ровно старику думать и готовиться к уходу, я ведь ещё так молод и красив.

https://t.me/deathinsiberia