К вопросу о реальном заброневом действии бронебойных снарядов

10.03.2018

Как подобает приличному историку, начать следует с краткого обзора тех источников, на которые я буду опираться в дальнейшем. 

1. Документ под названием WO 205/1165

Называется он "Анализ потерь среди состава служащих танковых войск в Северо-Западная Европе. Составлено капитаном Райтом и капитаном Харкнессом" [перевод мой]. Дата выпуска - январь 1946 года. Хранится на данный момент он в Национальном Архиве в пригороде Лондона. Два офицера составили статистическое исследование потерь, понесенных экипажами британских танковых войск в боях против немцев в Европе. В документах подробно разобраны пораженные танки в конкретных воинских частях, причем указана и обстановка и контекст, в котором произошло пробитие, а также средство поражения, и описание с картинками того, куда и как произошло пробитие. Кроме того, подробно указано, кто выжил, кто погиб и кому что там оторвало и кто в госпитале. Периодически я буду обращаться к этому материалу как к конкретным примерам, которые иллюстрируют общий посыл моего исследования.

2. Обобщенная статистика по британским танковым войскам

Кроме разбора конкретных случаев у этого дела есть еще и эта часть. В ней находятся уже статистические данные, обобщения и обширные комментарии авторов. Хотя это одно и то же дело, я разделю их как два разных источника, поскольку в одной части речь идет о конкретных случаях, а во втором разбираются общие тенденции и суммирование полученного опыта и информации.

3. Советский документ "Анализ боевых повреждений танков и СУ 1-го Белорусского фронта по операциям" 

Датирован этот текст 5 мая 1945 года, что можно прочесть на первой же странице. Данный текст подготовлен по приказу ГАБТУ для того, чтобы дать советским танкам верную защиту от немецких 88-мм снарядов, о чем говорит сам автор документа. К сожалению, он куда менее подробен и меньше по размеру (всего 9 листов в DJVU), поэтому к нему я буду обращаться более аккуратно, хотя он и поможет охватить Восточный фронт и также дать определенную оценку по моей теме.

Относительные и абсолютные потери британских танкистов - подробный разбор

На пикче выше, взятой из документа под номером 2, есть таблица с указанием количества потерянных при поражении танка членов экипажа в процентах и абсолютных числах. По ней мы можем установить, что, к примеру, от общего числа членов экипажей 76 танков в 1945 году погибшие составляют лишь 12%, а в случае с Кромвелями показатель еще ниже - 9%. Что касается раненых, то, если мы рассматриваем Шерман, Кромвель и Комету, т.е. основные британские "крейсерские" танки (для британцев М4 Medium был не средним, поскольку эту классификацию они не признавали, а крейсерским), то процент этих раненых от общего числа танкистов составляет не более 15%. Соответственно, мы можем заключить, что потери личного состава в боевых действиях при поражении танка довольно низки. Объясняется это, прежде всего, всамделишной боевой живучестью английских и, в даже большей степени, американских машин. Кроме того, такой процент потерь указывает очень малое количество именно взорвавшихся танков. Зато подожженных оказывается куда больше, и таким образом я подхожу к следующему пункту программы. 

Абсолютное и относительное число потерь британских танкистов в 1945 году с разделением по званию (офицеры и прочие) и по месту ранения или гибели - в танке, вне танка и частично снаружи (когда боец высунул голову или голову и туловище из люка и в таком положении был ранен или убит)
Абсолютное и относительное число потерь британских танкистов в 1945 году с разделением по званию (офицеры и прочие) и по месту ранения или гибели - в танке, вне танка и частично снаружи (когда боец высунул голову или голову и туловище из люка и в таком положении был ранен или убит)

Я задам читателям справедливый, но в то же время простой вопрос: что же внутри боевой бронированной машины в принципе может взорваться? Ответ весьма прост - взорвется то, что горит. А гореть может там только две вещи: порох и взрывчатка в снарядах и топливо ( у последнего есть детали, но это не для этого поста). Подрыв - это горение с большой скоростью при выделении энергии, поэтому процесс этот, по факту, один. В случае с танковыми боеприпасами, то возможность именно подрыва снарядов - это свойство используемых веществ как в гильзе, так и в снарядах. Я уже как-то делал пост о взрывоопасности и опасности для экипажа Шерманов. Вот он

Относительные показатели потерь советских танков

Чуть ниже по Шерманам я пройдусь, а пока переведу взгляд на Восточный фронт, поскольку информации о нем у меня все-таки меньше. Из той, что имеется, выудить можем следующее: основные два средства поражения советской бронетехники в 1943 году и далее - это орудия калибром 75 и 88 мм, что, кстати, контрастирует с периодом 1941 - 1942 годов, когда главным противотанковым средством у немцев были 50 мм орудия (см. документ о повреждениях Т-34, который приложен к посту; поскольку я его упоминаю лишь однажды, то в источниковедческую часть я его не стал включать). Я предлагаю оценить вообще процент именно безвозвратных потерь среди всех машин, которые получили т.н. опасные боевые повреждения, т.е. пробития с повреждения внутреннего пространства осколками и взрывом. Кстати, на странице 6 специалистами ГАБТУ отмечено, что наиболее низкую живучесть показал ИС-2 (в документе называется ИС-122), а наибольшую - Т-34. Исходя из цитаты "Общая низкая живучесть танков объясняется неприспособленностью их к автоматическому тушению пожара" можно сделать вывод о том, что, опять же, основным фактором безвозвратных потерь бронетехники является пожар. Причем что именно горело, не указывается. Это можно объяснить тем, что под воздействием высоких температур прочность бронелистов ухудшается, и при пожаре танк в подавляющем большинстве случаев идет в безвозвратные потери техники. 

Ниже из того же документа (лист 8) процент взорвавшихся танков по отношению к общему числу безвозвратных потерь, что как бы говорит нам, что даже боеприпасы в танке чаще горят, нежели детонируют, даже если это довольно крупные бревна калибром 122 мм.

Заброневое воздействие 75-мм и 88-мм снарядов

Поскольку данных о потерях советских танкистов настолько детальных, как для англичан, у меня нет, то я буду вынужден вернуться на Западный фронт и расписать несколько конкретных случаев для того, чтобы объяснить, каково было реальное заброневое действие немецких снарядов. Опираться я буду на отчеты из документа №1. ====
Итак, седьмая бронетанковая дивизия, случаи за 1945 год .Брать буду случаи только те, где есть бронебойный снаряд (в случае с 75 мм орудиями, если не указан конкретный танк, то речь о пушке образца 1940 года).

19.04.1945. Первый снаряд 88 мм попадает в край между концом маски бортом башни без пробития. Второй снаряд пролетает в люк мехвода и не взводится. Механик-водитель погиб, пока пытался выбраться из танка, а командиру покоцало левую руку. Наводчик и заряжающий не пострадали.

30-03-1945 самоходная установка с 75 мм пушкой неустановленного типа пробивает ВЛД между мехводом и стрелком-радистом. Умер последний, остальные получили ожоги различной степени тяжести, и то, только при попытке эвакуировать уже погибшего товарища.

31 марта 1945 года. Британский М5 Стюарт получает четыре пробития огурцами калибром 75 мм, в результате которых погиб мехвод, а стрелок-радист и наводчик получили ранения средней тяжести. Командир после первого попадания покинул машину. 

4 апреля 1945 Кромвель получил два огурца от Пантеры в лоб башни. Заряжающий убит, мехвод получил небольшое ранение ноги, а остальные спокойно выжили. 

30 марта 1945. 75-мм огурцы в количестве четырех штук залетают в люк мехвода и НЛД Кометы. Все спокойно выжили, только у мехвода легкое ранение левого запястья.

17 апреля 1945 года. Комета получает 88-мм огурец от ПТО в моторно-трансмиссионное отделение. Возник пожар, и то несильный, а весь экипаж радостно свалил и выжил

Кстати, один хороший человек на основе документа №1 запилил целую таблицу по калибрам и количеству умерших-раненых-выживших. Найти ее можно вот тут

Расшифровка следующая: U - unhurt (жив и здоров), B - burned (сгорел), W - wounded (ранен), K(H) - killed by hit (убит прямым попаданием снаряда), K(F) - killed by fire (убит из-за воздействия огня; например, из-за ожогов), K - killed (сами знаете), X - not in tank (не в танке)
Собственно, снаряд с наличием взрывчатого вещества внутри работает после пробития как любое оружие фугасного воздействия, от гранаты до ОФ снаряда. Он взрывается внутри после прохождения времени задержки донного взрывателя. К примеру, для бронебойного снаряда 75-мм пушки KwK 40 задержка составляет 0,003 секунды. Плюс нужно учитывать скорость полета снаряда, но уже не начальную, а ту, с которой он летит после полного пробития брони. Кроме этого на заброневое действие снаряда со взрывчаткой влияет его форма. Так, например, американские гранаты были "ананасной", как ее называли сами американские военные, формы, поскольку при взрыве металлическое счастье и веселье разлеталось в форме сферы, т.е. во все стороны. Снаряд же имеет принципиально другую форму, и разлет его осколков вы видите на схеме ниже..

Я думаю, разница ясна. Итак, переходим к выводам.

1. Процент потерь личного состава в танковых войсках далеко не ультимативный и составляет значительный, но не сильно большой процент от общего числа бойцов. 
2. Основной тип поражения, который переносит танк в безвозвратные потери - это пожар либо топлива, либо, что чаще, боекомплекта. Детонация же укладки снарядов - явление нечастое даже при очевидной уязвимости этой части боевой бронированной машины.
3. При попадании снарядов даже с взрывчатым веществом, даже довольно немалого калибра типа 88-мм, эффект именно взрыва все равно остается минимальным, и основное поражение заброневого пространства наносят осколки снаряда и пробитой брони. К слову, необходимо также учитывать качество произведенного и использованного боеприпаса: он может, к примеру, просто разломаться в процессе пробития и не взорваться и т.д.
4. На разлет осколков при взрыве влияет, прежде всего, форма, в которой содержится взрывчатое вещество, и в случае с снарядом никакой речи о сфере быть не может.

И на закуску немного о танковых играх

В случае с World of Tanks вести речь о подобном нет никакого смысла, поскольку механика игры учитывает лишь сам факт полного пробития брони и, как максимум, повреждения внутренних модулей и экипажа осколками. Соответственно, при пробитии у танка отнимается определенное количество очков прочности согласно установленным рамкам. Все просто и понятно.

В Armored Warfare используется (ВНЕЗАПНО) та же самая система, но с определенными деталями касательно толщины брони и типа используемого бронебойного боеприпаса. Но на этом заострять внимание нет резона.

А вот в случае с War Thunder разговор будет не столь коротким. В этой игре для уничтожения танка (кстати, само понятие "уничтожения" в данном случае строго игровое, поскольку в реальности такого нет; есть  безвозвратная потеря) необходимо либо уничтожить экипаж так, чтобы остался только один его представитель или же подорвать топливо или боеукладку. При этом возможности пожара боекомплекта - самого частого взаимодействия его с вражеским снарядом - не предусмотрено. Кроме того, боеприпасы с взрывчаткой и без нее имеют критически разный урон по отношению друг другу, а каморный снаряд при разрыве образует сферу. Задержка взрывателя, которая есть в карточках снарядов, по неясным причинам указывается расстоянием, что при конструкции бронебойного боеприпаса и взрывателя к нему не имеет никакой логики. Проще говоря, в трех играх система повреждений одинаково эльфийская и неисторичная, но наиболее логичной и понятной и нивелирующей некоторые косяки, имеющие место в "реалистичной" ММО, является именно система очков прочности, как она представлена в World of Tanks, поскольку уменьшает рандом до конкретных, известных самому игроку, рамок.