Преодолеть разделение труда

Автор: И. М. Герасимов

Окончательно уничтожить эксплуатацию человека человеком невозможно без преодоления разделения труда между людьми, которое лежит в основе существования классов.

Наверное, ни одна тема не окружена таким количеством обывательских предрассудков, как проблема преодоления разделения труда между людьми. Глуповатая студентка платного экономического ВУЗа, вздернув носик, выпалит что-нибудь вроде «А вам не кажется, что кухарки уже достаточно науправлялись нашим государством?» Самодовольный ларёчник, подняв вверх палец, глубокомысленно изречет: «Беда, коль пироги начнёт печи сапожник, а сапоги тачать — пирожник». Профессор ВУЗа ужаснется, вспомнив как, будучи уже степенным доцентом, он выезжал осенью в колхоз «на картошку». И скажет, что по-настоящему специалистом в своей области он стал лишь годам к 50. И при этом будет прав.

Так что ж, пусть каждый занимается «своим делом» и не сует нос в дела другие? Пусть в темных, загаженных подъездах резвится всякая шпана — это не наше дело, есть дворники и милиция? Пусть, несмотря на появление заказов, продолжает угасать и разворовываться предприятие — есть руководство, которое, видите ли, «несет ответственность» — правда, непонятно, какую и перед кем? Пусть нарушаются права работников — есть профком, мы перечисляем взносы, пусть они «профессионально» бодаются с начальством, отрабатывают свои зарплаты, а если не хотят бодаться — перемоем им кости в курилке и поплетемся на свои рабочие места?

Однако предпосылки к преодолению даже технологического разделения труда обусловлены научно-техническим прогрессом и возникают ещё в условиях капиталистического способа производства. Приведу лишь два примера.

В конце XIX — начале XX века автомобилем управляли лишь очень специальные люди — шоферы. Одетые в промасленные куртки, кепи и краги они пользовались огромным авторитетом у публики. И отдавали любимому делу себя целиком. А кто же ездит по нашим дорогам сейчас, при колоссаль-но усложнившихся условиях движения? Почтенные старички и старушки, получившие свои первые права в 60 лет, опившиеся пивом субтильные юнцы, какие-то дамы, которые в ужасе таращат глаза на переходящих улицу пешеходов. Поговорите с любым инструктором автошколы… И для подав-ляющего большинства нынешних водителей автомобиль — не более, чем средство передвижения, такое же, как трамвай или автобус.

Ещё пример. В середине прошлого века возникла невиданная ранее профессия — программист. Необычайно высокоинтеллектуальные люди, оперирующие непонятными простым смертным терминами, облаченные в белые одежды передвигались между огромными таинственно гудящими шкафами. И напрягались, решая задачи, которые современному студенту технического ВУЗа покажутся не просто смешными, а очень смешными. Сейчас компьютер, превышающий по мощности любой компьютер тех времен можно купить по цене нескольких десятков буханок хлеба, а программированием владеет каждый мало-мальски интересующийся этим выпускник средней школы.

Кстати, развитие компьютеров нанесло сильнейший удар по разделению труда. Сейчас каждый, придя с работы домой, имеет возможность обрабатывать и печатать цветные фотографии, монтировать фильмы, верстать газеты и делать многое другое, причем на весьма «профессиональном» уровне.

Примеры преодоления разделения труда между людьми имеются и на реальном производстве. Так при бригадной организации погрузо-разгрузочных работ в портах докер-механизатор владеет рядом профессий от простого грузчика до крановщика и водителя спецтехники. Признано, что та-кая организация позволяет достичь более высокой производительности труда, чем при использовании «узких профессионалов». Кроме того, она способствует сплочению коллектива, чем во многом и объясняются успехи Россий-ского профсоюза докеров.

Сильным препятствием на пути дальнейшего преодоления разделения труда между людьми является недостаток свободного времени. Нынешний 8-часовой рабочий день — завоевание трудящихся развитых стран второй по-ловины XIX — начала XX века. Производительность труда с тех пор возросла колоссально, а вот рабочий день практически не уменьшился. Можно сказать, что он даже увеличился с учётом того, что теперь в среднем тратится гораздо больше времени на дорогу на работу и с работы. Таким образом, после необходимых затрат времени на сон, принятие пищи и т.д. для свободного развития у современного работника остаётся не более 2-3 часов, да и те зачастую тратятся на распитие пива и просмотр низкопробных телевизионных программ.

Для разумной организации жизни общества следует сокращать рабочее и увеличивать свободное время тех, кто занят производительным трудом, а не бездумно плодить всевозможных клерков. Так при внедрении новой, более производительной техники на предприятии логично сокращать не персонал, а рабочее время с сохранением заработной платы.

Нынешняя ситуация — во многом результат несознательности как новоявленной российской буржуазии, так и многих работников, готовых ради сиюминутных приработков работать сверхурочно. При этом такие работники не только расплачиваются своим свободным временем и здоровьем, но и, в конечном счете, теряют в зарплате, сбивая цену своей рабочей силы. Грамотные капиталисты таких развитых стран, как Германия и Франция, ввели на государственном уровне 35-часовую рабочую неделю, прекрасно понимая, что это сулит, в конечном итоге, существенное увеличения прибыли в результате повышения производительности труда, которое обеспечат более развитые работники.

Но особое значение имеет преодоление различий между трудом умственным и физическим, между трудом работника и управленца. Чтобы до-биться улучшения своего положения работнику необходимо участвовать в управлении, по крайней мере, своим профсоюзом. История всех рабочих организаций, включая немецкую социал-демократию, советские профсоюзы, РСДРП(б)-ВКП(б)-КПСС, некоторые рабочие профсоюзы нашего времени учит, что без непосредственного участия рабочих в управлении самая боевая организация неминуемо разлагается. И для этого есть объективные предпосылки.

Возьмём ситуацию во многих организациях современной ФНПР. У человека, ушедшего «от станка» на руководящую работу, не могут не появиться особые интересы, не совпадающие с интересами рабочего. Зарплата, как правило, не меньше, а то и выше средней. И при этом никаких сверхурочных, никаких вредных факторов, да и с работы зачастую можно уйти пораньше. И человек, не преданный делу рабочего класса, начинает думать, как бы ему, не дай бог, не вернуться обратно «в народ». Он уже не борется за интересы рабочих, а тупо выполняет волю вышестоящих руководителей. И вот тут-то ему может сделать «интересное предложение» администрация предприятия. Если это один из руководителей правящей партии — ему могут сделать ещё более интересное предложение представители иностранного государства. И пошло…

Конечно, всё в конечном итоге зависит от человека, но процесс имеет объективную основу. И потому мало руководителей, не скурвившихся и не забывших на высоких постах об интересах рабочего класса. Выход здесь один — требуется непосредственное систематическое участие рабочих в управлении своими, рабочими организациями, в частности — профсоюзами и производством. Нельзя ограничиваться только освобождёнными работниками. Освобождённые работники должны быть окружены массой полуосвобождённых, кровно заинтересованных в улучшении положения рабочих.

Однако мысль об участии в управлении производством отпугивает многих рабочих. Им мерещатся непосильной сложности задачи, стоящие перед директором, которые они, добившись участия в управлении предприяти-ем, вынуждены будут решать. Такие настроения подпитываются культивируемыми разного рода бюрократией слухами о некоем «таинстве управления», неподвластному простому смертному.

Но ничего сложного здесь нет. Важнейшим документом, регламенти-рующим вопросы внутренней жизни предприятия, отношения работников и администрации в целом, является коллективный договор. Практика показывает, что даже один или несколько грамотных рабочих способны при нали-чии хорошего образца разработать проект колдоговора для своего предприятия. А разработка колдоговора, его продвижение, борьба за заключение, контроль за его выполнением — это самое что ни на есть участие в управлении производством. И ничего непосильного. Но в полный рост встаёт проблема свободного времени.

Выход здесь видится в одном — рабочим организациям следует активно использовать неполное освобождение работников для выполнения общественных обязанностей. Если, к примеру, у председателя профкома вместо одного освобождённого заместителя будет пять частично освобождённых на один рабочий день в неделю, то это позволит им и в полной мере выполнять необходимую профсоюзную работу и в то же время не отрываться от товарищей в бригадах.

Необходимо добиваться, чтобы работники, простаивающие по вине администрации, не сидели на рабочих местах «на тарифе», а проходили обучение смежным специальностям, трудовому законодательству и т.п. А внедрение новой техники с увеличенной производительностью должно вести не к сокращению работников, а к уменьшению рабочего времени без уменьшения оплаты труда, а для начала — к искоренению сверхурочных работ.

Только тогда будут созданы предпосылки для построения общества, свободного от эксплуатации.

Больше актуальной информации на официальном сайте партии РОТ ФРОНТ