Это было круто!

30.03.2018

Одиннадцать женщин разного возраста и мировоззрения стали участницами беспрецедентного в нашем TV-поле реалити-шоу с названием «Возвращение», организованного ГТРК «Дагестан» совместно с «Тарковским медиа». Что они делали? На протяжении трех недель боролись за высокое – не побоюсь этого слова – звание горянки. Истинной горянки.

Погружение в XIX век происходило в селении Хоредж Хивского района. Три недели участницы жили в ритме и распорядке жизни своих прабабушек: вставали на рассвете, доили коров, кололи дрова, готовили кизяк, ходили за водой на родник, стирали в речке… И каждый вечер собирались вместе, чтобы услышать приговор: «Сегодня мы прощаемся…». Ну вы все знаете правила таких шоу: будь это шоу поваров, портных, парикмахеров… Уходили по-разному: в легком шоке, со слезами, с улыбкой, разочарованными… Оказалось, жить жизнью горянки нелегко.

В финал вышли Вероника Алиханова (33 года) и Зайнаб Булачова (43). В итоге истинной горянкой зрители назвали Зайнаб Булачову.

Сильная, отважная, открытая, веселая. Истинная горянка Зайнаб Булачова:

– На проекте я была со своей подружкой Хасбат. Она из Махачкалы, а я в Хасавюрте живу. Шла на проект, но не очень надеялась, что меня возьмут. Ну, во-первых, возраст. И потом, как и на всех кастингах, там были просто красавицы. Многие пришли в национальных костюмах. Я тоже была в костюме, правда, спортивном, и в кепке. Мне так удобнее, я же спортсменка. Тяжелой атлетикой занимаюсь, места занимала по республике, Кавказу, России. И охранником работаю в спортивной школе олимпийского резерва «Динамо». За силу меня называют Рэмбо. Вначале Ван Дамм называли, потом друзья решили, что Рэмбо сильнее. Мне нравится. У меня даже ник в Инстаграме такой.

Мой вид, видимо, произвел впечатление. Первый вопрос был: как я буду себя вести на проекте, буду ли агрессивной? Сказала, что если меня не тронут, то и я не трону). Через время мне позвонили, сказали, что надо приехать. Приехала. Завели в комнату, открыла шкатулку, а в ней моя фамилия. Обрадовалась.

Девочек я сразу успокоила, сказала, что бить никого не буду. Хотя в женском коллективе, где на каждом шагу интриги и соперничество, сабур сохранить было непросто. Я участницам сразу сказала: «Если вздумали голосовать против меня, то, пожалуйста, до 15 августа. Потому что у меня личные дела в реальной жизни». Вылететь оттуда можно было каждый день. Девочки из моей команды помогали друг другу. Я в этом проекте нашла новых друзей. Мы создали свою группу для общения в ватсапе.

Сложнее всего лично для меня было голосовать против кого-то. Представляешь, вместе готовишь еду, делаешь работу по хозяйству, спишь на соломенных матрацах, а следующим вечером надо голосовать…

А из хорошего назвала бы запрет на телефоны. Это был отдых. Запрет на косметику, зубную пасту и щетку меня не беспокоил. И так не крашусь. В жизни не делала педикюр, маникюр. Очень боялась мелкой женской работы, как ткать ковры. Колоть дрова, таскать сено, кувшины, корову доить – запросто. В целом было несложно. Многие работы мне были знакомы из жизни в селении Буртунай Казбековского района, откуда я родом. Вначале камеры стеснялась, потом привыкла. Теперь все меня узнают на улицах, фотографируются.

Со мной в финал вышла Вероника. Если бы вы видели, как самоотверженно она трудилась, шла к финалу! Хоть и доила корову со слезами на глазах. Мы ее там понарошку замуж выдали по хивским обычаям. А она и вышла по-настоящему по возращении из «Возвращения». Ха! Как звучит!

Авторы и ведущие реалити-шоу «Возвращение» Назира Алиева и Патима Магомедова:

– Создание реалити-шоу требует вложения колоссальных физических, эмоциональных сил, – говорит Назира. – Объем работы огромный: поиск и подготовка локаций, продумывание и составление планов съемок, работа с людьми, координация движения и даже дыхания всех участников шоу, а ведь в нем были задействованы не только люди, – расстановка акцентов и прочее. После съемок постпродакшн, иначе говоря, монтаж, по сути это момент проживания проекта заново. Все было непросто. Надо понимать, что реалити – это психологический такой триллер, в котором сталкиваются множество разных характеров в кадре и за кадром. Так что нервного перенапряжения и стресса было немало. Но опыт окупил все переживания!

– Да, – поддерживает коллегу Патима. – Трудно сказать, что было сложнее. Вначале всё пугало. От одной мысли, во что мы ввязались, становилось жутко. Но чем дольше мы находились в естественных условиях, тем проще становились и наши суждения, и наши взаимоотношения, и сама работа. На пятый день съемок коровы стали лучшими друзьями девушек, а коровьи лепешки воспринимались только как будущее топливо.

Но что действительно сложно – это быть исторически и этнографически точными в создании такого рода программы. Съемкам предшествовала тщательная исследовательская работа совместно с сотрудниками ДНЦ РАН. Рядом с нами постоянно была этнограф Майсарат Мусаева. Она не позволяла сойти с тропы даже ради красивого кадра. Что-то мы узнавали по ходу написания сценария, что-то – в процессе съемок.

– Мы выложились по максимуму. Но это совсем не значит, что всё получилось так, как мы хотели, как задумывали. От любого начинания ждешь большего. Итог не всегда оправдывает наших ожиданий. Но ведь это не конец. Будут и другие сезоны.

– Нам потребовалось полгода с момента съемок, чтобы после просмотра «сырого» материала сказать: «Как же там было круто!» – говорит Назира.

Другие новости читайте на сайте dagpravda.ru