Нельзя читать переписку мужа в телефоне. (Даже при страшных подозрениях)

119k full reads
134k story viewUnique page visitors
119k read the story to the endThat's 89% of the total page views
2,5 minutes — average reading time
Нельзя читать переписку мужа в телефоне. (Даже при страшных подозрениях)

Нина была женщиной чуть нервической. Как многие женщины, которым за сорок, которые прожили с мужем долго, которые чувствуют: в жизни что-то не так, муж почему-то является поздно, а еще осень и просто тоскливо. Дочка выросла, живет отдельно.

А муж пришел в очередной раз совсем поздно. «Извини, на работе завал…» Произнес быстро, отвернувшись, пряча глаза. Нина мрачно принюхалась: алкоголем не пахло. Но женщина – прибор сверхчувствительный. Черт бы с ним, алкоголем, это было бы неприятно, но вполне объяснимо. От мужа пахло духами. Почти незаметно, еле-еле, слегка. Духами женскими.

Нина поняла: измена. Да, она давно этого ждала. Ждала и боялась. Надеялась – у нее такого не будет, они жили мирно всегда. Но здрасьте, понесло дурака.

Пыталась расспрашивать – муж бубнил про работу. Но пару раз в неделю являлся поздно. Нина не выдержала. Когда муж был в ванной, заглянула к нему в телефон, он лежал на кухонном столе.

Пароль? Не смешите. Любая жена знает пароль мужниного телефона. Мужчины слишком безалаберны.

Так и есть. Некая Рита. Нина стала читать переписку и чуть не выронила телефон.

«Ты сегодня был огонь!» – писала Рита с веселыми смайликами.

«А ты меня вообще потрясла! – отвечал муж. – Такая страсть. У окна мне страшно понравилось».

Нина не стала читать дальше, у нее закружилась голова. Двадцать лет вместе. Ну хорошо, девятнадцать. Столько пережили, дочка болела, уши, отит. Потом умирала свекровь, Нина была рядом с ней как с родной мамой. Потом авария мужа, месяц в больнице, нога в гипсе полгода, костыли. С работы мужа уволили, Нина пахала одна. Пусть несколько месяцев, но пахала.

И после всего – такое предательство. Страсть у окна!

Муж вышел: «Ну что, спать?»

«Иди, спи, – ответила Нина. – У меня посуда».

«Ты что такая?»

Нина повернулась к раковине. Она не могла сказать мужу, что читала его переписку. И с собой ничего не могла сделать. Рухнуло всё. Ей хотелось эту посуду кидать об пол и визжать. Нина сдержалась.

Но что делать, как дальше жить – не понимала.

Утром, когда муж ушел – стала звонить подругам. У которых уже было «такое».

Одна сказала – только развод. Вторая – «а что ты хотела, они все такие». Третья предложила читать дальше любовную переписку. И рассказывать ей.

«Иди ты на фиг!» – ответила Нина.

И позвонила мне. Я же мужчина, я должен знать, как с нами быть в таких ситуациях. (С Ниной мы дружим с юности.) Я ответил: «Нельзя читать переписку мужа. Неведение – вот главная формула счастливого брака. А теперь – поздно».

Короче, совета я тоже не дал.

А Нина решилась на «важный разговор». Но когда уже вечером собралась (муж жадно ел сосиски с горчицей), подумала: ведь сейчас будет полный крах. Нет, лучше потом. Испугалась.

И так собиралась целый месяц, потом отменяла решение. Она не могла смириться с изменой, но и разрушить всё дико боялась. Состояние, которое ее изводило. Не спала, пила таблетки, похудела на семь килограмм.

Наконец, она себе приказала: сегодня!

Муж вернулся, опять с тем же легким запахом духов, от которого Нину тошнило. Нина собралась объявить про разговор, но муж улыбнулся, немного смущенно: «Нинка… Слушай… Такое дело… Я не хотел говорить. Не знал, как отреагируешь. Но теперь уже надо».

Нина села на табуретку, в прихожей. «Вот и конец», – подумала она безразлично.

«Приглашаю тебя на наш спектакль! По Чехову!» – торжественно произнес муж.

Нина покачнулась на табуретке, схватилась за рукав пальто.

Да. Всё это время муж репетировал. Вечерами. Он мечтал стать актером еще в школе, но поступил в технический. Стал инженером. А однажды вдруг увидел объявление: театральная студия приглашает мужчин. И он решился, он позвонил. Ему были рады: одни женщины, мужчин не хватает. Он был счастлив. Они стали репетировать Чехова. Пьесу «Чайка». Та самая Рита играла главную роль. Хоть ей было сильно за тридцать, и двое сыновей.

Вся их переписка была про репетиции. Вся страсть – лишь на сцене.

...После спектакля Рита подошла к Нине: «Я вас сразу узнала, ваш муж столько о вас рассказывал, что было нетрудно! Вы чудесная».

И дала Нине свой огромный букет.

Алексей БЕЛЯКОВ