После сорока нельзя общаться с ровесниками

31.07.2018

Встречался со старинными друзьями. Все мои ровесники, то есть около пятидесяти. Тяжелое, скажу, испытание. Что случилось с лихими друзьями юности? Один, в прошлом мастер спорта, рассказывает, что уже года два никакого спорта: проблемы с коленом и спиной. И зрение совсем никуда. Другой полчаса расписывает прелести расторопши, как она благотворна для печени, всем советует. Третий бубнит о каких-то проблемах на работе, как ему там непросто. И ни слова о девушках, выпивке, сексе. Ни слова о хорошем кино или вкусной еде. Ни слова в радости. Все несчастны. Спятить можно от этой тоски с расторопшей. О чем, интересно, будем говорить лет через пять: какой гроб лучше - с глазетом или простой деревянный?

Нет, меня такое не устраивает. Я очень люблю верных старых друзей, когда надо – брошусь на помощь, но встречаться с ними так просто стараюсь все реже и реже. Потому что это вредно для здоровья и психики. После сорока наши люди хиреют и дуреют, особенно мужчины. Эти вообще ходячие мертвецы.

Общаться надо с молодыми. После сорока – только с ними. С теми, кто годится тебе в дети. Ровесники не доведут до добра, выйдешь от них больной и старенький. Молодые – они заряжают, они продлевают жизнь. Нет, совсем не надо прикидываться юным, делать татухи, бросаться модными словами и слушать рэп. Это как раз выглядит смешно и жалко. Нет, быть собой. Не бояться спрашивать, если чего-то не знаешь. Не занудствовать. Быть легким.

Это вранье, что молодые терпеть не могут тусить с теми, кто годится им в папы-мамы. Они как раз это ценят: когда седой уже дядька не прикидывается тинейджером, а общается запросто и с интересом. Я хорошо помню, что когда мне было лет 25, я много и с удовольствием болтал с женщинами, ровесницами мамы. Даже выпивали. Мне было интересно их слушать, а им явно было со мной хорошо и прикольно. А сейчас девчонки, которым немного за двадцать, нередко мне признаются, что общаться со мной – для них в кайф. Я много знаю, много чего повидал, и при этом я никогда себя не навязываю. Нередко кто-то из них вдруг пишет мне в мессенджере: «А давайте встретимся, поболтаем?» Мне дико приятно, всегда соглашаюсь. Ну и буду честен: когда с юной девчонкой сидишь в ресторане и все глазеют завистливо – это тоже мой маленький кайф. Я не напиваюсь и не пристаю, как старый дурак Воробьянинов, я не планирую завалить их в постель. Мне просто нравится с ними болтать, говорить им комплименты, немного чему-то учить, любоваться их упругой походкой, с возрастом это становится чем-то вроде интеллектуального секса. Конечно, в этом есть определенное шаманство и легкое колдовство, я забираю часть их юной энергии, я заряжаю так свой старенький «аккумулятор». Но им не жалко, у них ее полно, к тому же и от меня кое-что получают. Взаимовыгодный контакт.

Для женщин в возрасте – это вообще рецепт номер один. Не ботокс, не антицеллюлитный массаж, не кремы на ночь. Это важно, но это второе. Первое – общаться с юными. Это лучшая бьюти-процедура, поверьте. Где взять этих юных, если на работе одни зануды-ровесницы? Да ваши дети. И друзья ваших детей. Они уже выросли, теперь с ними можно зажечь.

На днях с моими старшими детьми и их друзьями рванули в Питер. Да, я все устроил: хорошее жилье, ненавязчивую культурно-ресторанную программу. Никто не спорил: хотим вот это, а то, что ты предлагаешь, нам неинтересно! Все были довольны. Мы жили в одной большой квартире, тусили, болтали, валяли дурака вечерами. Я чувствовал себя своим в их тусовке, я был счастлив. И молод.

А если бы я поехал с ровесниками? Слушал бы кряхтение, жалобы и нытье, что ноги устали, давление поднялось, хочется есть, и вообще зачем мы сюда потащились? В результате все бы перессорились и друг друга возненавидели.

Нет, избавьте. Ровесники – это пагубно. Это медленное самоубийство. Нельзя общаться с ровесниками.