Рецензия на альбом: Emel Mathlouthi — Ensenity (Tunisia, France)

02.05.2018

ГОЛОС АРАБСКОЙ ВЕСНЫ ПОНЕВОЛЕ
Жанр: trip-hop, ethnic, techno, breaks, electronic
Лучшие песни: Braibtek, Thamlaton (Karim Attoumane), Layem

Похожее: Yasmine Hamdan, Björk, Joan Baez, Susanne Sundfor, Sheikh Imam

ОБ АЛЬБОМЕ

Новый релиз тунисской исполнительницы Emel Mathlouthi — это не полноценный альбом, а альбом, что называется “реворков” (не путать с ремиксами) её песен с прошлогоднего Ensen. Вообще, это одна из фишек Бьорк — выпускать подобные альбомы, но Эмель и так постоянно сравнивают с последней, так что… почему нет. Нормальная тема.

Сам Ensen, второй студийный альбом Эмель, был спродюсирован 
Valgeir Sigurðsson, ответственным за многие альбомы Sigur Rós и — угадайте, кого — Бьорк. Для записи реворков Эмель позвала людей уже совсем из другой кавалькады. Это разномастные электронщики средней известности со всех уголков света: из Калифорнии, Ирана, Сирии, Германии, Франции и Исландии. Фишка в том, что звучание жанров, в которых они играют (а это в основном хаус и техно) очень сильно разнится уже от города к городу. А при подобном разбросе дислокаций результат работы этих людей над одним (относительно) материалом получается очень интригующим.

Но к звучанию перейдём позже — это все, конечно, интересно, но так вышло, что за пределами Туниса и Франции крайне мало кто знает имя Emel Mathlouthi, а история этой женщины уникальна и рассказать её необходимо.

ИСТОРИЯ ЭТОЙ ЖЕНЩИНЫ

Сейчас Тунис — довольно спокойное место, где всегда толпы туристов (не в последнюю очередь благодаря рекламе восточного колорита Джима Джармуша и его ленты “Выживут только любовники”). В нулевых годах это место было гораздо более напряженным (сам я, конечно, не видел, но мне так сказали, как говорится), и в первую очередь для молодых людей до 25-ти лет, которые физически не могли устроиться ни на одну работу. В это время молодая Эмель начала отчаянно ненавидеть сложившуюся в стране диктатуру и всю свою ярость выплескивала, играя в рок-группах кавера на Nirvana. Пела она исключительно на английском, всем сердцем ненавидя всё, что связано с арабским миром.

В 2004-м 22-летняя Эмель начала писать песни протеста, переборов себя и запев на арабском. Так она начала набирать популярность, принёсшую ей двух людей из правительства, которые сказали ей напрямую: “Мы — единственные, кто решает здесь, будешь ли ты существовать как артист или нет. Так что лучше бы тебе быть с нами добренькой и не говорить дерьма про Тунис”. Эмель подумала и быстренько свалила в Париж, чтобы продолжить писать. Именно там в 2007-м году она записала свой главный хит “Kelmti Horra” (Мой мир свободен).

А в 2011-м году началась Арабская Весна (в Тунисе названная Второй Жасминовой революцией). Толпы людей вышли на улице, производя массовые беспорядки. Адище дикое, а среди этого всего безостановочно звучала “Kelmti Horra”, которую пели бастующие. Так в Тунисе Emel Mathlouthi стала символом революции.

Но подобная слава — последнее, что хотела Эмель. С песнями протеста она быстро завязала, посвятив себя современной музыке, погружаясь в крайне своеобразный трип-хоп. И если на дебютном альбоме отголоски старой (молодой) Эмель еще оставались, то Ensen — это совсем другое творение. Уникальное, ни на что не похожее и совершенное. Каждый звук не похож ни на что, что было в музыке прежде. Конкретно я большего откровения не испытывал много лет, возможно со времён упомянутой мной выше Nirvana.

Как же отнеслось к Ensen большинство журналистов? Они подходили и спрашивали у Эмель: “Так этосамое, Эмель, какого это быть символом Арабской Весны? Какого ходить с гитарой посреди разъяренной толпы?” Эмель на такие вопросы обычно посылает нахуй, потому что всё, что имеет отношение к “арабскому” она, как и раньше, ненавидит. А в Арабской Весне есть, как минимум, слово “арабская”. Как это ни прискорбно, но всё, что она делает до сих пор воспринимается массой именно как очередные протестные песенки новой Джоан Баэз. Пожалуй, это должно ее неслабо бесить.

И СНОВА ОБ АЛЬБОМЕ, НО КОНКРЕТНЕЕ

Пора поговорить уже и об альбоме Ensenity. Начинается он с песни “Braibtek” под реворком Mettani, единственной песни ранее не представленной на Ensen. Сложно представить, что бы было в оригинале, но Mettani добился настолько до предела глубокого перегруженного баса, что в хороших наушниках слушать это почти невозможно. Звук вбивает в землю так, что ходить становится откровенно сложно. Но мелодия развивается, оставляя этот бас и переходя то к Coil-овскому кваканью, то к извращениям над вокалом Эмель сродни тому, что делали ранее Death Grips с вокалом Бьорк.

Одному из главных хитов “Thamlaton” довелось попасть сразу на 2 реворка: от Karim Attoumane и AGF / Delay. Karim Attoumane сделал нечто, что отдаленно напоминает то, что сделали Sepultura с “Angel” Massive Attack. Очень жёстко. И та нотка на припеве… ништяк, классно. У AGF / Delay версия получилась более мягкой, беспорядочной, но в какой-то момент начинается откровенная сцена расстрела толпы, вызывающая ужас. Если оригинал старался уйти от политики, то здесь, кажется, она снова вернулась, исключительно в звуковом обличии.

Неудачно вышло, по моему мнению, только с “Sallem”, довольно камерном, до мурашек проникновенном трип-хопе в оригинале. Free The Robots, кажется, просто наложили сверху какой-то сбивчивый брэйкбит и забили. А вроде одни из самых известных ребят на этом альбоме.

В общем, что. Я настоятельно рекомендую послушать Ensenity. Но. Все-таки только после Ensen. Ensenity — это идеальный подарок для фанатов. А фанатом Emel Mathlouthi не стать после прослушивания Ensen сложно.

Лейбл: Little Human Records, Partisan Records
Дата выхода: 2 марта, 2018 г.