Посмотри им в глаза! Сможешь пообещать?

Ни одна предвыборная гонка не обходится без "аттракционов невиданной щедрости" от метящих в депутаты: начиная от предвыборных обещаний и заканчивая подарочными наборами для населения.

И обязательный атрибут предстоящих выборов - поквартирный сбор подписей за кандидатов.

Обычно сбором подписей занимаются студенты - зарабатывают денежку. А зря.

Просто необходимо обязать депутатов самим этим заниматься. И вот почему.

Как и все студенты, я подрабатывала на выборах. Ходила по квартирам и собирала подписи за "своего" кандидата. Теперь даже и не вспомню его фамилию. Значит, не важно.

Люди у нас разные и, соответственно, реакция на "сборщиков" тоже была разная - надо отдать должное, большинство весьма терпеливо к нам относились, хотя и были раздражены.

Но моя "карьера" закончилась быстро, на третий день этой работы. После посещения одной квартиры.

В тот день я уже обошла один дом и зашла в следующий. Первая квартира в подъезде. Звонка нет. Постучала, но долго никто не открывал. И я уже хотела идти в другую квартиру, как услышала шаркающие шаги.

Дверь открыла бабушка. Очень старая, закутанная в древний платок.

Как и всегда, я начала бодрым тоном свою агитацию, но бабушка, слабо улыбнувшись, попросила зайти в комнату, так как ей тяжело стоять.

Пока шли по коридорчику, обратила внимание, что в квартире довольно чисто, но ремонта не было уже очень давно - краска обшарпана, обои выцвели, линолеум вытерт.

Бабушка села за стол, попросила сесть рядом. И рассказать что я хотела.

Надо сказать, бодрости в моем тоне поубавилось - обстановка другая, теплая, домашняя. Начала говорить просто, что собираю подписи за такого-то, что он обещает то-то...

Бабушка немного послушала и спокойно сказала, что она подпишет. Только вот это же ничего не значит и она не верит, что что-то изменится. И начала рассказывать о себе.

"Я, внученька, всю жизнь отработала. Мне уже 89 исполнилось. И мужу моему столько же, ровесники мы. А поженились давно, когда нам по 19 было. Вот и считай сколько вместе. Дочка есть взрослая, только далеко от нас живет, на другом конце страны. И вспоминает редко, но она хорошая. Просто много забот у нее, работает много.
И войну мы с мужем пережили. Ох как тяжело было. Работали много, тяжело - от усталости себя не помнили. И голод. Постоянное чувство голода. Вам сейчас этого не понять - драгоценности краюхи хлеба. А он (муж) на фронте был. Молилась день и ночь о нем, чтоб живой пришел. Вымолила.
Как мы Победе радовались. Верили, вот оно - Светлое будущее. Теперь только жить и радоваться.
И вот старость пришла. А потом и государство развалилось, в котором жили. И суета, суета.
И забыли про нас все. Пенсии маленькие, а болеем постоянно. Так дорого лекарства покупать. Купишь их, оплатишь за квартиру и остаешься с тАком - копейки считаешь.
Но мы держались друг за друга. Ноги у меня больные - застудила их, не слушаются. Из квартиры не выйти. Дед мой ходит за продуктами, покупает. Он слышит плохо и ходит с палочкой, но держится. Держался.
На днях ушел и не вернулся. А потом из больницы позвонили, говорят, инфаркт у него. Сейчас там он, у врачей. А я здесь. Не выйти мне. А к нему хочу.
Молюсь только, чтобы уйти нам вместе. Как мне без него".

Во время беседы я тайком осматривала квартиру. В горле стоял ком.

"Как до утки", до меня дошло, что наверняка у бабушки нет продуктов. Так и оказалось.

Пошла в магазин, купила что смогла - но какие средства у студента?

Сбегала в общагу, собрала друзей. Рассказала им. Скинулись. Купили еще еды и отвезли бабушке.

А потом ребята свозили ее в больницу к ее деду. Не хватит слов описать эту встречу - никаких истерик, только улыбки сквозь слезы, только держали друг друга за руки. Как она гладила мужа - по рукам, по лицу. С какой любовью смотрела на него. Как трогательно нас благодарила.

Даже у пацанов в глазах стояли слезы. Я же стояла и тихо плакала. От жалости, от злости, от бессилия. И от восхищения этими чувствами.

Мы навещали бабу Феню почти каждый день. Через две недели ее муж умер в больнице - слишком ослаблен организм, плюс возраст, сил бороться у него не осталось.

Бабушка Феня пережила его ровно на сорок дней.

На ее похороны я не пошла. Не смогла.

И работать дальше так не смогла - струсила. Сколько их таких, одиноких стариков, как смотреть им в глаза и рассказывать о депутатских лживых обещаниях?

Я к чему это, ребята. А к тому, что наши заевшиеся депутаты должны это видеть. Пусть бы они посмотрели в глаза бабы Фени. Сами бы рассказали, если бы язык повернулся, о том, что они сделают. Своими глазами увидели бы жизнь простых людей.
Может в душе бы что-то дрогнуло у них, может изменилось мировоззрение хоть немного.
Может бы лобстеры поперек горла встали.
Может, наконец, в глазах и голове не только бабки были, но и люди.

Вот поэтому я за то, чтобы по квартирам депутаты ходили сами (без своей свиты), сами рассказывали и обещали, глядя в глаза.

Всем добра!