Дорогая игрушка

В супермаркете, в детском отделе, перед витриной, уставленной разнокалиберными коробками с наборами лего стоял пацан лет девяти-десяти и не отрываясь смотрел на огромную упаковку, с которой глазами-межгалактическими дырами взирал на мир инопланетный робот-пришелец.

- Нравится? – не удержался Валентин Григорьевич.

Пацан от неожиданности вздрогнул, но тут же взял себя в руки.

- Да, очень, - кивнул он коротко стриженной головой и почти шепотом добавил. – Только мне родители все равно его не купят.

- Да, дорогая игрушка, - понимающе хмыкнул Валентин Григорьевич, глянув на устрашающие цифры на ценнике.

- Да нет, деньги тут не причем, - пожал плечами пацан. – То есть, причем, конечно. Но не это главное.

- А что главное? – заинтересовался Валентин Григорьевич.

- Понимаете, - пацан поднял голову на Валентина Григорьевича. – Мои родители считают, что я не умею играть в лего.

- Собирать не умеешь?

- Да нет, - отмахнулся пацан. – Собирать-то я как раз умею. Чего по инструкции-то не собрать. По инструкции каждый дурак может. Я раньше собирал, а мама все собранные поделки в книжный шкаф убирала, за стекло. А потом, когда гости приходили, все время хвасталась – посмотрите, как Саша умеет собирать. И все охали и ахали.

- Приятно, наверно?

- Ну, приятно, конечно, - снова пожал плечами пацан. – А толку-то? Они стоят себе в шкафу, брать их мама не разрешает. Я один раз взял и разобрал, так они с папой так ругались, так ругались…

Пацан шмыгнул носом.

- Я потом перестал собирать по инструкции. Стал просто так играть. Папа сказал, что у меня это, как ее, деградация. А у меня не деградация вовсе, просто по инструкции неинтересно.

Он переступил с ноги на ногу и потупился.

- Только вы, наверно, не понимаете.

- Почему же, - оторопел Валентин Григорьевич. – Очень даже понимаю.

На какое-то время между ними повисла тишина.

- Знаешь, - первым прервал молчание Валентин Григорьевич. – У меня в детстве была железная дорога. Ну вот примерно, как эта, - он ткнул пальцем в соседний стеллаж. – Но мне не разрешали с ней играть. То есть, мне можно было с ней играть, но только под присмотром взрослых. Очень, знаешь ли, дорогая была игрушка.

Пацан понимающе кивнул.

- Обычно папа доставал эту железную дорогу со шкафа, собирал, включал паровозик, и мы смотрели, как он ездит по рельсам.

- Скукотища, - сказал пацан.

- Ага, - согласился Валентин Григорьевич. – А мне всегда хотелось этот паровоз чертов разобрать, посмотреть, что там внутри.

- И вы разобрали?

- Нет, - Валентин Григорьевич покачал головой. – Я вырос. Потом мы переехали, а эта игрушка где-то потерялась. Но знаешь, иногда мне до сих пор снятся сны, как я разбираю этот паровозик.

- Послушайте, но ведь вы же взрослый сейчас. Что вам мешает купить такую же железную дорогу и разобрать паровоз?

- Саша, Саша, ты где? Опять у лего торчишь? - к ним решительным шагом приближалась молодая красивая женщина.

- Это мама, - шепнул пацан. – Все, я побежал. Мне вообще-то не велено разговаривать с незнакомыми.

Валентин Григорьевич посмотрел вслед убегающему мальчишке и затем медленно перевел взгляд на витрину, где поблескивал серебристыми боками паровозик. Почти такой же, как тот…

- И, действительно, что мне мешает? - он протянул руку и снял с полки игрушку.

***

Валентин Григорьевич вскрыл упаковку и разложил на полу части железной дороги, шлагбаумы, переезды, взял в одну руку вожделенный паровозик, а в другую отвертку. Приноровился, как получше и…

- Нет, не могу, - рука с отверткой безвольно опустилась.

- Не могу, - повторил Валентин Григорьевич и шумно вздохнул. Потом поднялся, аккуратно собрал все разбросанные детальки, упаковал их вместе с паровозиком в коробку и убрал в сервант, за стекло.

Вот придет внук, подумал он, мы достанем эту железную дорогу, соберем и будем вместе смотреть, как бегает по ней паровозик…

Эти и другие сказки можно прочесть в моей книге: Жили были сказки...

Если понравилось, ставьте лайк, подписывайтесь на канал и делитесь с друзьями, не забывая указывать источник. )

Читайте также:
И зимой, и летом небывалых ждать чудес
Уж полночь близится, а Германна все нет