Как Китай делал первые шаги к технологической и промышленной мощи

После одобрения президента Джимми Картера 52 китайских эксперта в области науки и техники были отобраны в числе первых граждан КНР для обучения в США. Трое из этих ветеранов к 40-летию начала преобразований вспоминают конец 70-х-начало 90-х.
После одобрения президента Джимми Картера 52 китайских эксперта в области науки и техники были отобраны в числе первых граждан КНР для обучения в США. Трое из этих ветеранов к 40-летию начала преобразований вспоминают конец 70-х-начало 90-х.

Одна из самых темных эпох в современной истории Китая - десятилетие культурной революции. Это было живым кошмаром для миллионов китайцев, в том числе для трех интеллектуалов из Пекина, которые позже отправились учиться в США в рамках программы научного обмена. Эта программа привела к нормализации китайско-американских связей в 1979 году, пишет SCMP.

Ян Дачун вспоминает, как его избивали железными дубинками и сломали ему ногу. Лю Байчэна заставили работать простым металлургом в другом городе и жить отдельно от семьи, он помнит, как его тестя довели до самоубийства. Чжи Фушэна публично травили, так как он осмелился оспорить слова лидера Коммунистической партии Мао Цзэдуна.

В конце 1978 года один человек начал реформы в Китае и подарил трём интеллектуалам возможность изменить судьбу. Дэн Сяопин взял бразды правления после смерти Мао, объявил смелые реформы в декабре того же года и приоткрыл страну для остального мира. Дэн, который позже говорил, что "наука и техника являются главной производительной силой", согласился направить лучшие технических таланты Китая на обучение за границу, чтобы помочь стране наверстать упущенное после потерянного десятилетия.

Ещё при Мао Китай начал программу под названием "четыре модернизации" – развитие сельского хозяйства, промышленности, национальной обороны, а также науки и техники. Однако её осуществление было приостановлено во время культурной революции. Несмотря на хаос этого периода первый спутник Китая был запущен в 1970 году, но только после смерти Мао в 1976 году Дэн смог запустить истинную модернизацию.

После получения одобрения от президента США Джимми Картера, который восстановил дипломатические отношения с Китаем 1 января 1979 года, группа из 52 экспертов в области науки и техники была выбрана для обучения в США впервые с момента основания Китайской Народной Республики в 1949 году.

Стратегия Дэна оказалась успешной, так как большинство интеллектуалов, к тому моменту достигших среднего возраста, вернулись домой после двух или трех лет стажировки в ведущих американских институтах, чтобы помочь восстановить страну.

Среди вернувшихся были и трое героев статьи. Работы Яна Дачуна по аэродинамике в Пекинском университете внесли свой вклад в развитие первых истребителей Китая, Лю Байчэн преподавал машиностроение в Университете Цинхуа, и Чжи Фушэн был главным инженером на госпредприятии по производству средств связи. По возвращении из США они сыграли ключевую роль в развитии технологий в Китае в последние десятилетия, а Лю стал советником по выработке стратегии “Made in China 2025” ("Сделано в Китае 2025").

К 40-летию реформ Дэна, которое будет отмечаться 18 декабря, издание SCMP взяло интервью у всех трёх ученых, в настоящее время проживающих в Пекине. Им всем перевалило за 70 или даже 80 лет.

Их личные истории являются отражением того, как стажировки интеллектуалов в США и других странах помогли Китаю превратиться из беднейшей нации в технологическую сверхдержаву в течение 40 лет. Эта тенденция научных обменов в настоящее время затухает, так как администрация президента Трампа все больше беспокоится о технологических амбициях Пекина в разных областях от искусственного интеллекта до квантовых вычислений. США ввели ограничения на образовательные визы для китайских студентов.

В своих интервью трое ученых вспоминали свое пребывание в США, подчеркнув полученное тогда культурное потрясение. Они преодолевали препятствия в своих научных работах, а иногда прямо сталкивались с проверками американских спецслужб, которые внимательно следили за программой стажировки из-за её частично политического характера. Они приехали в США всего через несколько дней после установления дипломатических отношений и в преддверии визита Дэна Сяопина в Вашингтон.

"Дэн Сяопин принес интеллигенции весну. Если бы не его реформа и открытие границ, я бы не смог поехать за границу ", - констатирует Лю.

Во время культурной революции, когда школы и университеты закрывались, интеллектуалы вроде Лю были объявлены врагами Коммунистической партии наряду с капиталистами и помещиками. Лю работал металлургом днём и читал академическую литературу в библиотеке Университета Цинхуа ночью. Его настойчивость была вознаграждена, когда его пригласили принять участие в финансируемой государством программе стажировки за рубежом, которая была ключевой частью реформ Дэна.

"Это один из важных путей повышения уровня развития нашей страны, который даст результаты уже через пять лет", - сказал Дэн в июне 1978 года в ходе встречи с официальными лицами, включая тогдашнего министра образования Лю Ксияо. Кстати, через год после этого заявления в Пекине возобновились вступительные экзамены в образовательные учреждения. "Мы должны воспитать десятки тысяч [студентов], а не только несколько", - цитирует Дэна учебник по истории Коммунистической партии Китая.

Министерство образования Китая быстро придумало план. В сентябре 1978 года около 10 000 кандидатов со всей страны приняли участие в экзамене по иностранному языку для участия в зарубежной учебной программе. Одна треть из них прошла, около 800 кандидатов были отобраны для потенциальных исследований в США.

После многочисленных проверок, включая собеседование об их конкретных областях исследований, топ 50 кандидатов были отобраны в качестве первой партии студентов для учёбы за границей. Время было удачное. После десятилетий противостояния Китай и США начали игру в "пинг-понг дипломатию" в начале 1970-х годов. В апреле 1971 года команда США по настольному теннису посетила Китай, что проложило путь для визита Ричарда Никсона в следующем году. Это стало первым визитом действующего президента США в Китайскую Народную Республику.

Примерно через год две страны создали консульства в столицах друг друга в качестве шага на пути к официальным дипломатическим связям. На фоне потепления отношений Пекин направил Чжоу Пейуаня, главу Пекинского университета, в октябре 1978 года в качестве своего посланника в Вашингтон, чтобы обсудить планы обмена студентами.

Первая группа из 50 китайских ученых и экспертов в основном была отобрана из лучших ВУЗов Пекина, включая Пекинский университет, Университет Цинхуа и китайскую Академию наук. Позже центральное правительство позволило двум уважаемым профессорам математики из Пекинского университета присоединиться к ним без необходимости проходить длительное тестирование.

Вечером 26 декабря 1978 года 46 мужчин и 6 женщин попрощались со своими семьями (в некоторых случаях и с новорожденными детьми). Из Пекина они прилетели в Париж, затем пересели на рейс в Нью-Йорке. Каждый нес чемодан с двумя костюмами и пальто, которые правительство сделало специально для них.

По прибытии в аэропорт Джона Ф. Кеннеди Ву Баожэна, гинеколога и самого знающего английский язык на тот момент, попросили выступить с короткой речью перед американскими СМИ. Лю Байчэн, будучи лидером группы, разработал последние два предложения в этом заявлении (SULARU привело английскую цитату в оригинале, так как 3 грамматические ошибки [sic] являются значимым штрихом).

“Chinese people is [sic] great people, and American people is [sic] also great people. We come [sic] to the United States not only to study the advanced science and technology, but also to promote the friendship between our two peoples”.

"Китайский народ являются [sic] великим народом, и американский народ являются [sic] также великим народом. Мы приходим[sic] в Соединенные Штаты не только для изучения передовых наук и технологий, но и для содействия дружбе между нашими двумя народами", - процитировал сам себя Лю, повторяя слово-в-слово придуманное тогда.

По его словам, он подбирал слова тщательно, убеждаясь, что заявление касается двух "народов", а не двух "стран". Ведь, объяснил он, Китай не так давно клялся свергнуть американский империализм.

В последующие годы китайское правительство профинансирует сотни тысяч ученых для обучения в США и других промышленных державах, включая Германию и Японию. Сегодня, по данным министерства образования страны, более 600 000 китайских граждан учатся за рубежом.

28 января 1979 года Дэн, тогдашний вице-премьер Китая, совершил исторический визит в США после установления дипломатических связей между двумя странами. Среди толпы приветствующих его на Южной лужайке Белого дома на следующий день были большинство из 52 китайских ученых.

В то время 48 (из 52 ) ученых были вынуждены начать интенсивные трёхмесячные курсы английского языка, прежде чем они покинули Вашингтон и отправились в американские университеты. Как писала газета Нью-Йорк Таймс: "Их знание английского языка в настоящее время колеблется от отличного до минимального". Но оказалось, что язык был лишь незначительной трудностью по сравнению с теми, с которыми они столкнулись позже, пояснили SCMP три ученых.

Ян, эксперт по аэродинамике, провел свой первый год в университете Джонса Хопкинса в Балтиморе, где он увидел на церквях плакаты с предупреждениями против китайского влияния, против "красной бури". Во время своего пребывания в Балтиморе он получил два звонка от ФБР в рамках мониторинга правительством США посещающих студентов.

Летом 1980 года, Ян был переведен в Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе (UCLA) и жил в районе, где преобладали мексиканцы и афроамериканцы. Он рассказал, что однажды ночью его схватил за плечо чернокожий и спросил, есть ли у него навыки кунг-фу. Чтобы отогнать его, Ян тут же придумал своё совершенное знание стиля "Кулак дракона".

Что поразило трех ученых больше всего, так это огромный разрыв между Китаем и США, когда дело дошло до научно-исследовательских работ. Чжи, заводской инженер, рассказал, что для получения всего необходимого ему требовался один звонок по телефону в Университете Корнелла вместо часов езды на велосипеде по всему Пекину в поисках нужных компонентов.

Лю сказал, что у 10-летнего сына хозяина его дома в Мэдисоне, штат Висконсин, был компьютер, который китайский ученый никогда не видел. Чтобы наверстать упущенное, Лю записался на базовые программирования с магистрантами в университете штата Висконсин. На втором году в США Лю попросил перевода в Массачусетский технологический институт, чтобы углубленно изучать сопромат.

"Вы можете делать все, что хотите в американских лабораториях", - добавил Ян.

Живя на ежемесячной стипендии около $400 от своего правительства, китайские интеллектуалы пытались выжать максимум из их американского образования. Чжи работал шесть с половиной дней в неделю за исключения второй половины воскресенья, когда он стирал одежду. Лю засиживался до ночи в компьютерной лаборатории в штате Висконсин для изучения программирования.

Ян продлил свое пребывание в США с двух лет до трех лет и восьми месяцев, и в конечном итоге побывал в трех университетах, чтобы закончить свои исследования. Лучшие американские эксперты в аэродинамике работали в трех различных учреждениях.

"Если бы я не сделал каких-либо достижений, мне было бы слишком стыдно вернуться домой и увидеть моих соотечественников", - вспоминает Ян.

Но его задержка создала дополнительное напряжение. Во время своего последнего года в Калифорнийском университете, Ян поругался с другим китайским ученым, который прибыл в более поздней группе. Новичок настаивал, что из-за нежелания Яна возвращаться другие не могут закончить свои исследования.

Однажды, когда Ян проводил эксперимент в безэховой камере, он обнаружил, что заперт в комнате, которая была звуконепроницаемой.

"Я ничего не мог с этим поделать. Не было еды или воды. Я просто лежал и ждал", - рассказал он.

Почти сутки спустя, Ян Дачун обнаружил, что дверь разблокирована, и он смог уйти.

"Я не могу утверждать, что это был он", - отметил Ян, ссылаясь на китайского ученого, с кем он спорил. Но после этого эпизода он решил минимизировать личные и рабочие контакты с коллегой: "Я делаю свою работу, он делает свою".

В другой раз Ян спас китайского ученого, который пытался совершить самоубийство. "Оставь меня в покое. Ты должен позволить мне умереть ", - вспоминает Ян крики, когда нашёл коллегу в комнате с разрезами на горле. Ян схватил клейкую ленту, чтобы остановить кровотечение, и обратился за помощью к студентам судебно-медицинского факультета в общежитии университета.

По его словам, он не хотел звонить в полицию, опасаясь создания сложностей другим китайским студентам. Тогда коллега выжил и был позже доставлен в больницу в Сан-Франциско для лечения.

Когда их пребывание в США подошло к концу, ученые не захотели быть на чужбине дольше необходимого. В Мэдисоне Лю часто приглашали выступать перед учениками местной начальной и средней школы. После того, как студент средней школы спросил, не хотел бы он остаться в США, Лю процитировал текст американской песенки 19-го века, которую он выучил подростком в Шанхае: "Дом, дом! Милый, милый дом! Нет другого такого места, как дом" (“Home, home! Sweet, sweet home! There's no place like home”).

Лю вернулся в Цинхуа и стал одним из пионеров Китая в разработке цифрового моделирования различных ситуаций. Его запатентованное программное обеспечение помогло построить ключевую водяную турбину для проекта плотины «Три ущелья». В 1999 году Лю был введен в Китайской академии наук, высшая почесть для любого китайского ученого.

В 2014 год правительство пригласило его в качестве одного из экспертов-консультантов, которые внесли свой вклад в стратегический план «Сделано в Китае 2025», анонсированный в мае 2015 года. По плану экономика Китая должна ускоренно развивать промышленные отрасли с высокой добавленной стоимостью и уменьшить зависимость от импортируемых технологий.

Чжи работал в качестве высокопоставленного сотрудника в Министерстве промышленности и информационных технологий с 1985 по 1999 год, где он был ответственным за привлечение 10 млрд юаней для финансирования 863 проектов, которые были запущены в марте 1986 после поручения Дэна Сяопина. 15-летняя программа была направлена на развитие технологического потенциала Китая во многих областях, начиная от био- и сельскохозяйственных технологий до роботизации производства.

В 1983 году Ян опубликовал результаты своих экспериментов по турбулентности в соавторстве со своим наставником в Калифорнийском университете Джоном Лауфером, уточняя аспекты теории физики. В конце 1980-х и начале 1990-х годов Ян сыграл ключевую роль в создании лаборатории аэродинамической турбулентности в Пекине, которая в настоящее время является одним из мировых научно-исследовательских центров по этой тематике.

За последние четыре десятилетия технологическая мощь Китая выросла многократно. В настоящее время страна лидирует в таких технологиях как телекоммуникации, возобновляемая энергетика и инженерия инфраструктуры. В то же время Китай хочет догнать лидеров в других областях, включая робототехнику и полупроводники. Страна пока не имеет возможности производить много ключевых компонентов электроники и все еще полагается на зарубежных поставщиков для создания высокотехнологичной продукции.

В соответствии со стратегией "Сделано в Китае 2025", которую придумали такие эксперты, как Лю, Пекин намерен довести импортозамещение до уровня, чтобы 70% ключевых технологических компонентов производились внутри страны к 2025 году. В прошлом году китайский председатель Си Цзиньпин часто обращался к китайским ученым с призывом развивать основные технологии, чтобы уменьшить зависимость страны от импорта.

Тем не менее такая амбициозная государственная цель стала важным фактором в нынешней китайско-американской торговой войне. Наряду с обвинениями в краже американской интеллектуальной собственности она побудила администрацию Трампа ввести ограничения на экспорт американский технологий в китайские фирмы и усилить проверки китайских студентов, приезжающих в США для обучения. Лю возмущен действиями США.

"Что не так с развитием передовых технологий? Если они смогли сделать это, то почему мы не можем? " – воскличает 85-летний ветеран, отмечая, что стратегия "Сделано в Китае 2025" была вдохновлена аналогичными промышленными политиками в Германии и США.

Читайте подробности: